Ведьмочка и большие мухоморы

Полянская Катерина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ведьмочка и большие мухоморы (Полянская Катерина)

Текст ушел на вычитку

Глава 1

Жизнь ужасно несправедлива. Вряд ли найдется хоть кто-то, кто смог бы поспорить со мной в этом вопросе.

Но мне, Аксинье Осенней, или попросту Ксинке, вдобавок ко всему не повезло еще и родиться светлой ведьмой. Тут я больше ворчу, потому что ведьмачить мне нравится. Очень нравится! Травки там, отвары, амулеты разные… И все тебя любят, все благодарны. Загвоздка в другом: светлую магию разрешено использовать только на благо. Притом, не себе, а другому.

Разве это честно? Ни красоту навести, ни растянуть время, чтобы успеть и на свидание сбегать, и задания ведьмы Селены выполнить, ни обидчику отомстить, маленькую — малюсенькую порчу навести. Ведь я умею! Все — все умею! Но нельзя. Иначе из Ведовской школы выгонят и звания светлой ведьмочки лишат.

Несправедливо? Еще как!

Впрочем, я с этим успешно боролась и правила иногда нарушала. Несильно, так, слегка. Никакого запрещенного колдовства или еще чего в этом духе. Но заговоренная колода карт у меня имелась. Это не приветствовалось, не одобрялось, но и строгого запрета на гадание не существовало. Тем более что заговаривала колоду не я, в наследство от мамы досталась. А та в свою очередь купила где-то. Вот я и пользовалась. Каждое утро, прежде чем выйти из дома, вытаскивала из колоды одну карту наугад. И должна сказать, еще ни разу не обманулась.

Сегодня у меня был день рождения, больше того, день совершеннолетия, вот я и решила сделать себе подарок и разложить настоящий пасьянс.

Специально для этой цели встала пораньше. Устроилась за столом, где обычно готовила домашние задания и, пока перемешивала колоду из пятидесяти карт с изображениями самых разных вариантов судьбы, тихонечко, чтобы ведьмочки из соседних комнат не услышали, прошептала:

— Аксинья Осенняя, рожденная в последний день последнего осеннего месяца… То есть, никакая я не Осенняя, просто ведьмы ленились проявлять фантазию, вот и давали всем подкидышам «родовое имя» в соответствии с сезоном, когда их нашли. И маме моей дали. А она мне, потому что другой просто не было, — тут я вспомнила, что колоде это скорее всего не интересно, и торопливо перешла к делу. — Хочу узнать свое будущее! Самое ближайшее. И пожалуйста, пусть там окажется что-то необыкновенное… Молодой ведьмак из столицы или выгодное предложение для практики. И какой-нибудь сюрприз. Я никогда ничего не просила, можно мне хоть один подарок за восемнадцать лет?..

Колода отмолчалась, а иного никто и не ждал. Так что я трясущимися руками разложила пасьянс… и вся похолодела, обмерла!

Потеря.

Предательство.

Смерть.

Шанс.

Подарок на совершеннолетие мне совершенно не понравился. В Колоде Судьбы было всего четыре злые карты, и все их я сейчас наблюдала перед собой.

Сердечко колотилось гулко и больно.

Как же так-то?

За что?!

Я же ничего плохого не сделала…

Зашвырнув предательницу в верхний ящик стола, я быстро собралась и понеслась в школу. Третьему выпускному курсу сегодня было только к полудню на беседу с куратором, но я перед этим еще хотела в библиотеке посидеть, чтобы днем со спокойной совестью прогуляться по лавкам и купить себе нормальный подарок, а вечером отправиться с девчонками праздновать знаменательную дату.

Скоро у меня будет церемония вступления в ряды светлых ведьм, потом диплом и какая-нибудь интересная работа. Возможно, даже в столице. Если доживу…

Навеянные гаданием страхи я старалась гнать от себя прочь, но колода не ошиблась еще ни разу, и это заставляло содрогаться от ужаса.

Школа встретила непривычной тишиной.

Я поначалу даже не поняла, что именно не так. Вахтерша не сплетничала с бородатым дворником, ведьмочки тихими мышками старались прошмыгнуть по своим делам и лишней минуты в коридорах не задерживались, даже два пузатых гнома, состоявшие у нас охранниками, стояли на посту, а не резались в кости, устраивали очередное пари или рвались опробовать какое-нибудь ведьминское варево. Никто не смеялся, не взрывались котлы первокурсниц, не сплетничали, сбившись в стайки, молоденькие практикантки.

