Подари мне другую жизнь

Леннокс Нина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Подари мне другую жизнь (Леннокс Нина)

Глава 1.

Девушка открыла вкладку с погодой. На днях обещают морозы. Она не любила холода. Хотя в такие холодные дни можно было натянуть на всю голову капюшон с мехом, и никто не увидит твоего лица. Никто не увидит, как покраснел твой и без того слишком длинный и кривой нос, как слезятся от ветра глаза, и как обветрились щеки, делая лицо еще более «красивым». Любимого времени года у Веры Нестеровой не было. Она их все одинаково не любила. Наверное, потому, что не любила себя… Зимой можно было ото всех спрятаться в многочисленных слоях теплой одежды, но, в то же самое время, эти слои одежды очень раздражали. Ходишь, как капуста, становясь неуклюжим комком в дутой куртке. Весной жизнь начинала пробиваться из-под снега и корок льда. В это время года, когда вся живность пробуждалась ото сна, Вере хотелось умереть. И дело было не в аллергии на пыльцу, нет… Все эти влюбленные парочки и их улыбки, смех, счастье…

— Верочка, что там с погодой? Ждать бури? — спросила из соседнего кабинета секретарь Ольга Метелина.

— Ты права, Оля. Минус двадцать будет, сильный снег. Ничего, мы не замерзнем, недавно же трубы поменяли, — ответила Вера, сбрасывая наваждение от мыслей о временах года. — Знаешь, а я люблю сидеть в нашем теплом кабинете под вой ветра, наблюдая за танцем снежинок. Есть в природе что-то магическое.

— Ах, Верочка! Фантазерка ты еще та. Сейчас начнется сессия и дикие танцы студентов, — рассмеялась коллега. — Пересдачи, досдачи, отчисления, слезы. Ну да сама знаешь. Понаблюдаем, — продолжала смеяться Ольга.

— Оля, тебе лишь бы посмеяться. Жаль мне тех, кого отчисляют. Чего бы им не учиться, правда? Ведь столько возможностей есть, почему бы их не использовать?

— А кто бы их знал, этих лентяев… Я когда… — ее прервал телефонный звонок. — Верочка, это из института экономики и права, — прошептала она, откладывая трубку, — потом договорим.

Вера кивнула и вернулась к своим мыслям. Под руку попался карандаш и листочек бумаги, и она начала выводить на нем замысловатые узоры, снова погружаясь в раздумья. Весной светило солнышко, так ярко и беспечно, подогревая счастье влюбленных и помогая цветам распускаться. И ей так хотелось любви и счастья. Хотя бы кусочек! Чтобы понять, почему другие люди так счастливы. Что такого в себе скрывала любовь, если ради нее люди были готовы на многое? Ладно, весна и весна. Вера вывела ручкой солнышко и цветочек на бумаге. Лето. Летом жизнь кипит, любовь находится на пике, красота слепит, счастье витает в воздухе. А она сидит днями дома или ищет подработку, лишь бы реже выходить на улицу. Девчонки бегают в коротких платьицах или тонких шортиках и дразнят парней стройными ножками. А ей было уже поздно начинать жить с нуля. Просто поздно… Девушка тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли. Она старалась не напоминать себе про «поздно», пусть время бежит и заберет то, что должно забрать. Даже, если это будет ее жизнь.

— Вера Эдуардовна, — позвал ее женский голос.

— Да, Катюша. Ты что-то хотела?

Перед ней стояла студентка третьего курса Катя Лепницкая. Как всегда, на высоте. Вера отвела от нее взгляд, делая вид, будто копается в бумагах. Такая молодая и красивая, вся жизнь впереди. Сейчас перед ней стояла ожившая мечта, но мечтать было поздно. Снова поздно.

— Вера Эдуардовна, только не выгоняйте меня. Мне опять нужна справка о том, что я студентка, — мило улыбнулась Катя.

— Катя, ты же знаешь, в автомате надо заказывать.

— Он не работает уже месяц, как и все в нашем универе, — надула губки девушка. — Ну, пожалуйста, сделайте. Вы же такая хорошая, Вера Эдуардовна!

— Тогда придется ехать в административный корпус, — пожала плечами Вера.

— Ну, пожа-алуйста.

— Бумага есть с собой?

— Конечно! Я так и знала, что Вы согласитесь, Вера Эдуардовна. Вы у нас самый лучший документовед всех времен.

