Корейские легенды (миниатюры)

Ким Сан Нам

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Корейские легенды (миниатюры) (Ким Сан)

Корейские легенды, миниатюры. Дымхо

Ким Сан Нам.

Первые лучи солнца только-только начали пробиваться сквозь редкие ветви растущих на склонах гор сосен, а деревня уже давно проснулась, и рябой пастух уже вывел тощих деревенских коров на прошлогоднее рисовое поле. Сан Нам выскочил во двор, на ходу надевая ветхое кимоно, которое досталось ему по наследству от покойного мадабая [1] Ким Ира. По пути он успел пнуть ногой одноглазого кота, сидевшего на пороге: возмущенно взвыв, кот стрелой понесся к бабушке, в ее кудури кханы [2] .

Вдоль ветхого забора, на котором приплясывал петух, пытаясь привлечь своих несушек, Сан Нам пробежал к сараю. Он осторожно достал спрятанный за ним обруч от бочки, который накануне стащил у кузнеца Ван Ни, вынул из-за пазухи кусок выцветшей ткани, отрезанный от старой бабушкиной рубашки, и начал приделывать ее к обручу. В конце концов ему удалось натянуть и закрепить ткань так, как он хотел – и его самодельный мольберт был готов. Осталось поставить его у забора, но обруч с лоскутом никак не хотел вставать вертикально, падая от малейшего дуновения ветра. Наконец, Сан Нам смог установить его прямо, после чего сбегал за остывшими углями, которые достал из глиняной печи и сложил в медное ведро.

Тем временем солнце уже поднялось до верхушек самых высоких сосен и теперь ярко освещало гранитные стены ущелья с бегущей по нему сверкающей стремительной рекой. Сан Нам, прикрывая глаза сложенной козырьком ладонью, любовался красотой родной долины, наполняющейся солнечным светом. У подножия горы он заметил фигуру отца: тот шел по направлению к ячейкам с рисовой рассадой, казавшимся издали крошечными сотами, неся на плечах коромысло с двумя ведрами воды, и его круглая широкополая шляпа покачивалась с каждым шагом.

Вот уже девятнадцать весен Сан Нам изо дня в день видел, как его отец и соседи с неутомимым трудолюбием и заботой ухаживали за рисом. Он и сам помогал им в этом, но сегодня у него было занятие поважнее. Взяв из ведра угли, Сан Нам подошел к своему самодельному мольберту и начал рисовать. Казалось, что руки его танцуют, выделывая невероятные пируэты и оставляя на ткани легкие следы угольков, которые складывались в затейливый рисунок. И вот, словно по волшебству, старая ткань под рукой мастера превратилась в живое, будто дышащее полотно, на котором легкая дымка, поднимаясь от недавно проснувшейся земли, окутывала бирюзовые горы, а быстрая речка, журча по камням, несла свои сверкающие воды в дальние края. На ветхом заборе среди бамбуковых прутьев висела удивительной красоты картина, на которой словно бы застыло время. Солнце уже было высоко в небе, а на картине юноши оно навсегда остановилось у вершины горы.

За спиной у него раздался кашель и сердитый голос произнес:

– Мальчишка, что ж ты не подождал меня сегодня?

Обернувшись, Сан Нам увидел своего четвертого адибая [3] , который стоял, опираясь на бамбуковый костыль.

– Четвертый адибай, я заходил утром к вам в маги, [4] но нашел там только ваш кисет, оставленный на кудуре [5] .

– Ладно-ладно, адыри [6] , я не сержусь. Я на самом деле похвалить тебя хочу. Три лунных дня назад я с раннего утра был на рынке и продал одному заезжему моксаними [7] все твои картины. Я думаю, он из свиты принца Чосона, потому что не пожалел кыми дони [8] . А напоследок он сказал мне:

«Если в следующий раз ты представишь мне своего племянника и принесешь такие же искусно выполненные картины, то я куплю их все для принца Чосона, и ты получишь много золотых монет».

На это я ответил: «Моксаними, небо одарило моего племянника талантом, но он с пяти лет пишет свои картины углем от сгоревшего хвороста. Будь у него краски, он бы такое сотворил, что само солнце поблекло бы в сравнении!»

«Ладно, старик, – сказал этот богатый господин, – приходи завтра на это же место: посмотрим, что пошлет нам бог. Переждем закат солнца, и его утренние лучи вернут нам вчерашнюю мечту». После этого он сел в свой паланкин, и слуги в камышовых шляпах подхватили его и побежали рысцой, расталкивая прохожих. И вот, посмотри-ка, что я получил от него сегодня.

