Прэтти вумен по-русски, или Лабиринт одной судьбы

Беттакки Лидия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прэтти вумен по-русски, или Лабиринт одной судьбы (Беттакки Лидия)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

«Фаина, Фаина» — из динамиков Центрального рынка раздавался мотив нашумевшего хита группы «На-На». Утренняя толпа людей гудела, несмотря на почти минусовую температуру. Кто-то продавал, кто-то покупал. Овощи, фрукты, сухофрукты. Бабушки с пирожками и беляшами. Возле рядов с валютчиками, обменивающими доллары на рубли или наоборот, выстроился ряд реализаторов растворимого кофе «Нескафе» и жестяных баночек с красной икрой. Я, симпатичная блондинка двадцати с небольшим лет, укутавшись в серую куртку с капюшоном, отделанным искусственным мехом, держала на бумажном разносе, сооружённом из картонной коробки, свой нехитрый такой же, как и у моих коллег по реализации, ассортимент.

— Что-то, Коля, сегодня товар никак не идёт! — закурив «ЛМ», пожаловалась я стоящему рядом валютчику.

— Холодрыга-то какая, Светка! Людей мало! Сам сегодня ни хрена ещё не выменял! — откликнулся переминавшийся от холода с ноги на ногу мужчина невысокого роста, одетый в дублёнку из мокрой кожи и кожаную кепку.

— Коля, мать болеет! Позарез нужны деньги на лекарство, — нервно докуривая сигарету, произнесла я.

— Понимаю. А что с мамой твоей-то?

— У неё сахарный диабет. В прошлом году прооперировали, удалили из почек камни. Но из-за неправильно поставленного наркоза вследствие осложнения развилась сердечная недостаточность. Плохо ей совсем. Кроме уколов инсулина, ещё и таблетки принимает сердечные. Работать не может. Всё лежит. Встаёт, только чтобы покушать приготовить.

— А отца у тебя нет? Прости за вопрос, — полюбопытствовал Коля.

— Когда-то был, да сплыл. Моя мать живёт с мужчиной уже много лет. Но он тоже не работает. Инвалид Советской Армии, получает пенсию. Но этого хватает разве что только на продукты, — вздохнула я.

— Сынок! Ты кушал? — послышался рядом женский голос. — Я вот игрушек прикупила для Веронички. И вот тебе хот-дог! Держи, кушай. Сегодня самый настоящий мороз! Ты хоть тепло оделся?

В пяти метрах от Коли и меня стояла женщина, мать одного из валютчиков. Крашеная блондинка плотного телосложения и невысокого роста. На вид ей было где-то около пятидесяти лет. По ее внешнему виду было нетрудно догадаться, что она не бедствует: модная замшевая дублёнка защитного цвета, песцовая шапка, дорогие сапоги и добротная сумка через плечо. Из поставленной рядом на землю брезентовой сумки выглядывали связка бананов и палка дорогой копчёной колбасы. Юноша высокого роста, торгующий валютой, уплетал хот-дог, принесённый заботливой мамашей. Женщина ещё о чём-то пощебетала с сыном, затем, распрощавшись с ним, направилась в нашу сторону, туда, где были ряды реализаторов кофе.

— Девушка! Будьте любезны, дайте мне банку кофе! — обратилась она ко мне, закоченевшей от холода, — и, пожалуй, две баночки красной икры.

— Мне очень жаль, но икры у меня осталась лишь одна баночка, — оправдывалась я, улыбаясь женщине, — хозяин сегодня всего две оставил. Завтра будет завоз.

Женщина разглядывала меня с ног до головы, как будто искала во мне что-то необычное и интересное.

— Значит, завтра у вас будет икра?

— Да, конечно. Приходите. Я вам оставлю, если хотите. Вам две баночки?

— Конечно, будьте так любезны, оставьте пару баночек. Я приду в это же время. Хорошо? — подмигнула женщина, снова сверля меня взглядом.

Женщина расплатилась за кофе и направилась в сторону рядов с овощами и фруктами.

«И чего она на меня так пялилась? Словно что-то выискивала во мне очевидное-невероятное, — я никак не могла понять. — Может, похожа на кого?»

— Колюня, мне пора! — засобиралась я. — Закоченела я сегодня. Торговли нет. Пройдусь по предприятиям ещё по дороге домой, попредлагаю кофе. Может, кто купит?