Вера смущенно улыбнулась, взяла у нее лист бумаги и напечатала справку. Студенческая пора — прекрасная пора. По крайней мере, так должно быть. Она тоже пыталась свою студенческую жизнь наполнить радостью, хоть чуть-чуть. Наверное, не вышло…

— Спасибо большое! — расплылась в улыбке Катя. — Это Вам, Вера Эдуардовна, — положила на стол молочную шоколадку «Милка» и выбежала, довольная, за дверь.

У нее этих шоколадок была целая куча, прямо как у Вилли Вонка.

— «Милка»? Опять справки печатаешь? — в кабинет зашла Оля. — Договорилась я о потоковой лекции по праву. Верунь, тебе надо согласовать графики группы 123а, 125, 127а, и я тебе принесла графики групп второго университета. Так же нужно согласовать графики преподавателей. Малицкая, Сафонов, Рябушкин.

— Хорошо, будет сделано.

— А я тогда чайник, что ли, поставлю? Не пропадать же десятой «Милке» за неделю!

Девушки засмеялись, и Ольга ушла ставить чайник. Рабочий день закончился быстро. Вера любила работу, хоть и не мечтала до конца жизни составлять графики и перекладывать бумажки. Но какая разница, если конец наступит совсем скоро? Она, как чувствовала тогда, десять лет назад, что так все и будет. Правильно сделала, что не пошла учиться на дизайнера. А еще в голову забредали мечты стать архитектором. К чему бы все это было? Нет смысла думать о том, что не в ее власти, что она не в силах изменить? Доделав графики, составив все нужные таблицы и внеся изменения в расписания студентов и преподавателей, Вера стала собираться домой.

Нужно было зайти в аптеку, а это значит, тащиться на другой конец города. Решив пойти пешком и попинать заодно сугробы, Вера направилась в аптеку. Было подозрение, что нужного лекарства не будет. Дату заказа она проворонила, бегая с документами на подпись. Если его не будет, придется идти к врачу. А брать с рук всегда дороже… Со стороны парка, мимо которого она проходила, группа молодых людей играла в снежки. Девушки убегали от парней, те их догоняли. Звонкий смех больно резал по ушам, а их радость давила, словно удавка на шею. Нормальные девчонки тратили деньги на красивую одежду, косметику и парфюмерию, чтобы быть красивыми и радовать любимых мужчин. А она? «А тебе больше незачем, и ты никогда не была красивой», — ответила сама себе Вера и пошла вперед, понуро опустив голову. Жаль, наушники забыла. Слишком часто накатывали грустные мысли. Слишком. За грустными думами девушка и не заметила, как достигла аптеки. Она глянула на часы: пять минут до закрытия! Пришлось поднажать и побежать на красный, некогда было ждать.

— Дура! Слепошарая овца! Смотри, куда идешь, придурошная, — разразился гневной тирадой мужчина из автомобиля, едва успев затормозить буквально у ее ног.

— Господи. Простите, ради Бога. Я так опаздываю…

— На тот свет опаздываешь? Идиотка! Я мог сесть из-за тебя лет на пять. Чего встала? Иди, куда шла! — крикнул ей он, опуская стекло водителя. Красивый мужчина… — Еще и глухая. Проваливай с проезжей части, дура!

Вера побежала дальше, пряча слезы в капюшоне. Почему они все всегда такие грубые? Она могла умереть… Эта мысль разлилась адреналином по венам. А может, и пусть? Чуть раньше, чуть позже… Не имело значения. Она, наконец-то, добралась до здания аптеки. Аптекарь сменила вывеску с «открыто» на «закрыто».

— Стойте! — Вера забарабанила в дверь. — Пожалуйста!

— Что Вам нужно, девушка? Мы закрыты, — недовольно ответила женщина.

— Мне нужен «Трамал». Пожалуйста. Очень нужен!

— Девушка, Вы, вообще, в своем уме? «Трамал»? Вы, действительно, думали, что я продам Вам его так просто? Отойдите с прохода, мы закрыты.

— У меня есть рецепт, — протянула ей дрожащими руками листочек.

— Все равно, закончился он сегодня. Раньше надо было приходить.

Дверь аптеки закрылась прямо перед ее носом.

— Как же так… — Слезинка скатилась по щеке Веры.

Пошел снег. Она заплакала и сильней закуталась в шарф, скрывая половину лица. Ее трясло. Неудачи преследовали на каждом шагу, жизнь всегда была к ней чертовски несправедлива, словно услышала молитвы подростка, который когда-то не хотел жить и проклинал судьбу за все. Теперь песок в ее часах испарялся со скоростью света. Девушка поймала на ладонь снежинку. Та за секунду растаяла.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.