Князья Рюриковичи

Творогов Олег Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Князья Рюриковичи (Творогов Олег)

К ЧИТАТЕЛЮ

Интерес к отечественной истории в последние годы чрезвычайно возрос. И тем огорчительнее, что несмотря на переиздание сочинений Н. М. Карамзина, В. О. Ключевского, С. М. Соловьева, несмотря на вышедшие в последние десятилетия книги В. И. Буганова, И. Б. Грекова и Ф. Ф. Шахмагонова, А. А. Зимина, В. А. Каргалова, Б. А. Рыбакова, А. Н. Сахарова, Р. Г. Скрынникова, которые могут быть с интересом прочитаны не только специалистами-историками, но и всеми любителями отечественной истории, книг, повествующих о нашем прошлом, явно не хватает. И понятно: даже если иная книга выходит стотысячным тиражом — это же капля в море на страну с двухсотмиллионным славянским населением!

Наши знания порой оказываются чрезвычайно ограниченными. И это не вина, а беда наша. Причина тому — и год от года хиреющее гуманитарное образование в школе, теснимое точными науками, и уже упоминавшийся дефицит книг, справочников, энциклопедий.

Предлагаемый читателю свод кратких биографий князей Рюриковичей — династии, правившей на Руси с IX по начало XVII века, призван расширить наш кругозор. За семь веков сменилось более двадцати поколений князей. А в памяти любого из нас, даже не чуждого интереса к истории, не более полутора десятка имен: Владимир Святославич, Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, Юрий Долгорукий, Всеволод Большое Гнездо, Александр Невский, Иван Калита, Дмитрий Донской, Иван Грозный... Еще три-четыре имени — и это все, что мы помним со школьной скамьи. И забываются такие сложные и такие разные личности, как хитрый и беспринципный Владимир Володаревич Галицкий и сравнявшийся славой и авторитетом с европейскими королями галицкий же король Даниил, как непримиримые соперники Юрий Данилович Московский и Михаил Ярославич Тверской, как верный друг и соратник Дмитрия Донского — Владимир Андреевич Серпуховской или познавший столько испытаний в междоусобных распрях Василий Темный, как умный и расчетливый Иван III и блаженный на троне — царь Федор Иванович.

Справедливы слова, что история учит. Она учит самим опытом прошлого, в котором мы нередко находим аналогии современным событиям. Она учит познавать людей (особенно когда речь идет о людях, облеченных властью) — противоречивость их характеров, несоответствие замыслов и результатов, предостерегает от встречающейся идеализации «старины глубокой». Правильно оценивая воспитательную роль истории, не следует упрощать и обеднять исторический опыт: порой мы выбираем из сотен деятелей прошлого десяток избранных, а их превращаем в своего рода воплощение либо добродетелей, либо пороков. В действительности все было куда сложнее: в одном человеке часто уживались ум и жестокость, военный талант и непомерное честолюбие, с годами люди менялись, обретая новые черты характера... Поэтому в кратких биографиях я не ставил своей целью раздать эпитеты и оценки, да и невозможно уложить характеристику крупного политического деятеля в несколько строк; не случайно таким ярким личностям, как, например, Александр Невский, Дмитрий Донской, Иван III, Василий III, Иван Грозный или Борис Годунов, посвящены монографии. Моя задача была неизмеримо скромнее: напомнить основные факты биографии, родственные связи, важнейшие события, которые выпали на время правления того или иного князя...

Этот минимум, естественно, захочется расширить, и поэтому после каждой биографической справки приводятся сведения о доступных источниках и литературе. Ориентируясь на возможности читателя, пользующегося лишь массовыми библиотеками, в числе источников указываются только те произведения древнерусской литературы и историографии, которые публиковались в популярных изданиях с переводом на современный русский язык и комментариями. В перечне рекомендуемой литературы также по преимуществу называются книги, выходившие в последние десятилетия и не носящие узкоспециального характера. Исключение сделано лишь для книги А. В. Экземплярского «Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период», вышедшей сто лет назад и являющейся, разумеется, библиографической редкостью, но остающейся пока наиболее полным сводом княжеских биографий.

