Подпасок Федька

Семенов Сергей Терентьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Подпасок Федька (Семенов Сергей)

ПОДПАСОК ФЕДЬКА

Федька совсем не думал, что ему придется в подпасках быть. Отец -надеялся вывести парня на лучшую дорогу: отдать в город и приучить к

какому- нибудь мастерству. Но сначала Федька был мал для того, чтобы итти

в город, а потом отец его заболел—и заболел Не на шутку. Полтора года лежал Трофим больной, таял как свечка и, наконец, умер.

Катерина, мать Федьки, все время ухаживала за больным: хозяйством некому было заниматься,— жили на то, что понемногу выручали от продажи своего имущества. Сначала продали овец, потом лошадь, и осталась у них одна корова. Всячески ухитрялась Катерина уберечь корову, но не уцелела и она: помер Трофим, и продали корову, чтобы похоронить его.

После похорон стала баба обдумывать, что им делать и как быть. Видит Катерина, что не с чем им за крестьянство приниматься:

в закромах зернышка нет, по двору только три курицы с петухом ходят. Поплакала, поплакала баба и говорит сыну.

— Федька, что же нам теперь делать-то?

Лето подходит, люди работать начнут, а нам за что приниматься?

Повесил голову парень, не знает, что сказать.

— По-настоящему-то и нам бы нужно в ряд с людьми становиться.

— Отпусти меня в город! Наймусь я там, куда ни на есть, заработаю денег: вот на них и купим что-нибудь.

Задумалась Катерина. Подумала, она и вздохнула.

— Легко сказать—в город!— сказала она.— Обживешься ты там, друзей да приятелей заведешь,— и про дом забудешь. Нет, родимый! Это не дело.

— А как же быть -то?

— Вот говорил мне Василий Багров, —он в Терехово в пастухи нанялся,—«отдай, говорит, ты мне своего малого в подпаски»

Обещалась я ему подумать, да не знаю.., как быть-то? Что ты скажешь?

— Словно не охота бы,— в подпаски-то!

— Э, родимый! Чего не охота-то? Всё равно— где ни жить, так жить. Хорош будешь—и в подпасках хорошо будет, а плох— так везде плохо. Все от себя. Отпасешь лето,—вот и корову, купим. А коли в зиму еще куда наняться,—к весне, может и лошадь заведем. Вот тебе и крестьяне.

Подумал, подумал Федька и сказал:

— Что ж! Пожалуй, хоть и так,—все равно.

После этого пошла Катерина к Василию и сказала, что согласна отдать к нему малого.

Обещал Василий притти за ним и уговориться.

Среди недели действительно пришел к ним Василий и договорился взять Федьку за 23 рубля. Выговорила Катерина в задаток

3 рубля, а остальные наказала парию до осени не брать.

И стал Федька приготовляться к пастьбе: свил себе кнут, смастерил сумку кожаную, пояс с бляхами добыл— стал настоящим пастухом выглядывать.

Разузнал Федька свои обязанности, и не понравились они ему.

Скотина бегает по полю; за нею и пастухи весь день покоя не знают. Пригонят скотину, пойдет Федька поужинать, боится в чужих людях и есть-то. досыта. Утром то же, да и с собой ничего не берет: привыкли бабы

к напористым пастухам, иная и не догадается дать хлеба,— доводилось частенько и впроголодь быть.

Потом дожди пошли: намочит пастухов до костей, а обогреться негде, — приходилось по целому дню дрожать.

Дальше— больше, наступило тепло, показалась травка, и скотина стала поспокойней.

Начали бабы на полдни ходить,—пастухам молоко отливать и яиц носить. Тогда Федьке

голодать не приходилось.

И пошло время день за днем. Перевалило за половину лета. По Федькину счету трудное время для пастухов прошло уже. Он уже глядел на все веселее и с радостью подумывал, что скоро наступит и осень.

Тереховские мужики свои луга уж выкосили и докашивали сечу, что у соседнего помещика снимали. Стали пастухи скотину врозь пасти —крупную Василий на сечу угонял, а мелочь Федька на своих лугах пас.

Пригнал раз Федька вечером скотину домой и пошел в сарай ночевать с Василием.

