Кто в реке живет

Архангельский Владимир Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кто в реке живет (Архангельский Владимир)

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР

МОСКВА 1956

КТО В РЕКЕ ЖИВЁТ

Однажды утром мы сидели с Колей на берегу залива.

День был хороший: тёплый и ясный. Река блестела от солнца. За ре-

кой раскинулся большой колхозный луг. Оттуда, из нескошенной травы,

смотрели на нас сиреневые колокольчики и белые ромашки. И маленькой

звенящей точкой над лугом казался жаворонок в синем небе.

Над водой летали береговые ласточки. Они ловили мошек и бабочек и

залетали в гнёзда, похожие на дырки в крутом берегу. Накормив птенцов,

ласточки с весёлым писком вылетали из гнёзд и снова продолжали свою

охоту.

Синие стрекозы-красотки порхали над водой и садились отдохнуть то на

веточку ивы, которая склонилась над рекой, то на тонкий стебель тростника.

У самого берега из воды тянулись молодые хвощи с острыми вершин-

ками. На каждом стебельке у них были красивые коричневые кольца. Рядом

с хвощами торчали метёлки молодой осоки.

На воде легко держались зелёные лепёшечки ряски. И от каждой лепё-

шечки, как нитка от пуговицы, тянулся короткий корешок с присоской.

Чуть дальше от берега росли в реке кувшинки. Они распластали по воде

широкие резные листья с большими белыми цветами.

Я рассказал Коле про эти цветы.

Каждый день они распускаются часов в семь утра. Весь день они поворачивают свои ча-

шечки в ту сторону, где стоит солнце. Поздним вечером цветы кувшинки свёртываются и

погружаются в воду. Там они и ночуют. А утром снова выходят из воды и весь день смотрят на

солнце.

В тихой, спокойной воде залива кто-то плескался, квакал, урчал, пускал пузыри.

— А кто в реке живёт? — спросил я Колю.

Он сидел голышом на горячем песке и смотрел на мохнатого шмеля. Шмель сел на коло-

кольчик и так согнул стебель, что цветок опустился почти до самой земли.

Мальчуган встрепенулся и задумался. А в это время какая-то крупная рыба так ударила

хвостом по воде, что маленькие рыбки серебристыми брызгами разлетелись

в разные стороны.

— Рыба и щука. Вот кто! — ответил Коля.

— Эх ты, чудак-рыбак! Да разве щука не рыба?

— Она всех рыб ест.

— А давай поглядим! — предложил я, и мы спустились к воде.

По спокойной глади залива сновали удивительно лёгкие насекомые с

длинными ногами.

Прыг, прыг! — носились они по воде, сталкиваясь носами, и разбега-

лись в разные стороны.

Целый день они вот так измеряют воду, бегая возле берегов. И за это

их прозвали водомерками. А нырять и плавать они не умеют.

Я поймал одну водомерку и осторожно опустил её в воду. Она выскочила оттуда, как пробка, показала нам серебристое волосатое брюшко и понеслась по заливу, почти не оставляя

следов.

Вдруг все водомерки кинулись к мотыльку: он пролетал над рекой и упал в воду.

Возня поднялась, драка!

Но добыча им так и не досталась, потому что над водой показался большой тёмный

жук. Он раскинул задние ноги, перевернулся вниз головой и выставил из воды кончик рыжего брюшка.

Водомерки бросились врассыпную: кто куда!

Но жук-плавунец не погнался за ними. Он был сыт и просто вылез подышать свежим воздухом. И выставил он не голову, а хвост, потому что там у него расположены дыхальца.

Надышался жук, сильно взмахнул ногами и нырнул. И за ним потянулись пузырьки до самого дна, куда он опустился.

Блестящий чёрный жук-вертячка носился кругами возле осоки, словно

его привязали за ногу ниткой.

А попробуй-ка, поймай его!

И рукой не схватишь и сачком не подцепишь! Он очень ловкий и очень

зоркий. Так у него глаза устроены, что смотрит он сразу и на дно реки

и на небо. И ни с какой стороны к нему не подберёшься.

— Змея! — вдруг крикнул Коля и схватил меня за руку.

Но это была всего лишь большая чёрная пиявка. Она плыла под водой,

извиваясь, как змея, поднимая то хвост, то голову. •

На песчаном дне ползали какие-то жучки, клопы. Среди них мелькнул

гладыш, похожий на семечко подсолнуха. И плыл он по особому: на спине.

Он очень шустрый и плавает быстро, почти как рыба. Но в руки

его брать не нужно: он может проколоть кожу и впустить ядовитую

слюну. Вот почему гладыша называют «водяной осой».

Недалеко от берега спокойно лежала на дне большая

ракушка-беззубка. Она недавно передвинулась с места на

место, и за ней на песке виднелась неглубокая дорожка.

— Как бы нам поймать ракушку, не залезая в воду? —

спросил я Колю.

— Не знаю.

Я отрезал веточку ивы, очистил её от листьев и сунул в воду.

Там я дотронулся до ракушки, где у неё была щёлочка между створками.

Створки сейчас же закрылись наглухо и зажали ветбчку, как клещами. Я дёрнул — и

ракушка очутилась на берегу.

Коля схватил и прижал её к груди.

— Не нужно, — сказал я. — Зачем она тебе? Вбт пойдём рыбу ловить,

тогда и пригодятся нам такие ракушки. А сейчас давай «блины печь».

— Блины? — удивился Коля.

— Да.

Я размахнулся и сильно запустил ракушку в реку. Она ударилась боком об воду, подпрыгнула, пролетела по воздуху, снова упала, опять подпрыгнула. А за ней на воде оставалась прямая длинная цепочка следов.

И каждый круг на воде был похож на большой блин. Ударяясь об воду и

подпрыгивая, ракушка долетела почти до другого берега и скрылась на дне.

— И я так хочу! — закричал Коля.

Поймали мы ещё одну ракушку. Коля размахнулся и запустил её в воду, но она сразу же утонула.

Я засмеялся:

— Ну, брат, тебе ещё подучиться надо! А сейчас давай искупаемся.

Я тебя поучу плавать, а потом пойдём завтракать.

И мы отправились на своё любимое местечко на реке, где текла чистая

вода и где не было ни пиявок, ни гладышей...

СТРЕКОЗА и ЛЯГУШКА

Большая сосна росла над песчаным обрывом.

От её широкой кроны ложилась на берег длинная тень, и под сосной не

было душно даже в самый жаркий день.

Ветерок свободно гулял под деревом. От реки всегда тянуло прохладой.

Нагретая солнцем хвоя так приятно, вкусно пахла смолой.

Я любил сидеть под этой сосной, когда возвращался с прогулки по лесу.

Коля знал это. И когда ему хотелось найти меня, он бежал к сосне.

Так было и в тот день, о котором я хочу рассказать.

Коля принёс книжку с картинками, поздоровался со мной и сказал:

— Мама говорит, что тут написано про голубую лягушку. А разве такая бывает?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.