Бойцы тихого фронта

Винаров Иван

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бойцы тихого фронта (Винаров Иван)

ПАВЛУ ИВАНОВИЧУ БЕРЗИНУ — СОЗДАТЕЛЮ И РУКОВОДИТЕЛЮ СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКИ, ДОБЛЕСТНОМУ ЗАЩИТНИКУ СОВЕТСКОЙ РОДИНЫ И ВОИНУ МИРА ПОСВЯЩАЮ

АВТОР

Часть первая

В РОДНОМ ПЛЕВЕНЕ

1. ГОРОД РУССКОЙ БОЕВОЙ СЛАВЫ И БОЛГАРО-СОВЕТСКОЙ ДРУЖБЫ

Особую роль в моей жизни, особенно в молодом возрасте, сыграл Плевен, мой родной город.

Лицо города, его характер, его достоинство определялись теми эпическими сражениями, которые Скобелев — «Белый генерал» — вел здесь с многочисленной армией Османа-паши в 1878 году и победил ее. А эта победа — о чем знают даже первоклассники — в значительной степени предопределила дальнейший ход и завершение русско-турецкой войны, положившей конец вековому османскому игу. Поэтому Плевен и является городом русской боевой славы.

И Скобелевский парк был не просто парком для прогулок и отдыха, а местом поклонения и для молодых, и для старых.

Никогда не сотрется в моей памяти пережитое в далекие дни 1903 года, когда в Плевене закладывали первый камень в фундамент мавзолея.

Плевенский мавзолей — один из самых крупных мемориальных памятников, которые Всенародный комитет, возглавлявшийся старым деятелем нашего Возрождения Стояном Заимовым, решил воздвигнуть в честь и во славу павших за наше освобождение русских солдат. В те годы были созданы памятник освободителям в Софии, памятник на вершине Шипка, Скобелевский парк-музей и музеи в честь освободителей в Плевене, Пордиме, Горна-Студене и Бяле. Средства на их строительство собирали за счет добровольных взносов от населения всей страны, а часть необходимой суммы должна была обеспечить государственная казна. Помогла и Россия.

Как и следовало ожидать, население городов и сел, старые и малые, бедные и богатые, с радостью вносили свою лепту. Каждый считал участие в подписке делом личной чести. На торжество в Плевен прибыли на телегах, верхом и пешком тысячи крестьян из Плевенской области, из самых далеких краев Болгарии. Ни один человек не хотел пропустить этот необычный праздник, о котором потом мог бы рассказывать внукам и правнукам…

Народ собрался сюда не из простого любопытства: безошибочным чутьем он понимал глубокое значение будущего мавзолея и своим присутствием подчеркивал его значение подлинного символа признательности и верности освободителям…

Строительство мавзолея и музея освобождения, работы в Скобелевском парке в Плевене связаны с именем видного революционера, общественного деятеля и народного учителя Стояна Заимова.

Он часто заходил к моему отцу, еще чаще у него бывал мой отец, особенно когда после завершения работ в Скобелевском парке (1907 год) Стоян Заимов был назначен его пожизненным директором.

Пока взрослые беседовали, я играл в тихих аллеях парка с сыном Заимова Владимиром, кадетом военного училища.

Владимир был на несколько лет старше меня, но я не замечал с его стороны ни тени высокомерия, так часто присущего юношам его возраста. Этот крепкий, стройный, красивый, как мать, юноша отличался сдержанностью. Он был тихий, начитанный, прекрасно воспитанный. Свое преклонение перед Россией Владимир, еще совсем юный, умел внушить и другим. Он был достойным сыном своего отца, для которого отношение к России граничило с религиозным благоговением. Для него не существовало более священной земли, более великого народа, более могучей державы. Таким был и мой отец. В сущности их любовь к России и ко всему, что было связано с великой русской землей, послужила основой дружбы, продолжавшейся до конца их дней.