И говорит ему Василий:

— Ну, Федька! Завтра скотину разлучать не будем, погоним вместе, а то с коровами один не сладишь. Слепни, что ли, одолели - бегают как шальные.

— Ну, что ж,—говорит Федька,—все равно, Василий улегся на сене и вскоре захрапел.

Лег и Федька, да не заснет никак: все мысли разные в голову лезут, не дают заснуть.

То вспоминается ему, как он маленький был, как рос, готовился отцу в помощники.

Как отец, глядя на него, говорил: «Вот подрастешь ты—выйдешь в люди и заживем мы, как следует». Потом вспомнилось, как отец его простудился, ехав с мельницы, слег и лежал больной... Их!., бедность, нищета...

Вздохнул Федька, перевернулся на другой бок и стал думать, как он отпасет лето, получит расчет и будет обзаводиться.

«Купим, —думалось ему,—корову. Зимой, може, отелится она, теленка принесет. А я наймусь куда, выживу рублей 15, да мать что-нибудь заработает—лошадку, купим и будем обрабатывать свое поле. Я буду сам пахать, и сеять. Лето дома,, зимой на стороне, авось как-нибудь сведем дом. Не скоро только до этого, да. и денег много, надо.

И представляется малому, что купили корову, большую, пеструю, как у Петра Корягина, и радостно бьётся сердце у редьки, на душе весело... а сна все нет. Заснул он только леред рассветом.

Не проспали часа парень, как стал будить его Василий.

— Федька! а, Федька! Вставай, —будет дрыхнуть-то.

Промычал что-то Федька, повернулся на другой бок и опять заснул.

Осерчал Василий.

— Вставай!— говорит. — Выгонять Поднялся Федька как шальной: остановился средь сарая и стал глаза протирать.

— Вишь разоспался как! Инда ошалел!

Пойдем!

Побрел Федька за Василием, почесывается, пошатывается и спотыкается на каждом шагу.

Выгнали скотину, размялся Федька маленько, и дрема прошла. Забрело стадо на барскую сечу, разбрелась скотина по кустам и припала к траве.

Прошло несколько времени, стал Василий собираться завтракать итти.

— Ну, ты смотри тут, — говорит, — а я пойду.

— Ладно, иди.

Ушел Василий. Обошел Федька стадо кругом, видит— скотина смирно ходит, и сел он па кочку под кустом. Только сел он, застелило ему глаза, заходили красные круги, стали веки слипаться, и голова на сторону погнулась, надвинул Федька картуз на лоб да и заснул. Спит Федька, и видится ему, что купили они с матерью корову на базаре и ведут ее домой. Идет Федька впереди, ведет корову на веревке, а мать ее сзади подгоняет. Подошли они уж и на свое поле, и деревня их видна... Только чувствует он, что корова тянет веревку. Оглядывается Федька,

а матери уж нет, а тереховские мужики окружили корову, и один уж и за веревку схватился.

— Что вы,— взмолился Федька.—За что корову отнимаете?

А староста говорит будто:

— Мы не себе, а нам барин велел.

— Какой барин?— спрашивает Федька.

— Какой, какой!— передразнивают мужии.—А тебе что за дело? Отдавай .корову.

Кто-то из них толкнул Федьку. Проснулся парень— стоит перед ним Василий- и кричит:

— Где у тебя скотина-то? Соня этакий!

Проспал, лентяй!

Вскочил Федька, как ошпаренный.

— Не выдрыхся за ночь-то! Дорвался здесь спать, вот и возьми.

Оглянулся Федька, кругом —ни коров молодых нет, ни жеребят. Испугался парень, остолбенел даже.

— Что уперся-то? Поди ищи! — кричит Василий.

Вскинул Федька кнут на плечо и пошел по сечи. Обошел он всю сечу, завернул в рожь, посмотрел в яровом —нет нигде скотины. Вернулся он унылый к Василию.

— Ну, что?

— Нигде нет.

— Где искал-то?

— И по сече и в яровом— нигде нет.

— Что наделал-то? Теперь в такую кашу въедешь и не разделаешься. Смотри тут, я сам пойду.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.