Знай, что играешь с огнем

Фернандес Анхелика

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Знай, что играешь с огнем (Фернандес Анхелика)

Анхелика Фернандес.

Знай, что играешь с огнем.

Аннотация.

Они встретились на празднике Дивали, празднике огней. Хмурый и холодный бизнесмен Прем Кханна и простая веселая Каджол Капур, посвятившая жизнь приготовлению сладостей. Он спас ее, а она влюбилась в него. Она выполняла заказ сладостей на его помолвку, а он же в этот день сделал ее своей женой. Любовь ли это? А может страсть, которая горит в его глазах ?

Глава Первая.

Дивали. Праздник огней в Индии, когда люди радуются и смеются, даря подарки и сладости друг другу, зажигая огни в доме.

Каджол Капур с удовольствием подсчитала деньги. Семьсот рупий. Она представляла, как обрадуется ее отец, когда протрезвеет. Ее отец проводил все дни в вымышленном мире, где господствовали вино и тоска по умершей от чахотки жены, а на деньги, которые она зарабатывала, с трудом содержа и дом, и их маленький магазинчик сладостей «Сладости из Лакхнау», он покупал вино.

Каджол никогда не жаловалась на свою участь. Значит –судьба распорядилась так, чтобы она несла это бремя, дабы обрести потом счастье. Она верила в любовь и счастье. Верила в то, что однажды будет самой счастливой женщиной на свете. Оптимистка по жизни Каджол всегда сдерживала слезы и улыбалась, когда отец брал деньги и уходил, оставляя девятнадцатилетнюю дочь одну в темные ночи.

Каджол посмотрела на часы. Уже было достаточно поздно, а ей еще надо было совершать пуджу, молитву в праздник Дивали. Рикши, как назло, сегодня не было. А до дома было несколько часов.

Каджол не боялась темноты, однако не могла не признать, что сегодняшняя ночь вселяла в нее какой –то жуткий страх. Казалось, что –то должно случиться, однако она не знала, плохое или хорошее.

Внезапно послышались какие –то мужские голоса. Девушка проглотила подступивший к горлу ком и ускорила шаг. Сзади кто –то присвистнул и начал идти за ней в таком же темпе.

Каджол слышала, но никогда раньше не сталкивалась с маньяками или грабителями, потому что никогда не заканчивала работу так поздно. Она работала в магазинчике одна, потому приходилось не только готовить, но и развозить сладости самой. Она занималась этим с четырнадцати лет, потому ничего особенного в этом не было. С четырнадцати, когда поняла, что должна сама прокормить отца.

Каджол вскрикнула, когда почувствовала, что ее схватили и развернули. Двое волосатых парней, от которых несло перегаром и дешевым табаком, похотливо изучали ее. Она начала отбиваться и поцарапала щеку одного из них. Тот взывал и швырнул ее, как тряпочную куклу, своему напарнику.

Она громко закричала, но понимала, что на улицах вряд ли кто –то будет. Все готовятся к молитве у себя дома. Шансов спастись ей нет.

Парень, которого она поцарапала, схватил ее дупатту и накрутил ее себе на кулак. Она прикусила губу, заметив, как на платке образовались дырки. Ее любимая зеленая дупатта.

Каджол снова вскрикнула, почувствовав, как загорелась щека от удара. Ее толкнули, и она едва смогла устоять на ногах. В следующую секунду у нее перехватило дыхание.

Лезвие мелькнуло в руках бандита, и он стал медленно приближаться к ней. Каджол отходила назад.

Она не хотела умирать. Ее бедный отец останется один и без поддержки, а их магазинчик закроется. Она даже не успела выйти замуж и родить долгожданных детей, а тут…

Упершись спиной в стенку, Каджол прошептала:

-Нет, прошу. Не надо.

Он улыбнулся и резко поднял руку, нацелившись ей в живот. Она закрыла глаза, уже мысленно понимая, какая адская боль будет растекаться по ее телу. Вся грустная жизнь промелькнула перед ней.

