Негр и белые школьницы

Десадов Марк

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Марк Десадов (перевод):Негр и белые школьницы

Это - 5 историй, рассказанных Джимом Лонгером своему соседу в Ожоговом Центре перед смертью. Во время охоты на очередную жертву Джим был схвачен ее отцом. Потом ку-клукс-клан, связанный Джим, костер. Ну а полиция, как всегда, приехала поздно, хотя Джим был еще жив. Итак,

История первая

Как-то ранним вечером, устав от ругани со своей коброй, я вышел пройтись. Достала меня и она, и вопли наших пятерых детей (а у меня еще есть 11 от других баб). В последнее время я думал насчет того, что надо бы немножко кровь разогнать. Может я не слишком шикарен, или слишком преуспел, или слишком красив, но точно у меня есть одно дело, которое хорошо получается, это изготовление потомства. Черные люди всегда этим отличались, а я даже больше, чем другие. Как только добираюсь куда надо и кончаю, из моего семени младенцы всегда получаются.

Было уже темно. Ноги сами вывели меня к средней школе. Шел я по дорожке позади открытой трибуны и только выбросил сигарету, как заметил вдали белую девку, только что вышедшую из гимнастического зала. На ней была школьная спортивная форма - короткая юбка и свитер. Я думал, что она пойдет на автостоянку, но вместо этого девчонка двинулась поперек футбольного поля. Видно, она собиралась пойти по дорожке, начинающейся позади открытой трибуны.

Я наблюдал за ней. Вообще-то я не люблю белых людей, а белых шлюшек в частности. Я думаю, бабы хороши только для одного - рожать и воспитывать младенцев. А тут такая светская белая стервочка. Выросла, небось, в хорошем белом семействе, поступит потом в институт, выйдет за какого-нибудь белого парня. Будут они жить в хорошем пригороде, купят несколько шикарных машин, и, уверен, на меня и не посмотрят. Люблю я ставить таких сволочей на место. И способ есть хороший для этого.

Я заметил, что место прекрасно подходило - оно было пустое и темное. Никого вокруг не было. Только на ближайшем шоссе было движение, больше никаких звуков. А тут только я и этот подросток в короткой юбочке. Мой большой черный член начал подниматься. Я улыбнулся, ну сейчас начнется представление.

Я побежал вниз по дорожке к задней части трибуны, где девчонка должна была быть через пару секунд, скрылся за деревом и вынул нож (я всегда ношу хотя бы один). Я внимательно следил за ней из-за дерева - она повернула и пошла прямо ко мне.

Сучка эта была среднего роста, с длинными темными волосами. Очень симпатичная, с особым невинным взглядом, который бывает только у совсем молоденьких белых девушек. Я думаю, что ей было лет 15 или 16. На ней был такой толстый свитер, что под ним ничего и не видно, но зато из-под короткой белой юбки торчали красивые стройные ножки. Она может и была очень молодой, но, судя по ногам, вполне созрела. Мой член поднялся, затвердел и стал высшего качества, пока я смотрел, как эта наивная дурочка идет прямо ко мне, а ее бедрышки так изящно двигаются.

Она подошла поближе. Я был все еще позади своего дерева, она меня не видела и прошла мимо. Несла она маленький ранец, были в нем, наверняка, только книги и тетрадки с домашним заданием. Ее темные волосы были длинными и густыми, сзади они были перевязаны атласной розовой лентой.

Рыча я прыгнул на нее. Прыгнул как животное, сразу закрыл ей рот ладонью и бросил на землю. Она пронзительно закричала, а я взгромоздился на нее и поднес нож к горлу. Впервые я близко увидел ее лицо. Она была действительно симпатичная, с большими карими глазами, маленьким обиженным ротиком и высокими скулами с несколькими разбросанными на них веснушками. Сучка испуганно посмотрела на меня и снова закричала. Я ударил ее по щеке и переместил нож так, чтобы она могла его видеть.

- Заткнись, шлюха,- зарычал я на нее.

- Пожалуйста, мистер, не режьте меня, - хныкала девчонка.

Она боролась подо мной, я чувствовал ее тело и это привело мой член в безумие. Еще раз я крепко врезал ей по щеке и выкрутил руки за спину:

- Молчи, белая сука, а то получишь еще! Ни звука! Будешь точно делать, все, что скажу, а то зарежу,- ясно?

