Арифметика жизни. 1+2=2

Поздняк Наталья Сергеевна

Серия: Лавстори [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Арифметика жизни. 1+2=2 (Поздняк Наталья)

2+1=2

или два плюс один не равняется трем.

(арифметика жизни)

Глава 1.

Рано еще.

Тело кололо. Мелькали белые стены, незнакомые люди. Непонятный шум. Резкая головная боль. Сознание оставило ее.

Комнату освещал свет, за окном ночь. На стуле около больничной кровати сидела женщина с искаженным от волнения лицом. В коридоре слышны шаги. Реснички девочки вздрогнули, с усилием ей удалось открыть глаза: мама продолжала сидеть рядом.

- Дочка, Виола, - мама улыбнулась, и по ее красивому лицу покатились крупные слезы.

- Мама, прости меня, - говорить удавалось с трудом. Она вспомнила, что натворила и почему она еще жива? Не знала. Ольга Владимировна же тихо всхлипывала, поглаживая холодную ручонку дочери. В ее глазах не упрека - отражалась боль.

- Ничего, все пройдет, все хорошо будет, только не делай так больше, - прошептала она.

Слезы душили Виолу, она кивнула, осознавая свою глупость. Голова раскалывалась.

- Сергей, позови врача, - крикнула мама, когда медицинские приборы неприятно запищали.

« О нет! И папа здесь. Идиотка, умереть и то спокойно не смогла. Дура! Смотри теперь, как они мучаются» - ругала себя девочка, чувствуя, что задыхается.

- Дочка, - шептал папа.

Вокруг засуетились люди в белых халатах. Сознание вновь покинуло ее.

Она пришла в себя под утро, головная боль уже не так мучила. Виола поймала на себя взгляд. Это был папа, такой родной. Как она могла поступить с ними так? Девушка моргнула. Прогоняя непрошеные слезы.

- Поплачь, - посоветовал Сергей Степанович, улыбаясь грустно в усы. Канарейка послушно расплакалась, как плачут маленькие дети.

- Малыш, что же ты наделала, - и папа плакал.

- Не надо сейчас об этом, - мама посоветовала, приобнимая мужа, и не выпускала руку дочери из своей.

Сердце защемило: девочка впервые видела плачущего папу. Да и сейчас родители были близки, как никогда.

- Я вас люблю, - Канарейка осознала, что ради близких и родных стоит жить, ведь они не предадут!

Появилась надежда и опора, что кошмар закончиться скоро и будет все как прежде.

Как прежде уже не будет…

- Тетя Оля, как она? – в палату влетела Ворошилова Таня.

- В порядке, - отозвалась Ольга Владимировна.

- Мне уйти? – шепотом спросила Таня. Ольга Владимировна кивнула.

Таня медленно развернулась и пошла тихо к выходу. На душе плохо:

« Подруга детства чуть не свела счеты с жизнью! Почему я не оказалась рядом? Не поняла, что она задумала не ладное? Чертов Андрей!!! Убью! Сволочь!» - высокая темноволосая девушка шла стремительно по коридору. Белый халат развивался за спиной, словно крылья ангела.

- Татьяна, ты ей нужна. Зайти, - негромко позвал Сергей Степанович.

- Правда?
- девушка быстро подбежала к палате. Плохие мысли улетучились.

- Да. Ты ее лучшая подруга. Ей очень нужна поддержка.

Ольга Владимировна вышла за дверь, оставив девочек вдвоем. Подруги долго смотрели друг на друга. Слезинка стекла с щечки: Виола ужаснулась, что и эту взрывную брюнетку со сложным характером, больше не увидит никогда. Ведь подруга!

А Канарейка так нелепо хотела закончить их дружбу. Непростительно смертью дружбу портить! И летом должно исполниться им по 16 лет.

В 15лет слишком рано с жизнью разбираться.

Умирать всегда рано.

Глава 2.

Женя Потапов.

В дверях показалась голова с коротко стриженными черными волосами, под ежик. В первый миг Канарейка подумала, что это Андрей Дъяченко. Но это не он, увы, или наоборот все к счастью.

- Привет, я Женя, - парень полностью вошел в палату.

- Привет, а я Виола, - вяло ответила она, подумав, что паренек от скуки заглянул к ней поболтать.

- Отлично! Теперь я хоть знаю кого спас, - Женя уселся на стул.

- Спас? Ты? – девочка приподняла голову с белой подушечки.

