Рожденный под счастливой звездой

Верхова Екатерина Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рожденный под счастливой звездой (Верхова Екатерина)

- Этот кусок мяса не принадлежит нашему племени!
- выкрикнул Ракх, глядя на новорожденного ребенка, завернутого в шкуру дикой кошки. Мальчик спал, беспокойно вздрагивая, как после долгого плача.

- Именно, - выкрикнул Шаман, презрительно морщась, - Великий Гогд не станет принимать под свою защиту это отребье!

- Такой выродок наверняка приведет к нам злых духов с той стороны! Великий Гогд будет зол и нашлет на нас голод и наводнение!
- вторил ему Бул, ученик шамана.

Ближайшее окружение вождя племени Хдобхар - Совет Старейшин - специально собралось, чтобы обсудить судьбу небогорожденного ребенка. Небогорожденными в племени называли тех, чьи матери не связали себя обрядом принадлежности к мужчине. Их считали грязью под ногами, негодными даже на корм крокодилам. Обычно таких женщин изгоняли из племени, поставив на лоб клеймо "галинхар", что означало "шлюха".

Вождь племени Хдобхар - Раног, "рожденный, чтобы править" - исподлобья разглядывал женщину с еще незажившей меткой. Дрожа от страха, галинхар забилась в угол и пыталась понять как поступить: ее разрывали противоречивые чувства - с одной стороны, мать хотела защитить свое чадо от Совета Старейшин, спрятать его, прижать к груди, но с другой - галинхар понимала, что любое движение к младенцу может быть неправильно понято и воспринято как неповиновение воле вождя. Женщине оставалось только надеяться, что ее дитя будет жить.

Раньше галинхар звали Нирами, что означало "добрая, мягкая". Но теперь у нее другое имя, теперь она вынуждена отказаться от покровительства Великого Гогда из-за ее небогоугодного поступка.

- Ни к чему племени такой позор! Галинхар надо изгнать, а отродье на корм крокодилам!- сокрушался Ракх, эмоционально размахивая руками, на которых поблескивали деревянные браслеты, отгоняющие злых духов. Такое украшение получал каждый житель племени, когда проходил испытание воина, и лишался его, если Советом было принято решение об изгнании.

- Не слишком-то они насытятся, - усмехнулся вождь Раног. Присутствующие вздрогнули. До этого момента вождь молчал, и его слова могли означать только одно - он принял решение.

- Отребье разгневает богов и пострадает все племя! Вы, как вождь, должны оберегать свой народ!
- настаивал на своем Ракх - второй в племени и Совете после Ранога.

- Не забывайся, - спокойно ответил вождь.
- В последнее время мы обрекли на изгнание слишком многих. Племя вымирает. Нас становится меньше. А мужчины ослабли до того, что не могут пройти даже первое испытание! Кто будет защищать поселение и женщин? Нам нужно вырастить достойных потомков!

- Но Великий Гогд...

- Именно поэтому я предлагаю подождать до первого испытания. Либо ребенок выживет и сможет жить в племени, либо умрет. На все воля Великого Гогда.

- Но мать надо изгнать!

- И кто тогда будет кормить ребенка? Обязать другую женщину? Так она его придушит при первой же возможности.

- На все воля Великого Гогда, - заметил Бул, понимая, что он занимает слишком низкое положение в племени для того, чтобы оспаривать решение вождя. К тому же ученику шамана было откровенно плевать на выродка: сдохнет - хорошо, нет - ну и ладно.

- Молчать!
- резко произнес вождь.
- Мое решение таково: Галинхар с ребенком остаются в племени. Пострадают от травли остальных жителей племени, значит, слабые и бесполезные, и никакого испытания не потребуется!

- Но...

- Это мое решение, - спокойно, но жестко произнес Раног.
- Нирами, забирай ребенка и иди в паланхар. Теперь ты и мать, и кормилица. Не думаю, что ты можешь рассчитывать на кого-то, кроме себя.

- С-с-спасибо, - прошептала она иссохшимися губами. О таком Нирами и мечтать не могла. Им сохранили жизнь!

Женщина подошла к ребенку и аккуратно взяла его на руки. Мальчик родился кучерявым, что по приметам предрекало ловкого и сильного воина. Она вспомнила, как ей пришлось перерезать пуповину старым костяным кинжалом. В её глазах застыли слезы. Тогда ей никто не помог, все отвернулись.