Она что-то еще умоляюще пробормотала, но прекратила бороться и кивнула головой. Смотрела она на меня совершенно беспомощно. Я чувствовал нежный запах ее духов и мягкие изгибы девичьего тела, тяжело дышал, а в моих трусах колотился член. Но у меня уже был богатый опыт такого общения с белыми телками, так что свое дело я знал твердо.

Я засунул руку ей под юбку, схватил трусики и залез в них пальцами. Она снова завизжала и забрыкалась. Мы опять начали бороться, я это очень люблю. Я потянул ее трусики вниз и попробовал снять их, но она вырвалась, сумела вскочить и попробовала бежать. Я снова схватил ее и бросил на землю. Потом опять забрался под юбку, сорвал трусики и отбросил их куда-то в сторону. Девчонка закричала “НЕТ !” и стала сопротивляться еще интенсивнее. Я даже удивился, насколько сильной была эта маленькая сучка. Мне потребовались все силы, чтобы продолжать придавливать ее и одновременно пытаться достать член. Но эта борьба только возбудила меня, а орган, кажется, еще никогда не был настолько длинен и тверд.

Наконец, я вытянул его из штанов. Ее глаза в ужасе округлились, ведь в лунном свете сучка увидела всю красоту и размеры моего черномазого дружка. Она уже поняла, что будет дальше, ее глаза полыхнули ненавистью. Может, она не любила черных? Ну ничего, как только я закончу с нею, она на деле познакомится с нашей работой. А главное, внесет собственный вклад в увеличение черной расы.

Я рванул вверх ее юбчонку. Сначала она пыталась сопротивляться, но я быстро задрал юбку намного выше талии. Из-за этого, правда, я уже не мог легко снять с нее свитер, а я очень хотел увидеть колыхания ее молоденьких белых сисек, я всегда люблю это наблюдать. Да ладно, нельзя иметь все сразу, могу это сделать и со следующей сучкой.

Всем весом я придавил ее, поудобней улегся и, наконец, почувствовал, как мой горячий черный член первый раз дотронулся до ее мягких прохладных ног. Лучше чем крэк, лучше чем виски! Я еле сдержался, чтобы сразу не кончить! Она, конечно, изо всех сил напрягла и сжала бедра, как только почувствовала мой голодный член, стремящийся ее проткнуть. Это небольшая сука не хотела облегчить мне работу.

- В чем дело, шлюха? Ты не хочешь получить черномазое семя? Слишком хороша для этого?

Я опустил руки вниз меж ее бедер и попытался их раздвинуть. Кожа на внутренней стороне ляжек была такой мягкой и шелковистой, что я не удержался, погладил, а потом ущипнул. От боли она взвизгнула.

Несколько минут мы боролись, я руками и коленями пытался развести ее ноги. Наконец мне это удалось и я пододвинул орган к ее щелке. Я надавил, но она, корчась, приподнялась на несколько дюймов, так что я промахнулся. Мы повторяли это несколько раз и постепенно я все-таки полностью раздвинул и зажал ее бедра.

И, наконец, я в ее воротах! Сучка уже устала и только повизгивала, не кричала. Я с наслаждением смотрел, как ее тело крутится в грязи, как на ее длинные черные волосы, распахнувшиеся широким веером, налипает мусор, плевки и окурки. И тут я обнаружил то, на что и надеялся: она была девственница. Если бы это была черная девушка, не меньше полусотни парней уже прошли бы через нее, и было бы у нее не меньше пары детей. Но эти белые бляди слишком хороши для этого, а белые парни - медленное и нерешительное говно. Вот почему любой белый когда-нибудь хочет быть черным. Так или иначе, а у этой сучки я собирался стать первым.

Она изо всех сил напряглась, но я продолжал медленно вдавливаться в нее…

- Боже, НЕТ! Нет… нет…- она задохнулась и попыталась, изогнувшись, освободиться от меня, а я продолжал держаться на ней и снова и снова, интенсивнее и интенсивнее вдвигался в ее внутренности. Ее глаза смотрели прямо в мои, ее небольшой рот сморщился в гримаску, ведь на моем лице она видела только животную похоть. Девчонка чувствовала отвращение, я знал это, но это было говно. Я собирался быть тем, кто я есть, независимо от того, на что она могла бы надеяться.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.