Пятьдесят оттенков Серого волка, или Шапка Live

Рой Олег Юрьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пятьдесят оттенков Серого волка, или Шапка Live (Рой Олег)Одну простую сказку, а может, и не сказку,А может, не простую, хотим вам рассказать.Ее мы помним с детства. А может, и не с детства,А может, и не помним… но будем вспоминать!

В прекрасном городе Москве, в одном из его респектабельных районов, не в центре, но и не на окраине, зато рядом с великолепным парком, в относительно новом, но не так чтобы с иголочки, двадцатипятиэтажном доме, на двенадцатом этаже, в просторной двухкомнатной квартире со всеми удобствами жили-были Красная Шапочка и ее Матушка.

Тут внимательный читатель, конечно, спросит меня: а как же маленькая деревушка, домик на опушке и все прочие элементы привычной нам пасторали, описанной Шарлем Перро? Уважаемый читатель, а вы давно на улицу выходили? На дворе двадцать первый век, между прочим. Многие считают, что в нашей жизни сказке вообще не место, но это не так. В том-то и сила этого бессмертного жанра, что сказка всегда рядом с каждым из нас, хотя замечают это немногие. Трудно рассмотреть Золушку на кухне ближайшего к вашему дому Бургер Кинга, но ведь и Принцу пришлось постараться, чтобы среди всех замухрышек королевства найти ту единственную, которая стала его принцессой. Ему еще повезло, что девушка ухитрилась потерять свою туфельку.

Нашему современнику куда сложнее. Хрустальные туфельки теперь продаются в фирменном магазине «Ламбутен», хотя не у всех хватает на них денег, а ортопедические матрасы делают идею с подкладыванием горошины под четырнадцать перин абсолютно бессмысленной. Вот и знакомятся принцы и принцессы друг с другом на вечеринках и в соцсетях, а в соцсети никто не даст гарантии, что твоя собеседница именно Золушка, а не ведьма какая-нибудь, скрывающаяся под милым аватаром с котеночком…

Работа у меня такая – растекаться мыслью по древу, сизым соколом взмывать в небеса и Серым Волком по полям рыскать в поисках сюжета для новой сказки. Но пора и честь знать, тем более что у нашей сказки уже есть сюжет, одновременно новый и старый, если не сказать – вечный. Потому-то и живет наша Красная Шапочка в стандартном городском доме, учится в одном из столичных вузов на четвертом курсе журфака, учится, честно говоря, так себе. Зовут ее Оля Разумовская, но все, решительно все называют ее только Красная Шапочка, и никак иначе.

Дело в том, что красный – любимый цвет Оленьки. Давным-давно она прочитала в уважаемом и солидном издании (то ли в Hell, то ли в Crazy Board, что красный цвет символизирует одновременно и независимость, и сексуальность. Оленьке очень хотелось быть независимой и сексуальной, хотя в последнем вопросе она имела мало опыта, вернее только теоретический, а потому красный стал ее любимым цветом, вытеснив с его места ультрамодный на то время розовый. (Как утверждала сама Оленька, «розовый – это, конечно, гла-амурно, но кра-асный – это ва-абще элита-арно».)

Мой дорогой читатель, возможно, уже успел записать Красную Шапочку в категорию дурочек, пустышек или, как их еще называют, «гламурных кисо». Не стоит торопиться. Мы слишком любим навешивать на других ярлыки, но человек – существо безмерно сложное и однозначной классификации не подлежит. Раз уж я взялся рассказывать вам про Красную Шапочку, значит, нашел в этой героине нечто интересное, достойное вашего внимания. Поэтому давайте подождем с выводами да посмотрим, куда выведет нас клубочек этой истории.

Только учтите – в том мире, о котором я вам рассказываю, есть не только привычные вам люди, но и разумные существа других видов. Например, Волки, Медведи, Рыбы, Гиены и прочие представители флоры и фауны, присущие нашей огромной стране.

Красная Шапочка – перезагрузка

Глава 1. Старые сказки на новый лад, или Сказ о том, как Матушка послала Красную Шапочку туда, куда сама идти не хотела

До чего все-таки приятно просыпаться поутру самостоятельно, а не по звонку осточертевшего за зиму будильника!