В общем, все было не так.

На какой-то безумный миг я даже заподозрила, что ошиблась учебным заведением, но тетушка Гертруда, наша вахтерша, строго так посмотрела на меня и как зашипит:

— Иди, куда шла, нечего здесь памятник изумленной ведьме изображать. И поживее!

— А что вообще происходит? — набравшись смелости, спросила я.

А происходило наверняка нечто грандиозное! Потому что Гертруда все без малого три года, что я ее знала, была милейшей старушкой и ни разу ни одной ведьмочки не обидела.

— В школе проверка, — сделав страшные глаза, совсем тихо поведала мне вахтерша. — Из самой столицы проверяющий приехал. Злющий, что жуть! На меня накричал, директрису нашу оштрафовал, троих преподавательниц уволил, грозится верховных ведьм всех разжаловать до простых ведьмочек и требует, чтобы немедленно отчислили всех отстающих.

Известие было неприятным. И хотя училась я почти отлично, а отстающей уж точно не являлась, стало неспокойно. Эти столичные ведьмаки только и знают, что везде совать свои ученые носы и устанавливать глупые правила! А несчастным ведьмам потом мучайся.

Наш Цветинск, конечно, не столица, но и не совсем захолустье. Все, что надо, здесь имеется. И хотя все мы втайне мечтаем, доучившись, посмотреть большой мир, город свой любим. И Ведовскую школу вместе со всеми преподавателями. Хорошие они здесь, сердечные. Никогда зазря не обидят, а если и заслужишь, простят. Пожурят, бывает, но всегда дадут возможность исправиться. Потому и получается, что у некоторых особо безответственных или бесталанных «хвосты» еще с позапрошлого года тянутся… У Викуши любовь случилась, у Марыси кот ученый сбежал, пока ловила, было как-то не до учебы, у Ляльки матушка хворала, надо было ухаживать за ней, а Марьяша, моя лучшая подружка, просто лентяйка. Я ее, конечно, люблю, но недостатки прекрасно вижу. Но Марьяша — отдельный случай, ее матушка у нас директриса, а уж она-то единственную дочку до выпускного в любом случае дотянет.

Жалко было девчонок, хотя в глубине души я и признавала, что в Ведической школе царит полнейший бардак. Но не отчислят же их на самом деле! Госпожа Веселина — ведьма хорошая, пример для всех нас, она ни за что такого не допустит. В крайнем случае, дадут пару недель, чтобы все пересдать, а уж ведьмы — преподавательницы молодое поколение в беде не оставят. Сами такими были, помнят еще, каково оно.

Под эти мысли добрела до библиотеки.

А внутри царил настоящий потоп!

Захлебывались рыданиями практикантки, библиотекарша блестела влажными глазами, судорожно всхлипывали три ведьмочки, одна вдохновенно плакала, уронив голову на стол, а в углу приткнулись две молоденькие преподавательницы. Стало не по себе. Решив, что в такой атмосфере спокойно позаниматься не получится, я решительно направилась к самой главной плаксе.

Девушку звали Анита, она тоже училась на третьем курсе, правда, не в моей группе. Но все равно мы иногда пересекались и друг друга немного знали.

Попробую выяснить подробности, заодно успокою ее. Разве это дело, из-за всяких ведьмаков рыдать?

— Не плачь, — я придвинула себе стул и слегка дотронулась до плеча рыдающей ведьмочки. — Знаешь же этих столичных, сколько их тут перебывало, и все норовят свои порядки установить. Через пару дней он уедет, а у нас опять все будет по — прежнему.

Саму меня зверства проверяющего не впечатлили. Подумаешь, выискался самый главный! Мне сейчас о дипломе, экзаменах и выпускном думать надо.

Но Анита отчаянно шмыгнула носом, подняла голову, повернула ко мне заплаканное, раскрасневшееся лицо и с безысходностью в голосе прошептала:

— Не будет.

Так, похоже, тут все запущенно.

— Глупости говоришь! — горячо возразила я и, чтобы немного подбодрить, слегка сжала ее плечо.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.