Тайна Красного озера. Падение Тисима-Ретто

Грачев Александр Матвеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайна Красного озера. Падение Тисима-Ретто (Грачев Александр)

Александр Матвеевич Грачев

Тайна

Красного озера

ВМЕСТО ПРОЛОГА

Легенда о Джагмане Летом 1936 года автору этих строк случилось плыть с орочем Канчунгой и его сыном Насеком на бату вниз по таежной реке Хунгари. Мы пробирались из далекого и единственного на всем протяжении этой реки орочского стойбища Кун к Амуру. Расстояние в двести пятьдесят километров мы прошли за трое суток - так стремительно мчало нас течение.

О том, как умело и искусно вел Канчунга бат мимо заломов из коряг и плавника, через водовороты у подножий отвесных скал, через бурные, круто падающие перекаты, можно было бы написать интересный рассказ, но речь пойдет не об этом. В памяти на всю жизнь остались легенды, рассказанные Канчунгой во время пути.

Легенда о Джагмане - и именно это поразило меня потом - оказалась связанной с некоторыми реальными событиями, послужившими основой настоящей повести.

Канчунга рассказал эту романтическую историю вечером у костра на первом нашем ночлеге. Низкорослый, коренастый, с суровым волевым лицом опаленным ветрами долгих таежных странствий, он говорил без внешней выразительности, но с таким волнением, как будто все, о чем шла речь, он пережил сам. Старик сидел на кабаньей шкуре, поджав под себя ноги, неотрывно смотрел на огонь и покачивался в такт рассказа…

- «Это было очень-очень давно, когда лесные люди, орочи, еще жили в теплых краях, где не бывает зимы.

Дружно, как надо, жили орочи. Вместе охотились, вместе рыбу ловили, и было у них вволю мяса, и рыбы, и звериных шкур.

Жил в одном стойбище ороч по имени Джагман. Был он самым быстроногим, самым сильным, самым ловким и храбрым. Он умел находить в земле железо и ковать из него ножи, копья, топоры - все, что нужно для охоты. Больше всех добывал Джагман зверя и рыбы.

Хозяином того стойбища был шаман Киломдига. Никого из людей не любил шаман, кроме своей дочки Эльги.

А была она красавица, какой не сыскать.

Хорошее к хорошему всегда лепится: полюбил Джагман Эльгу так, что жить без нее не может. Но шаман Киломдига не отдавал дочь Джагману. Джагман не признавал шамана, не верил в его волшебную силу, насмехался над его камланиями и один из всего рода не склонял головы, когда говорил шаман.

Сильно Джагман тосковал по Эльге и думал только об одном: как взять ее себе в жены? Большой выкуп предлагал за нее шаману; десять котлов медных, много халатов богатых и вещей дорогих, на которые с завистью смотрели сородичи Киломдиги. Но шаман и глядеть не хотел на Джагмана и его дары.

- Перед всем народом поклонись мне в ноги, - сказал Киломдига Джагману, - тогда получишь Эльгу. Подходя ко мне, не смей в глаза смотреть, гляди вниз, недостоин ты на меня смотреть.

Ушел Джагман из фанзы Киломдиги, не захотел склонить голову перед обманщиком, В скором времени нагрянула на орочей страшная болезнь. Один за другим целыми семьями умирали люди.

Принялся Киломдига шаманить, чтобы отогнать от стойбища беду. День и ночь бил в бубен у постели больных.

Все дорогие вещи перешли в его фанзу. Но сколько ни шаманил, люди в стойбище умирали каждый день, смерть гуляла по стойбищу, в каждой фанзе был слышен плач.

Тогда сказал людям Джагман:

- Нужно уходить с этого места. Бросить все, кроме оружия, и уходить!

Послушались орочи и пошли за ним. Ушли с проклятого места, и болезнь больше не преследовала их. Вел Джагман орочей, а позади них плелся Киломдига.

Долго шли орочи. Много раз солнце всходило из-за гор и уходило, вновь прячась за них. Трижды луна родилась за это время. А орочи все шли. И вот достигли они большой реки. Остановился на берегу Джагман и велел расположиться стойбищем. Рыбы в реке было много, рядом - тайга, а в ней неисчислимое множество зверя. И все орочи сказали:

- Лучшего места не найти!