Красная Шапочка по своей натуре была совой; не в том смысле, что бесшумно летала и ела мышей, а в том, что любила лечь попозже и попозже встать. Она была свято уверена, что просыпаться раньше двенадцати утра вредно для здоровья, но жестокий и враждебный мир ее уверенности почему-то не разделял.

Все время, пока шла учеба в институте, Красной Шапочке приходилось вскакивать ни свет ни заря, кемарить в машине по дороге на учебу, зевать на парах в институте, где скучные преподаватели объясняли, что такое «специфика личностного интервью» или «социальный портрет современника», и мечтать о том, что вот сегодня-то она точно ляжет пораньше, хотя бы в девять… десять… но точно до полуночи, во всяком случае, не позже двух или, скажем, трех ночи.

Но, слава богу, на сегодня учеба осталась позади, сессия сдана, и теперь пришло время жить в свое удовольствие. Так что вчера, а если быть занудно-точным, то сегодня, после «небольшого празднования» окончания курса с сокурсниками в количестве шести самых близких друзей и подруг, с легким пивом, с танцами на танцполе, затем на столах, а после и на улице в ожидании такси, девушка легла спать в четыре утра.

Солнышко уже вовсю золотило кроны подернувшихся молодой листвой деревьев парка за окнами, а птицы, вполне комфортно чувствовавшие себя на высоте двенадцатого этажа, завели свой концерт отнюдь не по заявкам жильцов.

Проснулась Красная Шапочка аккурат к обеду и впервые за долгое время почувствовала, что выспалась. Она немного, с полчасика, повалялась в кровати, планируя, как проведет день, и пришла к выводу, что проведет его, поддавшись лени и праздности.

«Ничего делать не буду, никуда не пойду… – полусонно думала она. – Я это заслужила. Даже краситься не стану. Ну, может, немножко. А пока приму-ка ванну». Красная Шапочка обожала принимать ванну и могла провести в воде среди пены несколько приятнейших часов. Прихватив планшет, она направилась в ванную комнату.

В огромном, в половину стены зеркале отразилась молоденькая синеглазая девушка с распущенными русыми волосами до плеч, со вздернутым носиком и розовым ртом. Не самая яркая красавица, но чертовски миловидная. Среднего роста, со стройной фигурой, что стало видно, когда Красная Шапочка сняла длинную футболку и кинула ее в бельевую корзину.

Струя воды взбивала ароматную пену, и девушка с удовольствием легла в ванну. Однако мечта о дне, полном лени и праздности, была безжалостно сокрушена неумолимой реальностью. Не прошло и часа, как затрезвонил оставленный в комнате телефон, и по рингтону Красная Шапочка тут же определила, что звонит ее Матушка.

Матушка Красной Шапочки, в миру Алина Борисовна Разумовская, была человеком серьезным и для Оленьки неоспоримым авторитетом. Она работала колумнистом [1] в нескольких модных журналах, сотрудничала даже с зарубежными глянцами, регулярно светилась в телевизоре, «и ва-аще», как сказала бы сама Красная Шапочка.

Характер у Матушки был покладист, но крут. Если ее не дразнить, милее человека в мире не сыскать, но не дай вам боже встать поперек интересов мадам Разумовской! Вы когда-нибудь видели злую и голодную пантеру, которой прищемили хвост? Не видели – и не советую, а тем более не желаю вам встретиться с Матушкой нашей героини, когда она чем-то расстроена. В таком состоянии от пантеры ее отличало только то, что пантера все-таки кошка и обладает долей кошачьей мимимишности.

Круче Матушки была только Бабушка, но та жила в пансионате Творчества и переезжать в город отказывалась. Столица, как утверждала Бабушка, мешала восприятию Тонкого мира и посылов от «Общего Разума». В пансионате, больше похожем на коттеджный поселок, Бабушку ласково звали «наша ведьма», но она гордо именовала себя экстрасенсом и хвасталась наличием оксфордского диплома, подтверждающего ее квалификацию знатока тонких материй.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.