Сжимаешь колени, как будто я сейчас буду раздвигать их насильно

Виноградова Маргарита Николаевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сжимаешь колени, как будто я сейчас буду раздвигать их насильно (Виноградова Маргарита)

У дома, который я арендую для тебя, только для тебя, любовь моя, кованая изгородь. Вся в гранёных веточках, каждый прутик заканчивается кованым листиком в виде кованого сердечка. Из этого райского сада наружу пробиваются росточки райских кустов, бело-розовых или бледно сиреневых, как ты только пожелаешь. Твоё желание для меня закон. Ты можешь прижаться к изгороди своим ещё почти детским животиком. А я, опустившись на колени, буду сзади целовать твои холодные.. мысленно, только мысленно, дитя моё. Потом, поднявшись, вдыхать запах шейки, приподняв рукой волосы. Твои шикарные рыжие вьющиеся волосы. Мысленно, только мысленно.

Я прикасаюсь к тебе, еле заметно, невесомо, почти бестелесно. Мысленно. Одной рукой беру тебя за горлышко. Ты не успеваешь напрячься, испугаться. Только сердечко начинает биться как у испуганного зверька. Другой рукой, я левша, я провожу по припухлостям на груди. Еле заметным, как я люблю. Опускаю руку вниз.. Ох, только мысленно, дитя моё.

Соседи будут глазеть на нас из-за забора. Что это за пожилой господин въехал в дом. С внучкой? Конечно, с внучкой. Когда мы будем выходить на улицу, и ты будешь виснуть у меня на локте. И забегать вперёд со своими голыми коленками в коротком платьице, поджидая меня. Они постесняются спросить, кто мы друг другу.

Когда мы завтракаем, а мы завтракаем поздно. На кухне, где солнце падает на мраморный пол сквозь полупрозрачную невесомую занавеску, поднимающуюся и опускающуюся перед приоткрытым окном. Я намазываю тебе серебряным ножиком масло на тонкий мягкий ломтик дырчатого белого хлеба. Бессмысленно вожу рукой туда и сюда как робот. Потому что я в это время смотрю на тебя. Я пачкаю себе манжет маслом. Потом вытираю его бумажной салфеткой.

Идиотизм продолжается. Всё также смотря на тебя, я достаю чайной ложечкой клубничные ягоды из варенья. Моим манжетам ещё не хватало только варенья. Кладу на хлеб и протягиваю тебе. Ты не смотришь мне в глаза. Ну, ничего. Я приручу тебя. Постепенно приручу. Своего маленького дикого зверька. Иногда ты забываешься, улыбка блуждает на твоём лице. Если бы я был удав, то загипнотизировал бы тебя.

- Ты расслабляешься, расслабляешься. Совсем уже расслабилась. Тебе легко со мной, меня как бы и нет. Отпусти себя на волю..

Ты начинаешь влюбляться в меня. Хотя не показываешь этого. Я не позволяю себе ничего, кроме.. Мысленно-то я многое себе позволяю. Я раздеваю тебя. Медленно- медленно, растягивая удовольствие. Ты замираешь, в горле застрял комок. И стоишь, дрожишь как осиновый лист. Покрылась мурашками. Одна большая мурашка. Сжимаешь колени, как будто я сейчас буду раздвигать их насильно..

Ничего, кроме поцелуя в лобик.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.