Для тебя

Шевченко Анна

Серия: Семнадцать [2]
Жанр: Рассказ  Проза    Автор: Шевченко Анна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Для тебя (Шевченко Анна)

ДЛЯ ТЕБЯ

Аня была уже зрелой женщиной, уверенной в себе и сумевшей добиться в жизни, кроме стабильной и хорошей работы, счастья и уверенности в себе. Это была слегка полноватая женщина маленького роста с красивыми длинными волосами без малейших следов краски, с живыми зелеными глазами, в которых, не смотря на ее сорок два года, сияли неукротимая энергия, желание получать от жизни максимум удовольствия, уверенность в себе и то легкое безумство, которое отличает некоторых женщин. Возраст никак не повлиял на нее, быть может, только, заставил стать немного более рассудительной.

Сегодня она и ее дочь, пятнадцатилетняя Кристина, остались дома вдвоем, как это часто бывало в субботу или пятницу, когда ее муж уходил на всю ночь пить с друзьями пиво (довольно стандартная мужская традиция). Нередко правда, когда Кристина уходила гулять, друзья Вовы приходили к ним домой. Сначала Аня старалась поменьше появляться в гостиной, где они сидели, так как все мужчины приходили без жен и любовниц, но скоро она стала практически неотъемлемой частью их “мальчишников”, потому что, в отличие от большинства женщин, терпеливо переносила разговоры о футболе, а по поводу всех остальных тем имела всегда свое мнение и поддерживала любой спор, высказывая оригинальные суждения. Но сегодня Кристина осталась дома, Вова ушел к одному из друзей, поэтому мать и дочь с несколькими литрами пива сели на балконе за столиком. Это был один из тех спокойных и тихих августовских вечеров, когда только редкие шорохи нарушают уединение и в воздухе навязчиво и приятно стоят запахи постепенно увядающей травы. Сначала они разговаривали на общие темы, а потом Аня вдруг сказала:

- Знаешь, я вспоминаю сейчас точно такое же лето: спокойное, тихое и безумное одновременно. Только сейчас я понимаю, что таких уже не будет, да и никогда не было, в моей жизни. Я не могу сказать, что оно было лучше, чем другие, просто тогда все было совсем не так. И такого, больше не может быть. И никогда не было… Я когда-нибудь рассказывала тебе о Насте?

-Да, ты говорила, что у тебя была когда-то такая школьная подруга.

Аня печально улыбнулась и посмотрела в даль. Ее глаза немного затуманились грустью, и она продолжала:

- Нет, Крис, это была не просто школьная подруга. Это была часть меня, та часть, без которой невозможно быть той, какой я была, когда мы были вместе. Именно поэтому я так мало говорила тебе о ней.

Это лето, лето 2004 года, было летом нашей молодости, летом прощания с детством, второе и последнее наше лето вместе: я оставалась в Харькове, а Настюшка навсегда покидала его, уезжая в Англию. Это было лето, когда мы навсегда покинули школу, где оставили свое детство, когда я поступила в Университет, а она в английский колледж, когда я жила жизнью, полной событий, пусть и не всегда приятных. И знала при этом, что есть человек, самый близкий, любимый, родной, понимающий меня всегда, умеющий прощать даже то, что не стоит. С ней я могла говорить обо всем, хотя часто нам не нужны были слова, мы и так понимали, о чем думает каждая из нас, чего хочет, на что надеется, что любит, что ненавидит.

Аня снова печально улыбнулась.

- Знаешь, - продолжала она, - когда-то мы с ней не могли найти общий язык, даже не здоровались, учась в одном классе. Но когда начали общаться, поняли, наконец, чего нам обеим не хватало в жизни. Это была не дружба, а что-то, что я не могу охарактеризовать, подаренное судьбой.

Мы не были с ней похожи. Единственное, что было у нас общего, это наше безумное желание жить, веселиться, ни о чем не жалеть и думать только о сегодняшнем дне, изредка пытаясь заглянуть в будущее.

Характеры у нас были совершенно разные. Мы обе могли дать отпор, кому угодно, нередко сами давали людям поводы для ссор, но я любила людей, а Настя… Мне кажется, что, кроме сестры, мамы и меня она не была способна любить больше никого. Она ко многим людям относилась хорошо, но никто из них ничего не значил для нее. Парнями она играла, меняя их в зависимости от настроения или времени года. Есть такой тип женщин, которым нужен не парень, а ощущение своей власти над ним, осознание превосходства. Она нередко искренне увлекалась кем-либо, но интерес проходил сразу после победы. И чем труднее эта победа давалась, тем большее удовольствие получала Настя.