В книге приведено четырнадцать генеалогических схем, которые позволят наглядно представить родственные связи князей Рюриковичей.

Хотелось бы надеяться, что эта книжка расширит исторический кругозор читателя и поможет ему лучше ориентироваться в литературе, посвященной истории нашей страны и народа.

РУССКИЕ КНЯЗЬЯ IХ—ХI вв.

IX и X века — наиболее сложный для изучения период в истории Древней Руси. Летописцы, работавшие через 100—150 лет после описываемых ими событий, опирались в основном на устные предания и легенды; годовая сетка, отличающая русскую летопись от византийских хроник и давшая ей название (летопись — описание событий по годам, «летам»), как установлено исследователями, была «наложена» на повествование о древнейших событиях X—XI вв. лишь при создании в начале XII в. летописного свода, получившего название «Повесть временных лет». Поэтому датировка многих древнейших событий, равно как исчисление лет жизни и княжения первых Рюриковичей, может быть принята с известной долей условности.

Рюрик (ум. в 879 г.). Согласно летописному преданию, Рюрик с братьями Синеусом и Трувором был призван на Русь представителями племен: новгородскими славянами, полоцкими кривичами, весью (вепсами) и чудью (предками эстонцев) и стал княжить в Новгороде или Ладоге. Вопрос о том, кто были Рюрик и его соплеменники, откуда они пришли на Русь, был ли Рюрик призван княжить или приглашен как предводитель военной дружины, остается по сей день спорным.

Ист.: ПВЛ [1] .

Лит.: Ловмянский X. Русь и норманны. Перевод с польского. М., 1985; Авдусин Д. А. Современный антинорманизм // ВИ. 1988. №7. С. 23—34.

Олег (ум. в 912 г.). Согласно ПВЛ, после смерти Рюрика регентом при малолетнем Игоре стал родственник Рюрика — Олег. Однако в другой летописи (Начальном своде) Олег именуется лишь воеводой Рюрика. Если учесть, что к началу самостоятельного княжения Игорю было не менее 33 лет, регентство Олега представляется безусловным историческим мифом: и Олег, и фактический родоначальник династии Рюриковичей Игорь были, вероятно, самостоятельными князьями.

В 882 г. Олег отправился с дружиной на юг, вдоль водного пути «из варяг в греки». Он овладел Смоленском, а затем и Киевом, убив местных князей Аскольда и Дира. Они были, видимо, варягами; как сообщает летопись, получив разрешение у Рюрика отправиться в Константинополь, Аскольд и Дир остались княжить в Киеве. Но есть косвенные данные против того, что Аскольд и Дир были соправителями. После вокняжения Олега в Киеве, который он объявил «материю градом русским», под его властью оказалась вся территория Руси, вытянутая сравнительно неширокой полосой вдоль речных путей, ведущих из Ладоги в Черное море. Олег расширил свои владения на восток, подчинив себе северян и радимичей — племена, обитавшие в бассейне Десны и Сожа. Олег совершил два успешных похода на столицу Византии Константинополь (в 907 и 911 г.). Согласно легенде, отразившейся в ПВЛ, он умер от укуса змеи и похоронен в Киеве.

Ист.: ПВЛ.

Лит.: Сахаров. Мы от рода русского*. С. 84—159.

Игорь (ум. в 945 г.). Как сказано выше, едва ли Игорь был сыном Рюрика. Характерно, что летописец ничего не знает о подробностях княжения Игоря на протяжении четверти века, упоминая лишь походы его на Константинополь в 941 и 944 г. Второй поход привел к заключению выгодного для Руси договора с Византией. В 945 г. Игорь был убит древлянами (племенем, обитавшим в бассейне Припяти), когда попытался вторично собрать у них дань.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.