Избранная лирика

Уткин Иосиф Павлович

Серия: Библиотечка избранной лирики [0]
Жанр: Поэзия  Поэзия    1966 год   Автор: Уткин Иосиф Павлович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Избранная лирика (Уткин Иосиф)

От составителя

Трудно охарактеризовать творчество поэта в короткой статье. Одно можно сказать с уверенностью: поэт твердых творческих убеждений, Иосиф Уткин и в зрелые годы оставался верным идеалам молодости. Он пришел в литературу со стихами, в «лад боевой марсельезы» которых нежно «девичий голос гремел». Объемней и глубже становилось с годами это умение сплавлять в единый слиток гражданские мотивы и лирику, пронесенные поэтом сквозь всю его жизнь.

Комсомольская юность, мать-Родина Россия — вот тот круг жизненных явлений и проблем, которые всегда волновали поэта, которые он органически продолжал и развивал, хотя мир его поэзии выходит далеко за пределы этой сквозной темы творчества. Естественностью и непринужденностью пленяет поэзия Иосифа Уткина: чувства лишены сентиментальности, мастерство — бессмысленной виртуозности, напряженность — нервного возбуждения. Отличительная ее черта — предельная искренность, преданность правде жизни.

Он любил жизнь: ее переменчивость, контрасты, многообразие. И такой предстает она в его стихах. Со всей зоркостью нравственной молодости и чистоты однажды Иосиф Уткин постиг жизнь во всех ее противоречиях, и с тех пор не изменили ему ни разу ни сердце, ни рука. Он писал жизнь такой, как она есть: с ее вершинами и провалами, с ее кровью, жестокостью и трагизмом, но вместе с тем с ее величием, красотой и героизмом. Вот почему, излучая оптимизм, поэзия Иосифа Уткина не располагает к благодушию.

Образ мыслей поэта неотделим от его характера. И по, быть может, незаметному для самого поэта тяготению к определенным эпитетам, образам, темам, по инстинктивным его пристрастиям, по едва уловимым, но характерным приметам стиля мы можем представить себе личность Иосифа Уткина.

«Он звал к благородству и сам был благороден, славил любовь и сам был полон любви, призывал к мужеству и был необыкновенно мужествен… Он мог мягко, осторожно, доверчиво положить руку на плечо читателя, не уговаривать, а убеждать его. Убеждать в том, что человечество обладает великим здоровьем, несмотря на временные болезни… Пусть это звучит несколько выспренно, но он был пророком хороших чувств…».

Михаил Светлов

А когда поэт высказывает такие мысли, мы видим прежде всего человека своей эпохи, разделяющего с молодежью ее стремления и надежды. И в этом залог бессмертия поэта, ибо, невзирая на свой тысячелетний возраст, человечество всегда молодо.

Давид Фикс

Молодежи

Нас годы научили мудро Смотреть в поток До глубины, И в наших юношеских кудрях До срока — Снежность седины. Мы выросли, Но жар не тает. Бунтарский жар В нас не ослаб! Мы выросли, Как вырастает Идущий к пристани корабль.

1925

Девушке

Ни глупой радости, Ни грусти многодумной, И песням ласковым, Хорошая, не верь. И в тихой старости И в молодости шумной Всего сильней Нетерпеливый зверь. Я признаюсь… От совести не скрыться: Сомненьям брошенный, Как раненый, верчусь. Я признаюсь: В нас больше любопытства, Чем настоящих и хороших чувств. И песни пел И в пламенные чащи Всегда душевное носил в груди! И быть хотел Простым и настоящим, Какие будут Только впереди. Да, впереди… Теперь я между теми, Которые живут и любят Без труда. Должно быть, этот век, Должно быть, это время — Жестокие и нужные года!

1926

Стихи о дружбе

Я думаю чаще и чаще, Что нет ничего без границ, Что скроет усатая чаща Улыбки приятельских лиц, Расчетливость сменит беспечность, И вместо тоски о былом Мы, встретясь, Былую сердечность Мальчишеством назовем. Быть может, Рассудочной стужей Не тронем безусых путей. Быть может, Мы будем не хуже И все-таки будем не те… Вот девушку любим и нежим, А станет жена или мать — Мы будем все реже и реже Любимой ее называть…

1926

Двадцатый

Через Речную спину, Через Лучистый плес Чугунной паутиной Повис тяжелый мост. По краю — Тишь да ивы, Для отдыха — добро. А низом — прихотливо Речное серебро. На тишь, На побережье Качает паровик… — Я, милая, приезжий, Я в отпуск, фронтовик… Сады родные машут! Здесь молодость текла, И золотые чаши Подняли купола. Привет вам, Отчьи веси! С победой И весной!.. Но что-то ты не весел, Мой город дорогой. Дома тихи И строги. И не слыхать ребят. И куры на дороге, Как прежде, не пылят. И яблони бескровны, И тяжелы шаги, И на соседских бревнах Служивый… без ноги. Да, ничего на свете Так, запросто, не взять — Когда родятся дети, Исходит кровью мать! Но вот И наши сени. Но вот И милый кров, Где первые Сомненья, Где первая Любовь. И в этом Все, как прежде, — И сад, И тишь, И крик: — Я, бабушка, приезжий, Я в отпуск, фронтовик. И, взгляд последний бросив, Старуха обмерла: — Иосиф, ах, Иосиф, Я так тебя ждала! И я в объятьях стыну… — Иосиф, это ты?! . . . Чугунной паутиной Качаются мосты. И мчатся эшелоны Солдат, Солдат, Солдат! Тифозные перроны Под сапогом хрустят. По бедрам Бьются фляги, Ремень, наган — правей. И синие овраги Под зарослью бровей. В броне, В крови, В заплатах — Вперед, Вперед, Вперед! — Страдал и шел Двадцатый Неповторимый год!!

Алфавит

Похожие книги

Библиотечка избранной лирики

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.