- Да. Мост помнишь?

- Как такое забудешь, - поморщилась она.

- Надеюсь, ты больше не будешь пробовать так моржевать, а если захочешь, то скажи, я научу как надо, - парень улыбнулся добродушно.

- Ты морж? – Виола звонко засмеялась.

Женя пододвинул стул ближе кровати. Парень невольно залюбовался ею. Детские черты лица, светлые волосы, темно-карьи глаза. Вдруг ее смех прервался, совсем детским плачем.

- Ты чего?

- Спасибо, что спас, - прошептала она.

Действительно не могла же она сама подняться из ледяной воды. «Какая же я идиотка» - Канарейка принялась натягивать на лицо одеяло. Женя в это время что-то говорил.

- Мне уйти? – юноша поднялся. Ответа не последовало, он сделал шаг к двери. – Дурак. Вечно говорю, что думаю, - пробубнил он.

- Не уходи, - Виола открыла пол лица, высовывая голову из одеяла. – Скажи, пожалуйста, что ты делал на мосту?

- Бродил, - не сразу отозвался тот, хмуро, теребя ворот черной рубашки. – Я в тот вечер поссорился с другом и подругой.

- И ты решил искупаться?

- Вообще-то, нет. Просто я увидел тебя. Ты на моих глазах полетела вниз. И я за тобой.

Виола сморщилась: по телу пробежались мурашки. Стало страшно, что этот малознакомый добрый парень мог погибнуть из-за нее.

- А почему ты в больнице? – спросила тихо она.

- Да не удачно приземлился наверно: ногой ударился.

Только тут Канарейка заметила, что он хромает.

- И зачем ты только за мной отправился?

- А что я должен был стоять и смотреть, как другие?

Парень и девушка серьезно смотрели друг на друга.

- Ты в следующий раз думай, что делаешь! – изрек Женя.

- Следующего раза не будет.

- Вот и отлично! А то мать уже запилила…

- И почему моя мама такая? – девочка посмотрела в потолок.

- А при чем здесь твоя? – юноша перестал ходить по палате и в упор посмотрел на нее.

Канарейка пожала худенькими плечами.

- … у тебя такое имя странное «Виола». Виол, ты больше не делай так: все проблемы решаемы. И я не согласен, что мама моя сказала, что ты «глупая девчонка».

- Она права.

- Слушай, хватит плакать, - Женя подошел очень близко и снял слезинку с ее лица, – И ты совсем не глупая. Просто бывают моменты переклинивающие все.

- И у тебя так было? – Канарейка стёрла ладошкой назойливую слезинку.

- Не так как у тебя. Сломаться каждый может, - Женя протянул чистый носовой платок. – Вижу тебе не в терпеж нареветься. Я пойду тогда. А то еще главврач заметит меня.

- Тебя уже выписывают? – тихо спросила Канарейка, протягивая обратно платок.

- Спасибо, я не нуждаюсь, - весело улыбнулся парень, – через пару дней должны выписать. Я к тебе сегодня ещё приду, морали почитаю. Ладно, я потопал к себе на 3 этаж.

- А я на каком? – не хотелось отпускать нового друга.

Его голос успокаивал. В этом парне чувствовалась надежность. Хороший этот Женя – решила Канарейка.

- На 5. Я скоро вернусь, - ещё раз улыбнулся и скрылся за дверью.

И он вернулся. Почти через каждых два часа прибегал к ней. Виола перестала его смущаться. Ведь с ним так легко! Он как брат старший: поправит подушку или одеяло, таскает сладости.

- Привет, что уже не спишь? – Женя очередной раз прокрался к ней в палату.

- Уже нет, - Канарейка улыбнулась. – Который час не скажешь?

- Дело к обеду движется, - посмотрел на наручные часы Потапов.

- Даааа уж, я соня!

- Пока можно, пока нам не в школу. Я тоже только что встал и сразу к тебе.

Так начался их третий день знакомства. Иначе говоря, у Виолы вообще началась новая жизнь!! За которую она теперь будет держаться – ведь всё будет хорошо!

Мало сказать, что Канарейка была рада присутствию Жени. Хотелось, чтобы он не уходил, а поселился с ней в этой палате. Он такой удивительный добрый человек. Девчонка пыталась улавливать каждое его слово. Влюбилась ли она? Нет – не надо больше этого.

Влюбился ли Женя? Он сам еще не понял – недавно обжегся, как и Канарейка.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.