С этими словами младший дядя развязал свой узелок, и на траву посыпались бамбуковые пеналы с красками. Яркое многоцветье засверкало в лучах полуденного солнца, и будто радуга разлилась в небе над грязным птичьим двором, над свинарником, где хрюкал трехлетний боров, над камышовым курятником, на крыше которого сидели дикие горлицы. Казалось, что дядя Сан Нама рассыпал в этом убогом хозяйственном дворе цвета радости, кусочки неба, нечто такое, что жителям деревни даже и не снилось никогда, потому что они никогда до этого не видели настоящих красок.

Сан Нам быстро схватил пеналы и бросился к дому, на ходу запихивая их за пазуху. Уже у двери он спохватился, остановился как вкопанный, круто повернулся и трижды поклонился до земли четвертому адибаю, прижимая к сердцу небесный дар.

– Четвертый адибай, я клянусь, что оправдаю ваши надежды! Лицо юноши сияло радостью, а над головой его светилось радужное кольцо – но его видел только дядя Сан Нама, а его мать и бабушка, смотревшие на все это с крыльца, увидели только, как их сын и внук кланяется своему дяде с почтением и обожанием в глазах.

Принцесса Ли Анге Сун

Еще не успели пропеть третьи петухи, а все во дворце принцессы Ли Анге Сун были уже на ногах, готовясь к утреннему богослужению. Няня принцессы Тен Ян Ни стояла на коленях перед дверью в покои принцессы и низким грудным голосом причитала:

– О, моя луноликая принцесса! Вам пора вставать, солнце уже начало свой путь к вершинам гор. Ваши подданные с рассвета трудятся на рисовых полях, восхваляя императора за заботу о них. Моя принцесса, вы не забыли, что сегодня новолуние, и после обеда девушки пойдут за водой к священному водопаду?

– Няня, я прекрасно это помню и жду этого дня с последнего новолуния, – раздался из-за двери нежный девичий голосок. – Но почему вы сидите у двери, ведь я давно проснулась?

Тен Ян Ни осторожно вошла в покои принцессы и удивленно всплеснула руками, увидев, что та уже встала и сидит за столом.

– Моя маленькая принцесса не должна вставать с постели сама, без прислуги: что скажет его величество император, когда узнает?

– Няня, вы же сами всегда говорили: рано вставать – лучше мир узнавать. Я не могу дождаться, когда уже, наконец, впервые выйду за ворота дворца с девушками, чтобы пойти к водопаду Дымхо. С детских лет я слышу легенды о его красоте, но теперь, после моей шестнадцатой зимы, я наконец-то смогу увидеть его своими глазами и почувствовать дыхание водяного дракона.

Старая няня начала расчесывать длинные волосы принцессы, которые черным шелковым покрывалом рассыпались по ее плечам и спине, касаясь пола.

– Няня! Пока меня готовят к утренней молитве, прошу вас, расскажите мне еще раз легенду про великого дракона Дымхо.

– Моя луноликая, да я ведь сотни раз пересказывала тебе эту сказку. Ну, да ладно. Слушай опять.

Было это в стародавние времена, когда твой прадедушка, великий император Ли еще воевал с китайскими монголами за власть в Коре. На вершине горы Саны поселился дракон, и люди, жившие в селении по соседству, прозвали его Дымхо. Дракон не делал людям зла, и они за это приносили ему еду и упоминали его в своих молитвах.

Через некоторое время селяне заметили, что драконов стало двое: рядом с Дымхо появился маленький дракон ярко-бирюзового цвета. Люди поняли, что Дымхо – это дракониха, а бирюзовый дракон – ее детеныш, вылупившийся из яйца в новолуние. Мать-дракониха ухаживала за детенышем и не отпускала его от себя.

Однажды утром жители селения услышали воинственные крики, раздающиеся с горы. Они выбежали на улицу и увидели, что вершина горы охвачена дымом, сквозь который виднеются сверкающие молнии, а вниз на них сыпется черный пепел. Приглядевшись, люди увидели сквозь дым и огонь, что Дымхо борется с огромным орлом, покрытым медной чешуей, от которой отскакивали молнии, вырывавшиеся из пасти драконихи. Этот медный орел пытался столкнуть дракониху с горы, а та сопротивлялась, извергая пламя, и всем телом закрывала своего детеныша.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.