Про любофф. К трём апельсинам

Виноградова Маргарита Николаевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Про любофф. К трём апельсинам (Виноградова Маргарита)

Первый раз я его увидел в холле у лифта. Внутри всё сжалось, кровь густо ломанулась по сетке сосудов к диафрагме. И сердце упало вниз, ниже коленок. Ну, не бывает такого, не бывает! Пялился беззастенчиво. Обсматривал целиком и в разбивку. По кускам и сверху вниз. Облизывал взглядом как мороженое на палочке. Ласкал взглядом его палец, задумчиво скользящий по экрану смартфона. Остренький хребет кадыка, елозивший под тонкой кожей. Тонул в синеве его глаз.

Обрисовывал мысленно контур его рта. Нет, рот под запретом. Потом целый день невозможно работать. Лучше отвести взгляд на блестящую пряжку ремня или узкие бёдра. Каждый день я теперь приходил на работу заранее. И караулил в холле, когда он появится. Чтобы крысой метнуться ему вслед, стоять сзади, дрожать от ужаса, вот сейчас он выйдет из лифта и всё. Дни мои и ночи превратились в чудовищный кошмар, триллер, где единственным героем был он. Этот парень из лифта.

Я просыпался ночью в холодном поту, отдирал от себя сон как плотно сидящую тонкую оболочку. Там я становился на колени перед своим божеством, обнимал его руками сзади. И рыдал, заходился в рыданиях. А он молча, ничего не говоря, гладил меня по голове. Накручивал прядку моих волос на палец.. Весь день мой состоял из него. Каждая спина в толпе была им. Хотелось рвануть и тронуть прохожего за плечо. В кофейном стаканчике в Старбаксе я искал его отображение. И находил, что самое невероятное. Находил! Кто ищет, тот всегда найдёт.

Я стал ненавидеть эти утра, стояния у лифта и марш броски за ним в тесную лифтовую кабину. Созерцание контура губ, этих проклятых губ. Что я только мысленно с ними не делал! Проводил пальцем с величайшей осторожностью и трепетом, и бил. Просто лупил ладонью по этим губищам. Ненавижу, ненавижу! Сколько ещё можно мучиться? Спина покрывалась холодным потом рядом с ним. Потом рубашка прилипала к телу, как будто я вышел из парилки. Трясучка проходила не сразу. Я шёл в курилку и затягивался сигаретой. Втягивал в себя дым и отгонял от себя проклятое видение. Сгинь, нечистая!

Кто-то еле тронул меня пальцами за плечо:

- Привет! Я Стас.

Мир покатился у меня под ногами как стеклянный небольшой шарик. Это был ОН!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.