Стоян Заимов, человек строгий и справедливый, был заботливым отцом. Семья — кроме сына у него было две дочери — жила в полном согласии. Его жена Клавдия Поликарповна, родом москвичка, — была красивая, добрая и тихая женщина. Она как мать опекала сирот. Детей Стоян Заимов воспитывал патриотами своего отечества, он внушал им любовь к России. За эту любовь и преданность России спустя несколько десятилетий его сын поплатился жизнью…

Наша дружба с Владимиром Заимовым прервалась, когда его произвели в юнкеры: в военном училище летом проводились лагерные учения, и он не мог приезжать в Плевен. Он почти окончательно оторвался от прежней среды, но уроки отца не пропали даром: и в военном училище, и после его окончания Владимир вел себя как истинный болгарский патриот, храбрый воин и доблестный гражданин.

Через три десятилетия, в 1935—1936 гг., мне пришлось вспомнить о друге детства. Сначала Берзин, а потом мой товарищ по совместной работе в Китае попросили меня дать сведения о заинтересовавших их болгарских военных и политических деятелях. Часть оказалась приверженцами провалившегося режима 19 мая и Офицерской лиги. Среди других имен мне бросилось в глаза одно, взволновавшее меня, напомнившее годы детства, — Владимир Заимов.

— Генерал, бывший секретарь Офицерской лиги, бывший начальник гарнизона города Шумена, бывший инспектор артиллерии, противник монархизма и подлинный демократ! — так вкратце охарактеризовал его мой товарищ. — Ты хорошо знаешь этого человека, Ванко? Он ведь из твоего города?

Я рассказал все, что знал о молодом Заимове, его отце, об атмосфере любви к России, в которой он вырос.

— Могу ли я рассчитывать на него?

— Яблоко недалеко падает от яблони. Но на всякий случай проверь, разузнай. Я не видел его тридцать лет…

Яблоко действительно упало недалеко от яблони. Сын, унаследовавший любовь отца к России, хранил в душе верность и преданность Советскому Союзу. Генерал Владимир Заимов достойно исполнил свой патриотический и интернациональный долг: в канун и в первые, самые суровые годы войны он активно помогал советской разведке в Софии и в ряде других стран гитлеровского тыла. Как известно, его предал провокатор. Красный генерал был расстрелян в июне 1942 года в Софии, на стрельбище школы офицеров запаса. После победы я узнал, что Заимов встретил смерть гордо, как настоящий воин. Перед смертью он крикнул: «Советский Союз и славянство непобедимы! За мной идут тысячи. Да здравствует свободная Болгария!»

В полночь с 1 на 2 июня, сообщив о расстреле, Московское радио передало: «Болгары, встаньте на колени Сегодня вечером расстрелян славный сын Болгарии и славянства, генерал артиллерии Владимир Заимов!» Советский Союз оказал высокие почести герою…

Я начал говорить о Плевене, а перешел на генерала Заимова и его расстрел. Это не случайно.

Духовное величие Заимова связано со специфической атмосферой Плевена. Для болгарина, выросшего среди священных реликвий этого города, дышавшего в молодости его воздухом, ступавшего по его земле, политой кровью тысяч русских солдат, воспитанного на рассказах о храбрости русских богатырей, было легче разобраться в событиях окружающей жизни, понять, откуда всходит солнце.

Так было с Заимовым-младшим, так было со многими моими земляками, братьями по классу. Так было и со мной.

2. С 9-Й ПЛЕВЕНСКОЙ ДИВИЗИЕЙ НА ЮЖНОМ ФРОНТЕ

Когда в пятнадцатом году меня призвали под знамена «служить царю и отечеству», мне исполнилось девятнадцать лет.

Меня зачислили в 6-й пехотный полк 9-й Плевенской дивизии. После краткого обучения дивизия направилась к месту назначения.

На фронте — в районе станции Гевгелия и на Дойранском озере — наша дивизия стояла до конца войны. Против нас выступали в основном английские, а под конец и французские части. В 1917 году северо-западнее позиций нашей дивизии появились русские. Это, как и следовало ожидать, подействовало на солдатскую массу обескураживающе. Было мучительно думать, что нужно стрелять в своих освободителей. И вскоре там началось братание.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.