Тайна голубой бухты

Довжик Василий Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайна голубой бухты (Довжик Василий)

Лялик не мог уснуть, хотя очень устал от дороги. У бабушки с дороги болела голова, и она легла отдохнуть. Положила и мальчишку. Но ему не спалось, потому что чувствовал, как за стеной жило море. Оно дышало в открытое окно, хлюпало на берегу тихо-тихо. Чтобы не разбудить бабушку, он на цыпочках вышел из хаты.

На перевернутой лодке на берегу сидел незнакомый мальчишка. Жевал краюху хлеба.

— Как тебя зовут? — спросил Ярик.

— Андрейка.

— А меня Ярослав.

— Нет. Тебя зовут — Лялик!

— Откуда ты знаешь?

— Мне твоя бабушка говорила: «Привезу Лялика!» Xи! Ты что — в куклы играешь? Салага!

— Да нет. Я маленьким не умел произносить «Ярик». А теперь послушай: рыба, рррак!

Голубая бухта золотилась на солнце, волны друг за дружкой набегали на песчаный берег и затихали.

Лялик нашел в песке отшлифованный камушек.

— Глянь, какое яйцо!

— Само собой… Камушек. У нас их полно на побережье.

— А вот розовая черепашка!

— На тебе еще и эту. Белую.

— Будем корабль выкладывать, — предложил Лялик, ровняя песок руками. Выложили из черепашек белый корабль, из камушков — зелено-голубую волну.

Начали красное солнце над кораблем выкладывать. А настоящее солнце все клонится и клонится к воде. Над бухтой совершил круг самолет.

— Вечерний, — заметил Андрейка.

Заскулили чайки возле деревянного причала. Застучала моторная лодка.

— Дед Павел на банку поплыл. Сети ставить.

Лялик и сам видит, что это дед Павел. Чайки крикливой стаей летят за лодкой, и ему тоже хочется к дедушке.

— Твой дедушка частенько на банку ходит. Это его любимое место, — засмотрелся в даль Андрейка.

— А что это за банка? — спросил Лялик.

— Мель так называется — банкой. Ее обходят корабли. Моряки говорят: чтобы не сесть на банку…

Лялик смотрит туда, где дедушка остановил лодку, но никакой мели он не видит.

— С берега не увидишь. Надо аж туда заплыть.

— А ты плавал?

— Конечно! На паруснике. Мы всем классом туда плавали. Там, когда море тихое,

можно на дне увидеть фашистский «мессершмитт». В войну сбили. Застрял носом в дно, только крылья и хвост видно…

Лялик смотрит на Андрейка и не верит ему. Прислушивается, как Голубая бухта хлюпает волнами, словно хочет поведать ему свою тайну. А вдалеке еле-еле видна дедушкина лодка. Хоть бы скорее возвращался дедушка, у него обо всем можно расспросить…

— Пошли, Лялик, а то тебя уже бабушка выглядывает.

Они ушли домой, оставив на берегу белый корабль из черепашек.

Вечером пришел дедушка, и бабушка жарила свежую рыбу. За ужином Лялику подкладывали в тарелку самые вкусные, с хрустящей корочкой кусочки и все приглашали есть. А Лялик смотрел на дедушку Павла и не знал, як начать разговор. Наконец решился. — Дедушка, расскажите о войне.

— Ну вот тебе, — хлопнула в ладоши бабушка. — Да ну ее, ту войну, не против ночи вспоминая…

— Расскажите, дедушка.

— Что же тебе такое рассказать? — поинтересовался дедушка.

— Расскажите о немецком самолете, сбитом над Голубой бухтой.

— Откуда ты узнал про самолет? — удивленно посмотрела на Лялика бабушка.

— Мне Андрейка сегодня возле моря сказал. Г оворит, что возле банки на дне можно увидеть, как застрял самолет.

— Про самолет, это пусть тебе расскажет бабушка. Вона хорошо помнит этот самолет, — задумчиво сказал дедушка.

Лялику постелили, и он лег на диван. Бабушка села возле него, задумалась. Глаза стали большие-большие, тревожные. В комнате воцарилась тишина, только слышно было, как за окном плескалось в берег море.

— Взяли нас, девушек, на войну телефонистками.

Ну что?