Я назову тебя Нокихар - "Рожденный под счастливой звездой", - решила она и нежно поцеловала младенца, который был лишен обычая племени получить имя от отца. Клеймо жгло лоб позорным напоминанием, но женщина приняла решение сохранить в тайне имя отца ребенка.

- Галинхар, - окликнул вождь, когда женщина подошла к выходу. Нирами вздрогнула: ей показалось, что вождь сейчас скажет, что сыграл злую шутку, что они с сыном достойны смерти, - ты отказываешься сообщать Совету, кто является отцом ребенка?

- Я не знаю, - соврала Нирами, пряча глаза в пол. Это был первый раз, когда она отважилась соврать Совету. Но теперь их связь с Великим Гогдом разорвана, поэтому уже не так страшно.

- Ступай, - кивнув своим мыслям, произнес Раног.

Нирами вышла из паланхара вождя и, наконец, вздохнула полной грудью. Обошлось. Звездное небо над головой извещало о глубокой ночи. Жители племени спят, а, значит, можно спокойно идти в свой, располагавшийся на самом краю поселения.

"Мы с тобой одни. Нам будет трудно, но я сделаю все, чтобы ты был достойным мужчиной, Нокихар, рожденный под счастливой звездой"

Прошло семь лет.

- Нокихар, что случилось?
- спросила Нирами, не отвлекаясь от своего занятия: проделать в зубе дикой кошки дырку, вдеть жилу тонкой палочкой и вшить в шкуру. Именно так выглядело украшение мужского наряда для обряда принадлежности. "Может, хоть этот удастся обменять на хороший костяной кинжал для предстоящего испытания Нокихара".

- Ничего, - буркнул мальчик, помогая матери отбирать лучшие зубы для наряда.

- Нокихар, у тебя огромный синяк на пол-лица, порезаны руки и огромная ссадина на колене. Опять по джунглям бегал?

- Да, по джунглям, - ухватился за спасительную подсказку мальчик. Ему совсем не хотелось рассказывать матери про то, как подрался с мальчишками, когда те начали оскорблять Нирами позорным прозвищем "галинхар", а его самого - "небогорожденным ублюдком". Мальчишек было много, Нокихару не удалось побить их всех, а потом и вовсе пришлось бежать, когда те взялись за острые камни.

"Ничего, посмотрим еще, кто из них пройдет самое важное первое испытание! Это они под материнским крылышком сильные, а вот останутся одни... " - размышлял мальчик.

- Врешь, - спокойно заметила Нирами.

- Нет, мам, правда, по джунглям!
- упрямо произнес Нокихар.

- Подрался?
- вздохнула женщина, откладывая вышивку.

- Они сами начали, - шмыгнул носом ребенок, признавая поражение.

- Я тебе сколько раз говорила не обращать на них внимание? Обзываются? Молча иди мимо. Берут палки, беги.

- И что же, теперь всю жизнь бегать?
- удивленно вскинул брови мальчишка.

Нирами вздохнула, как объяснить ребенку, что от подобного клейма, которое носила она, не избавиться? Ее всю жизнь будут считать галинхар, осуждать и издеваться, а он - ее сын - значит, ему будет еще сложнее. Нокихар чуть ли не каждый день приходил с новыми синяками и ссадинами, полученными в драках. Несколько раз ему перепадали побои и от взрослых жителей племени. Иногда мальчик не мог нормально передвигаться несколько дней, приходилось бегать к ученику шамана, Булу, и молить о снадобьях для сына. Для этого Нирами приходилось оказывать некоторые услуги, из-за которых она уже и сама считала себя галинхар.

- Милый, не ходи по поселению. В ближних джунглях нет злых людей, а с мелкими хищниками ты справишься, даже у них сострадания больше, чем в нашем племени, - с досадой произнесла Нирами, возвращаясь к работе.

- Ничего, я им еще покажу, что никакое я не отребье, - прошептал себе под нос мальчик.

Мать не услышала, она думала, с кем попытаться договориться об оружии. Ее сын должен выжить.

Нирами давно стала замечать, что Нокихар один из немногих мальчишек в племени, кто уже умел охотиться и рыбачить.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.