Мы ни разу в жизни с ней серьезно не ссорились, хотя однажды у нас возникла ситуация любовного треугольника. Только не классического, когда двое любят одного, а совершенно нестандартного.

Ты же знаешь, что я любила твоего папу с четырнадцати лет? Но был момент, когда я думала, что не люблю его. И вот тогда я и влюбилась в Никиту. Именно влюбилась, потому что это была не любовь, а влюбленность, хотя очень сильная и болезненная. И Никита полюбил ее. Для меня это было как пощечина. Я ничего не могла, есть три или четыре дня, пила кофе без перерыва, курила по две пачки сигарет в день - ну, в общем, весь стандартный набор разбитого сердца. Кроме того, это был конец учебного года, и мне было тяжело вдвойне, так как об учебе в тот момент мне хотелось думать в самую последнюю очередь. Перед школой я каждое утро выпивала бутылку пива, чтобы было немного легче, чтобы неотвязные мысли о Никите не преследовали меня на зачетах.

А Настя даже не думала о том, чтобы быть с ним, он не был ей нужен, никогда даже не нравился ей. И я (до сих пор не знаю, зачем я это сделала) попросила ее немного повстречаться с ним. Что руководило мной в тот момент? Чего я хотела добиться? Я ежедневно видела их вместе, его счастливые глаза, которые смотрели не на меня, его руки, которые обнимали не меня, его губы, которые целовали не меня. Не меня, а мою лучшую подругу. И он знал прекрасно обо всех моих чувствах, о том, какую боль доставлял он мне…

До сих пор меня мучает один вопрос: а как бы повела себя она, если бы он не был ей безразличен? Но ответ я на него никогда не узнаю.

У нее было много поклонников. Она нравилась всем, за редким исключением. И она получала удовольствие от каждого нового признания, от каждого нового покоренного взгляда, от вида того, как все больше и больше парней превращались из-за нее в подстилки.

У Насти было нелегкое детство. Ты же знаешь моего отца, своего дедушку. Так вот, мой папа, по сравнению с отцом Насти, воплощение добра и справедливости. Ее отец был человеком богатым, добившимся всего в жизни только благодаря уму, целеустремленности и деловой хватке. Будучи одним из самых богатых людей Харькова, он полностью обеспечивал семью. Они жили в одном из шикарнейших домов города, Настя вместе со мной училась в самом престижном лицее. Но он был человеком деспотичным, властным, нередко жестоким, поэтому ни сестра, ни мать Насти не видели в жизни того счастья, которое дают свобода и хорошие взаимоотношения в семье. Может быть, именно благодаря ему, она выросла такой сильной и готовой практически к любым поворотам в жизни, умеющей находить выход из любых ситуаций, не теряя при этом чувства собственного достоинства.

И вот пришла зима 2004 года. Я вернулась из Таиланда, загоревшая, счастливая, отдохнувшая, и сразу, не разбирая вещи, поехала к своей любимой девочке, прихватив бутылку шампанского. Почти сразу Настя сообщила мне новость, поменявшую в корне мою жизнь. Она в конце марта уезжает в Англию на два месяца, а потом, в сентябре, едет туда на два года. Конечно, я была рада за нее. Сама-то я мечтала о Киеве, но после того, как родители купили дом и начали в нем ремонт, об этом можно было забыть. Да, я была за нее рада, но мне стало вдруг страшно. Я вспомнила, как успевала соскучиться по ней, когда она только уезжала на два дня на дачу почти каждые выходные (ее отец заставлял ее дышать свежим воздухом, совершенно не думая о том, что шестнадцатилетней девушке нужно более разнообразное время провождение), вспомнила, как хотела ее увидеть после двухнедельной поездки в Таиланд. И представила себе, чем для меня станут эти два месяца без нее.

Настя всегда мечтала увидеть Англию - Лондон, Оксфорд, другие города, где старинные замки, полные тайн, где серое и мрачное, вечно дождливое небо дали бы ей тот внутренний комфорт и то счастье, которого ей не хватало здесь, вдали от дома. Я забыла сказать тебе, что она была москвичкой, но с семи лет практически не имела возможности видеть родной город из-за тирании своего отца. Она безумно скучала по Москве, за ее улицами, домами, площадями, за Кремлем и другими величайшими памятниками архитектуры, история которых для нее не имела значения, так как с каждым из них у нее была связана своя история, своя жизнь, которую у нее отняли и превратили в воспоминания. Она говорила мне, что, скорее всего, вместо Англии выбрала бы Москву, если бы только ей предоставили такую возможность.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.