Прежде всего переодели. В военную одежду. Снимают девчата свою обувь на кучу. Сапоги военные обувают. Когда земля бомбами и снарядами разрыта и раскиснет от плохой погоды, без сапог не обойтись. Сняла и я свои туфли. Новые-новёхонькие. Мама мне на день рождения подарила. Жалко мне маминого подарка стало. Завернула я туфли в полотенце и так на зенитную батарею и привезла. В свободное время примеряю себе туфли. Легкие же вони, как перышки. После сапог, словно и на ноге их нет. Как-то сижу, любуюсь туфлями. Вдруг команда: «Воздух!» Налетели вражеские самолеты. Сняла я туфли, а переобуваться некогда. Задребезжал телефон. Старший командир приказы по телефону передает, я передаю своему командиру, а он — зениткам. Совсем близко взорвалась бомба. Мене з телефоном засыпало в окопе. Выбираюсь из-под земли — возле зенитки один старшина сидит. Раненый. Я к нему, чтобы перевязать, а он: «К зенитке!»

Припала я к зенитке. Вверху носится самолет, будто на голову падает. И аж дрожит весь. Вокруг пули мечутся. Сама не знаю, как зенитка в меня в руках ожила. Гляжу: из самолета вырвался черный хвост дыма… Раненый старшина крикнул что-то и потерял сознание. Метнулась я к нему. И не увидела, как самолет в воду упал. Отбили мы налет. Прогудели самолеты, словно далекий гром. Тут я увидела, что стою босая. Глянула туда, где туфли оставила, а на том месте большая воронка…

— Нашла, о чем жалеть — откликнулся дедушка. — Туши свет, ребенку спать пора.

— А старшина живой? — тихо спросил Лялик.

— Живой, живой. Спи. Дедушка сердится.

Лялик затих. Но не уснул. Море ночью тревожно шумело, вроде хотело выбросить на берег вражеский самолет. Но он, наверное, застрял по самые крылья в песок.

Утром Лялик проснулся от того, что дедушка и бабушка говорили шепотом. Они не хотели его будить. Но мальчик расплющил глаза и сразу же встал. Тут дедушке некуда было деваться — взял Лялика с собой сети выбирать.

Вынужден был взять, потому что мальчик очень хотел увидеть вражеский самолет на дне моря.

А когда шли к лодке, к ним присоединился Андрейка. Пусть с Ляликом выйдут в море и к рыбалке присматриваются: может, в жизни кто-то рыбаком станет.

На воде было прохладно. Солнце еще не взошло. На востоке горело небо, а вода казалась фиолетово-синей и глубокой. Волны слегка качали лодку, плескались о дно. Рыбаки быстро добрались к месту. Никакой банки Лялик не увидел. Вода и вода. По ней дорожка, обозначенная флажками. Это буйки. Ими обозначают, где стоит сеть. Чтобы никто из рыбаков нечаянно не впутался. Начал дедушка выбирать сеть. Забилась первая рыба. Лялик и Андрейка и себе работу нашли. Буйки-флажки собирали. Их вынимать легко, потому что они длинной веревкой связаны. За работой не заметили, как взошло солнце. Щедрые лучики затанцевали на волнах, разбежались во все стороны, словно паутинки. Рыба в лодке заблестела перламутровой чешуей.

— Дедушка, а мы самолет посмотрим? — спросил Лялик.

— Посмотрим, если он там еще торчит, — буркнув дедушка.

И правда, как только они управились с рыбой, дедушка повернул лодку круто на запад. Лялик заметил, как зажелтело дно. Это она и есть, банка! Еще немного проплыли. Дедушка остановил лодку, наклонился над бортом. Долго смотрел в воду, а потом крикнул Лялику:

— Если уж тебе так захотелось увидеть это страшилище — смотри!

Мальчишки бросились к дедушке, наклонились над бортом. Прозрачной утренней воде увидели темный силуэт самолета. На крыльях и на хвосте висели водоросли. Крестов не было видно ни на крыльях, ни на фюзеляже. Черепашками заросла фашистская броня.

Проплывали стайки рыбок, мелькнула возле хвоста кефаль. Водоросли качнулись и снова затихли.

— Айда, пацаны, на берег, а то рыба задохнется на солнце. — Дедусь повернул ручку мотора на себя. Лодка круто развернулась и пошла в открытую бухту, задирая нос. Волна разбилась об острый нос лодки. И поднялись брызги, словно белый туманец, а в нем заиграла радуга от солнца. Между волнами лодка оседает в западину, и от этого сладко замирает сердце. Ветер поднимает Ляликовы волосы, холодит и щекочет лицо. Мальчик отворачивается от упругого ветра, и его щеки нагреваются. Лялик перебирается до дедушки на корму.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.