С мамой о прекрасном. Зарубежная живопись от Яна ван Эйка до Пабло Пикассо

Соловьева Инна Соломоновна

Серия: С мамой о прекрасном. Просто и увлекательно о живописи [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
С мамой о прекрасном. Зарубежная живопись от Яна ван Эйка до Пабло Пикассо (Соловьева Инна)* * *

Предисловие

Я очень люблю мою маму. Потому что она меня родила. А также за то неимоверное количество усилий, которые она приложила, чтобы вырастить из своего сына приличного человека. Думаю, что у нее это получилось – хотя бы внешне приличного…

Моя мама последние годы регулярно выступает на радиостанции «Вести FM», на которой работаю и я. Она всегда рядом со мной как самый объективный и честный слушатель и автор.

Уже давно, когда я еще работал на радиостанции «Серебряный дождь» и когда в нашем радийном эфире зашла речь об искусстве, я подумал, что было бы логичным, если б в качестве эксперта выступил человек, не только знающий, но и любящий живопись, скульптуру, людей, посвятивших себя искусству.

С этого момента моя мама стала неотъемлемой частью эфиров «Серебряного дождя», как теперь она – неотъемлемая часть эфиров «Вестей FM». А популярность ее программ стала лучшим подтверждением нашей идеи – об искусстве нужно говорить с любовью.

Радио – это уникальное средство массовой информации прежде всего потому, что оно сиюминутно. Все программы существуют лишь здесь и сейчас, и через мгновение они становятся уже достоянием истории. Однако есть вещи, которые хочется и даже необходимо сохранить для аудитории, чтобы люди могли время от времени просматривать, перечитывать и возвращаться к моментам, приносящим истинное удовольствие. Именно к такой неоспоримой ценности я бы отнес мамину рубрику. В книге, которую вы держите в руках, содержатся избранные рассказы о творчестве и судьбах выдающихся русских живописцев, поданные с таким тонким пониманием, проникновенностью и любовью, которыми обладают далеко не многие и которые в полной мере присущи моей маме.

Владимир Соловьев

Глава 1

Алексей Петрович Антропов

Алексей Петрович Антропов (родился 25 марта 1716 года в Санкт-Петербурге, умер 23 июня 1795 года там же) – русский живописец, миниатюрист, художник-портретист. Родился в семье инструментального мастера, служившего в Канцелярии от строений, руководившей застройкой Санкт-Петербурга. В этой же канцелярии с 1732 года стал работать и сам Алексей. С 1739 года он был членом «живописной команды» при Канцелярии от строений и принимал участие в росписях Летнего, Зимнего и Аничкова дворцов. Он также учился портретной живописи у французского художника Луи Каравака (ум. 1752), который работал при дворе императрицы Анны Иоанновны, а затем и Елизаветы Петровны. В 1752 году он принимал участие в росписи Андреевской церкви в Киеве, построенной по проекту Бартоломео Растрелли. По протекции фаворита императрицы Елизаветы Петровны – Ивана Шувалова – он получил место преподавателя живописи, продолжая при этом учиться портретному искусству у итальянского художника Пьетро Ротари (1707–1762), работавшего в России. Среди учеников Антропова – знаменитый художник Дмитрий Левицкий. Антропов был любимцем императора Петра III и написал несколько его портретов. После свержения и убийства Петра III был в немилости у Екатерины II и утратил статус придворного живописца. Похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Иногда приходится слышать мнение, что никакой русской школы живописи нет, а если и есть, то это только русский авангард – Малевич, Кандинский и соц-арт. С этим трудно согласиться. Если имеется в виду, что в начале прошлого века русская школа живописи полностью проявила свою независимость и самостоятельность, явив миру всплеск таланта и оригинальности, тогда да. Но не стоит забывать, что путь развития русской живописи был весьма сложным и самобытным.

Портрет Петра III

1762 год

В Западной Европе в Средние века существовала традиция обучения художников в монастырях. С наступлением эпохи Возрождения и появлением светской живописи художники стали обучаться в так называемых «ботегах» – мастерских опытных художников, которые уже были известны и признаны. Так, Леонардо да Винчи проходил обучение в мастерской Верроккьо, а впоследствии у него тоже появилась собственная мастерская. Свои школы были у Рафаэля, Боттичелли и многих других художников. Обучение происходило не революционным, а эволюционным путем. Художники, которые учились в мастерской Верроккьо, были итальянцами, им не нужно было преодолевать многокилометровые расстояния, осваивать иностранный язык и чужую культуру для того, чтобы обучаться живописи. Обучение происходило легко, так как у учителя и ученика были общие корни и традиции. Благодаря этому формировалось то, что принято теперь называть национальной школой. Безусловно, здесь тоже были исключения, нужно было приехать с острова Крит в Испанию, чтобы стать Эль Греко. Но такие примеры скорее редкость, чем правило.

В России эти процессы происходили абсолютно иначе. Вернее, истоки похожи, ведь в Древней Руси обучение иконописцев также происходило при монастырях, где опытные мастера передавали свои знания ученикам. Но с зарождением светской живописи все меняется. В России в принципе не было специальных школ, где бы художники обучались светской живописи. Первой своеобразной школой стала московская Оружейная палата, где с середины XVII века русских иконописцев обучали композиции и основным приемам светской живописи иноземные мастера, приехавшие из Западной Европы, в частности австриец Иван Детерс, поляк Станислав Лопуцкий, голландец Даниил Вухтерс. А в 1716 году первые русские живописцы отправились в Европу учиться мастерству живописи, в их числе Андрей Матвеев (1701–1739), служивший впоследствии в Канцелярии от строений, где работал и Петр Антропов – отец Алексея Антропова, – и сам Алексей Антропов. Такая ситуация просуществовала вплоть до открытия Академии художеств, которое произошло лишь в 1757 году, то есть спустя два столетия после открытия первого подобного заведения в Италии (первой итальянской Академией художеств считается Флорентийская академия изящных искусств – Accademia di Belle Arti di Firenze, основанная в 1563 году).

П. РОТАРИ

Портрет великой княгини Екатерины Алексеевны

1761 год

Поэтому страна с великими традициями иконописи, с замечательными иконописными школами – Владимирской, Суздальской, Московской, Киевской, – страна, давшая миру великих иконописцев Андрея Рублева и Дионисия, оказалась в положении ученика, который должен смотреть на Запад и учиться искусству там. Российское искусство было лишено эволюционного периода, периода вызревания. Не было постепенного перехода от религиозной живописи к светской, а был резкий толчок, произошедший в конце XVII века в результате реформ Петра I.

Петр I и живопись. О художественных вкусах Петра I пишет немецкий художник Якоб Штелин (1709–1785) в своей книге «Любопытные и достопамятные сказания о императоре Петре Великом». В главе 17 этой книги, имеющей название «Вкус Петра Великого к хорошим картинам», Штелин пишет: «Во время второго путешествия, предпринятого царем в 1716 и 1717 годах, показал сей монарх наиболее свою склонность и охоту к картинам. В Амстердаме посещал он славных тогдашних живописцев и с особливым удовольствием по целому часу сматривал, как они работали, беседовал с ними о их художестве и весьма усовершенствовал свой тонкий вкус в знании картин. Наиболее ему нравились картины фламандского и брабантского вкуса» (Я. Штелин. Любопытные и достопамятные сказания о императоре Петре Великом, изображающие истинное свойство сего премудрого государя и отца отечества. – СПб., 1786. – С. 55).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.