Агатангел, или Синдром стерильности

Сняданко Наталья Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Агатангел, или Синдром стерильности (Сняданко Наталья)

Широко известная в Украине журналистка и литературный критик, выпускница Львовского и Фрайбургского университетов, переводчица с немецкого (Ф. Кафка, Г. Грасс, С. Цвейг), польского (Ч. Милош, Я. Ивашкевич) и русского (Андрей Курков), Наталка Сняданко — одна из самых популярных современных украинских писательниц. После ярких перформансов в составе авангардистской литературно-театральной группы, многочисленных публикаций в журналах и антологиях, у Н. Сняданко вышел первый роман — «Коллекция страстей». Шумный успех романа привел к его переводам на польский, русский и немецкий языки. Писательница продолжает активно публиковаться в польской и украинской, а также немецкоязычной периодике.

«Наталка Сняданко в своем творчестве делает попытку серьезного, хотя и ироничнооформленного, осознания и переосмысления целого периода постсоветской истории. […] Взгляд на советские, перестроечные и постсоветские реалии „оттуда“, с другой точки зрения, для русского читателя может представлять особый интерес».

«Книжное обозрение»

Агатангел, или Синдром стерильности

(Роман)

Некоторые совпадения с реальными событиями не случайны, большинство действующих лиц не вымышлены, хотя и вряд ли захотят узнать себя в персонажах произведения.

Действующие лица (они же — исполнители)

Горислава Галичанко, ведущая рубрики «Досуг» ежедневной газеты «КРИС-2», девушка, безусловно, достойная внимания, даже несмотря на то, что ей вот-вот исполнится тридцать.

Пани Миля, почтальон с коммерческой жилкой и мечтательница.

Снежана Терпужко, журналистка, гордо рассказывает при каждом удобном случае, что пользуется духами «коко ч'eнел номер пять».

Мистер Арнольд Хомосапиенс, бизнес-консультант из Голландии.

Михаил Иванович Тычина, следователь, книголюб и неплохой любовник.

Агатангел, домашняя крыса, любит крабовые палочки.

Юлиан Осипович Незабудко, главный редактор газеты «КРИС-2». Партийный псевдоним — Дунек (но это секрет). Поэт и заботливый семьянин.

Пан Фиалко, заместитель пана Незабудко. Партийный псевдоним — Франек (хотя это тоже секрет). Экс-скульптор и талантливый ботаник, вывел растение под названием «Затужила галичанка».

Пан Маргаритко, заместитель пана Незабудко и пана Фиалко. Партийный псевдоним — Генек (излишне говорить, что это секрет).

Пан Штуркало, ответственный секретарь.

Олежка Травянистый, верстальщик с сомнительной репутацией.

Соломон Айвазовски — загадочный и эрудированный, в душе — романтик, что он старательно скрывает, возможно, даже от себя самого.

Шарлотт — прекрасная и отсутствующая.

Степан Волк, 13-й коммерческий директор «КРИС-2».

Рекламный отдел, ничем, кроме фамилий, не характерный.

Панько Овочевый, в приватном общении — Лёня.

Инвестор, вообще персонаж второго плана.

Полуботок-Свищенко, корреспондент «КРИС-2».

Профессор Полуботок-Свищенко, основатель клиники Шато д’Амур и «украинского метода лечения психических заболеваний».

Эвелина, соседка Гориславы, скрипачка.

Марк, сосед Гориславы, концертмейстер.

Семен Иванович, бизнесмен, владелец первых в Тигирине секс-шопов.

Люба, старшая любовница Семена Ивановича.

Лиля, младшая любовница Семена Ивановича.

Юрик, случайный персонаж.

Veritas на дне бутылки

Юлиан Осипович Незабудко проснулся от сладко-тревожного ощущения в паху, которое могло свидетельствовать только об одном, и именно об этом оно свидетельствовало. У него была утренняя эрекция. Главный редактор ежедневной тигиринской газеты «КРИС-2» — так называется должность нашего героя — улыбнулся то ли потолку, то ли себе самому (на потолке в спальне было зеркало) и вздохнул с облегчением. Когда тебе заметно за сорок, каждая утренняя эрекция, а тем более с сильного похмелья — это «немного событие», как сказал бы, пренебрежительно усмехаясь, пан Незабудко, если бы речь шла о ком-то другом. Но поскольку дело касалось его самого, то он только скользнул рукой под одеяло и с облегчением вздохнул, удостоверившись, что сладко-тревожное ощущение его не подвело. Все мы любим выглядеть ироничными за чужой счет.

Пан Незабудко бодро вскочил с кровати, замурлыкал «Ви а зе чемпионс, май френд» и пошел под душ, победно наблюдая, как даже струи теплой воды не сразу размыли гордое остолбенение у него в паху. Где-то он читал, что эрекция «с бодуна» — явление почти автоматическое и свидетельствует не столько о молодости организма, сколько о повышенном давлении на какие-то там железы, поэтому такая эрекция не исключает коварного приближения простатита. Но Юлиан Осипович был оптимистом и радовался каждой утренней эрекции, хотя жаловаться на свой организм в плане сексуальных возможностей ему однозначно еще рано. Жаль, что супруга в командировке, и не с кем разделить скромную половую радость. Хотя, с другой стороны, хорошо, что она в командировке, поскольку вряд ли ей понравился бы запах у него изо рта, который даже самому Юлиану Осиповичу не очень нравился, когда он выдыхал в близко подставленную к губам ладонь и принюхивался. Пан Незабудко каждое утро проверял таким образом, не несет ли у него изо рта, потому что и сам не очень-то любил, когда у кого-то несло изо рта. Сегодняшний перегар вызывал туманные воспоминания о том, что вечер закончился пивом, а это жене точно бы не понравилось. Юлиану Осиповичу это тоже не нравилось, но не нравилось уже сегодня, а вчера почему-то — наоборот, нравилось. И хуже всего, что так бывало всегда.

Поэтому то, что его жена Нелли уехала в командировку, вообще-то хорошо. Ведь Нелли, как и преобладающее большинство жен, негативно относится к появлению мужа в нетрезвом состоянии. Хотя и не устраивает в таких случаях сцен, не укоряет, не бьет посуду. И этим только усиливает чувство вины на следующее утро, которое в свою очередь усиливает бодун, и это, в отличие от эрекции, повторяется каждый раз. Юлиан Осипович не любил появляться на глаза жене в нетрезвом состоянии. Вроде бы ничего особенного не происходило, но каждый раз после ее молчаливого, но красноречивого взгляда у него надолго пропадало желание задерживаться с друзьями на пиво и, наоборот, возникали тревожные подозрения, что жена им манипулирует, а это, в общем-то, не очень хорошо, если вспомнить про мужскую честь. Больше всего Юлиан Осипович боялся попасть жене под каблук. Даже не так: он боялся, что про него подумают, будто он под каблуком, потому что, если быть совсем честным, на самом деле нечто подобное давно уже произошло. Юлиан Осипович все еще не осмеливался сознаться себе в том, что ему нравится такое распределение ролей. Хотя это и противоречило заученному с детства правилу, что главой семьи должен быть муж, — последствия воспитания доминантной матерью, сказал бы про это его львовский друг, психоаналитик, если бы пан Незабудко сознался ему в своих подозрениях, но пан Незабудко ни за что не сознается, и это уже влияние отцовского воспитания, поскольку отец был типичным примером того, что происходит с мужьями, которые попали под каблук.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.