Стали орочи жить в новом стойбище. Но не успели шалаши орочей закоптиться, как шаман Киломдига призвал к себе сородичей и сказал:

- Пришла со мной та болезнь, и я скоро умру. Уходите прочь. Жены и дети мои останутся со мной. Они тоже умрут…

Поверили орочи шаману и пошли дальше, напуганные страшной болезнью. Но Джагман в скором времени вернулся: не мог он уйти совсем, не повидавшись еще раз с Эльгой. Подходит он к шалашу Киломдиги, а там пир горой. Киломдига песни поет, похваляется, что удачно провел Джагмана, что теперь сам он тут хозяин.

Вошел тогда Джагман в шалаш Киломдиги. Шаман говорит ему:

- Боги смилостивились надо мной и над моими детьми - ушла болезнь! Садись к очагу, Джагман! Сыном моим будешь…

Не верит Джагман доброте Киломдиги, но к очагу присел. Загляделся он на Эльгу, и тут кинулся шаман на него с ножом. Не миновать бы смерти Джагману, да Эльга выбила нож из руки отца. Связал Джагман шамана, а Эльгу послал орочей воротить.

Вернулись орочи. Рассказал Джагман, как обманул их Киломдига. Подумали-подумали орочи и сказали шаману;

- Уйди от нас, злой человек! Как можешь ты жить вместе с нами, если думаешь только о себе?

Прогнали шамана. А Эльга стала женой Джагмана. Хорошо зажили орочи, счастливо. Они называли храброго Джагмана хозяином стойбища и говорили, что никогда еще не было такого хорошего хозяина: и старики, и дети, и женщины были всегда сыты. На всех хватало и мяса, и рыбы, и звериных шкур. Себя Джагман не жалел, о сородичах думал.

А шаман словно в воду канул. Думали орочи, что растерзали его дикие звери в тайге. Но прошло много времени, и Киломдига вернулся в стойбище. Только вернулся не один. Привел с собой чужих людей в камышовых панцирях и отдал им стойбище на разорение. Врагов было много. Они убивали мужчин, стариков, детей, а женщин брали себе в жены.

Долго бились орочи с людьми в камышовых панцирях.

И увидел Джагман, что не одолеть врагов. Собрал он свой род и сказал:

- Надо уходить в тайгу. Там не достанут нас враги.

И пошли орочи в дремучую тайгу. Все дальше уходили они от большой реки. Кончились мелкие сопки, пошли горы. Вот и лес поредел, высокие скалы обступали орочей. А люди в камышовых панцирях все шли по следам. Плясал Киломдига, бил в бубен и призывал на помощь чужим людям злых духов.

Видят орочи: идти дальше некуда - впереди неприступные скалы. Остановились они у тех скал и стали биться. Засыпали враги племя Джагмана стрелами. Словно черная туча, затмили стрелы солнце, не стало видно бежавшую в ущелье реку.

Покрылись скалы кровью орочей. Все меньше оставалось их, а люди в камышовых панцирях прошли уже в ущелье и заполнили его с обоих концов.

Кричал Киломдига, бубном потрясая:

- Покорись, Джагман!

Понял Джагман, что пришел конец ему и его роду, и тогда крикнул:

- Пусть скалы навеки похоронят меня! Никогда еще не гнул я спину перед обманщиком!

Потом повернулся к горе и прокричал:

- Гора, гора, обрушь на меня свои скалы, и пусть вместе с моим родом погибнут под камнями лютые враги.

И он ударил своим копьем в скалы. Начали они рушиться. Три дня рушились скалы. Гром великий грохотал вокруг. Тряслась земля так, что в реках расплескалась вола.

Черная туча поднялась над ущельем.

Погибли Джагман и храбрые его воины. Но не уцелели и люди в камышовых панцирях, и стала в ущелье вода красная от крови Джагмана…

Теперь это место называется Сыгдзы-му - Красная вода. Одни лишь злые духи живут там. Беда человеку, который забредет туда, - он уже никогда не вернется обратно…»

Канчунга умолк и некоторое время задумчиво продолжал смотреть на огонь. Потом улыбнулся и пояснил извиняющимся тоном:

- Так говорит сказка. А в старых наших сказках всегда бывает страшный конец и всегда говорится про злых духов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.