Прошли минуты, но ничего не происходило. Каджол приоткрыла один глаз и прикрыла рот ладошкой, чтобы не закричать от ужаса. Ее заслонила собой широкая спина, огораживая от всего, а нож бандита повис в его руке, а лицо посинело. Рука ее спасителя сжимала ему горло, а нога крепко стояла на груди лежащего и уже поверженного напарника.

-Еще раз появитесь, не пожалею –хрипло произнес незнакомец, и Каджол почувствовала, как его глубокий и бархатный голос заставляет ее сердце биться учащеннее.

Парни убежали, а он повернулся к ней, и она едва не задохнулась от нахлынувших на нее эмоций.

Высокий широкоплечий мужчина презрительно оглядывал ее глазами цветом молочного шоколада. Она никогда не видела такого насыщенного цвета. Полные и чувственные губы скривились в пренебрежительной улыбке. Темная щетина придавала ему таинственность.

Каджол нервно сглотнула. Белоснежный европейский деловой костюм подчеркивал каждый мускул сильного тела.

Господи, она никогда раньше так не увлекалась мужчинами! Все парни в ее окружении были болезненно худыми, а от него веяло силой и решимостью.

-Надеюсь, в следующий раз, когда клиенты захотят с тобой разобраться, то я не буду свидетелем -холодно усмехнулся он.

Поняв смысл его слов, Каджол чуть не залепила ему пощечину. Он думает, что она какая –то продажная девица. Как он смеет выговаривать ей такие вещи!

-Что вы вообще обо мне знаете? Они –хулиганы, а я задержалась на работе, но это не означает на той, о который вы подумали! Считаете, что если спасли, то все можно?

Мужчина, ошарашенный ее реакцией, открыл, но снова закрыл рот и нагло развернувшись, пошел к своему черному огромному внедорожнику.

Она была разгневана и раздосадована.

И вовсе не потому, что боялась его самого или грубых слов, которыми он мог бы ее одарить, нет, себя она научилась защищать уже давно, но…

Подавшись какому –то мимолетному порыву, Каджол схватила его за плечо и услышала протяжной стон. Испугавшись, она резко отдернула руку и заметила, что ее пальцы окрасились липкой кровью.

-Господи, прости меня –запричитала Каджол, заметив, как мужчина согнулся и прижал ладонь к ране.

Ее захлестнули неведомые чувства. Никто никогда не защищал ее и не заступался. Она привыкла всегда идти дорогой, которую очищала своими силами и трудами. Отец не обращал на нее никакого внимания, а она преодолевала много трудностей в жизни, даже бросила учебу в школе.

А этот незнакомец спас ее жизнь…

-Я…Мне очень жаль –она подошла к нему и подобрав свою дупатту, накинула на шею, прежде чем осторожно отвести его руку и увидеть, как белая ткань окрасилась в кровь –Меня зовут Каджол. Я держу магазинчик…Тут недалеко. Если хотите, то мы можем пойти туда…

-Не надо –сипло прервал ее он –У меня в машине, в бардачке чистые бинты и фляжка. Принеси.

Каджол невольно залюбовалась чертами его лица. Он напоминал ей бога темного царства, спустившегося с Небес, дабы спасти ее.

-Принеси же! – снова повторил он – Чего же ты стоишь?

Она повиновалась его приказу, и минуту спустя, опустившись рядом с ним на асфальт, намочила накрахмаленную ткань какой –то янтарной жидкостью и приложила к ране. Он снял пиджак, оставшись в одной шелковой рубашке, разрезанной на плече. Мужчина громко застонал и схватил ее за руку так, что их пальцы переплелись, а ее словно ударило током.

Он прикрыл глаза, и тень длинных густых ресниц упала ему на лицо. Каджол почувствовала, как сердце переполняется нежностью к нему. Это неправильно и неверно! Незнакомец спас ей жизнь, но ничего не больше. Каждый бы на его месте поступил также.

Но внутренний голос подсказывал, что не каждый бы заслонил ее от ножа, нанося вред самому себе.

Он открыл глаза и внимательно посмотрев на их сплетенные руки, резко убрал свою и тяжело начал подниматься. Каджол прикусила губу, ощущая до сих пор тепло его тела. До сегодняшнего дня к ней никогда не прикасался мужчина, потому, наверное, ее охватила непонятная эйфория.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.