— Давай, Светик! Я тоже ещё часок постою — и на «хаус»! — ответил мужчина, потирая руки от холода.

— Тогда до завтра, дружище! — протянула я заледеневшую от мороза руку Коле.

— Покеда! До завтра! — пожал мою руку Николай.

Я собрала свой товар в спортивную сумку и направилась к выходу из Центрального рынка.

* * *

— А вот и я! — подошла женщина, улыбалась своей белоснежной улыбкой, — как и договаривались.

— Здравствуйте! Рада вас видеть! Вот отложила вам икру! — доставая из сумки жестяные баночки, обрадовалась я.

— Простите, а как вас зовут? — поинтересовалась вдруг женщина.

— Меня — Светлана, — я невольно улыбнулась этой особе.

— А меня — Арина. Арина Вадимовна, — протянула руку женщина. — Простите, если отвлекаю, но мне бы хотелось задать вам пару вопросов, если можно. Здесь рядом есть небольшое кафе, и мы могли бы выпить чай или кофе. Вы можете отлучиться ненадолго?

— Да, конечно, — согласно кивнула я, слегка удивлённая приглашением женщины. — Пойдёмте. Коля, я ненадолго отлучусь. Придёт Володя-поставщик, скажи: я перекусить пошла. Сумку с товаром оставлю возле тебя. Хорошо?

— Хорошо, беги. Если подойдёт, скажу.

Я молча последовала за женщиной, и через три минуты мы уже сидели за столиком в уютном кафе с атмосферой 90-х годов. Звучала лёгкая музыка группы Ace of Base. Женщина заказала у официанта два капучино и пирожные и начала меня расспрашивать.

— Светлана, так как я тебя старше, перейду на «ты», хорошо? Не обидишься?

— Да, конечно. Я не возражаю.

— Сколько тебе лет?

— Двадцать три, — откусывая заварное пирожное с кремом, ответила я.

— Прости за любопытство: а сколько тебе платят на твоей работе по реализации?

— Десять процентов от выручки. Иногда бывает больше.

— Копейки. Сущие гроши. А ты бы хотела зарабатывать больше? Ты ведь такая красивая и видная девушка, у тебя отличная фигурка, тоже следует заметить.

— Вы хотите предложить мне работу? — начала догадываться я.

— Я имею салон эротического массажа. У меня работают молодые и красивые девушки. И отлично зарабатывают.

— Что вы имеете в виду под эротическим массажем? — глаза мои округлились. — Проституцию?

— Милочка! Ну не надо сразу так волноваться! Ты подумай. Я ведь не тороплю тебя с ответом. Вот моя визитка. Как надумаешь, звони. Ну а сейчас мне, пожалуй, пора. Прости, дела.

Дама встала, подошла к барной стойке, расплатилась за заказ и, послав мне воздушный поцелуй, удалилась. Я же молча в ступоре смотрела на недопитый капучино. Захотелось курить.

Глава 2

— Что, маме снова плохо было? — спросила я у отчима, входя в квартиру.

— Да, Светочка. Только недавно скорая отъехала, — грустно кивнул головой отчим. — Опять был сердечный приступ.

Мой отчим — мужчина пятидесяти лет — жил с моей мамой уже довольно долго. Я была ещё подростком, когда мама привела его в дом. Поначалу у меня, девочки трудного подросткового возраста, никак не складывались отношения с чужим дядей. Но с годами я стала понимать, что моя мама болеет и ей всегда будет необходима мужская поддержка. Поэтому решила не вмешиваться в личную жизнь матери. Старалась просто не обращать внимания на замечания и придирки отчима, порой отнюдь не заслуженные. «Я всё равно скоро выйду замуж. Вот встречу подходящего человека, спутника жизни, и уйду жить отдельно», — успокаивала я себя. Но спутника как такового найти было непросто. У меня, разумеется, были поклонники и ухажёры. Да только всё не те. Кто нравился мне, те пренебрегали мной. Кому же я была по душе, мне были малосимпатичны. Как обычно и происходит у большинства людей. Вот и сейчас я встречалась с мужчиной на 10 лет старше меня, у которого была стабильная работа и своя строительная бригада. Но это всё же было не то чувство, о котором мечтала девушка моих лет. Поэтому с Сашей — так звали моего жениха — мы виделись всё реже.

— Доченька, это ты? — послышался голос матери, только что проснувшейся после сделанного укола.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.