Кит плывет на север

Строкина Анастасия

Жанр: Сказки  Детские    2015 год   Автор: Строкина Анастасия   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кит плывет на север (Строкина Анастасия)

Напутствие мореплавателям

Далеко, в холодном Океане живет Остров, а на Острове живут люди — охотники, рыбаки, художники, и много кто еще, и голубая полярная лиса живет (на местном языке — Акчинук), и неповоротливый тюлень — здесь его зовут Акиба. Красивые птицы летают над Островом — большие чайки, черные бакланы, разноцветные топорки. Медленные киты проплывают мимо него. Огромные грибы на толстых белых ножках вырастают из его земли.

Вы, конечно, можете спросить, а так ли далеко Остров на самом деле? Ведь если что-то от чего-то далеко, значит, от чего-то другого оно непременно близко. Вот, к примеру, из Мексики в Финляндию лететь и лететь, а из маленького Светогорска под Петербургом хоть на велосипеде, хоть пешком — всего ничего.

Только наш Остров особенный. Он одновременно далеко от всего на планете, он как будто сам себе планета, и совсем не позаботился о том, как землянам до него добираться. От полуострова Камчатка вам придется лететь несколько часов или плыть несколько дней — разумеется, при хорошей погоде. По воде можно прийти к Острову и от Аляски (вдруг вы окажетесь там). Но это путешествие не для слабаков: Океан в тех краях суровый, северный, а шторма такие сильные, что даже и пиратам не снилось.

Сам Остров носит имя Беринга — мореплавателя, капитана-командора, который, несмотря на шторма и ветры, сумел добраться до Острова — и не на самолете или огромном быстром корабле, а на пакетботе 18 века!

Впрочем, вы всегда можете изучить карту и проложить свой маршрут до Острова Беринга или почитать о нем заметки путешественников.

А я вам расскажу про другое — про мамору, маленького хранителя Острова, про то, как он долго плыл на Ките в поисках своей земли, про птиц и зверей, про алеутов, про то, почему здесь самые вкусные грибы и совсем нет деревьев.

Когда-нибудь вы, конечно, сюда приедете, и встретите мамору, и всех узнаете, и будете гулять по берегу и слушать Океан. Потому что вы настоящие путешественники и бесстрашные мореплаватели.

* * *

Немногие знают о том, что у каждого острова должен быть свой мамору. И столько у этого мамору дел и обязанностей, что иногда их список оказывается длиннее самого острова. Конечно, это только если остров маленький — на пять-шесть деревьев, девять-десять булыжников, два-три гнезда. Очень много работы у мамору, потому что он за все ответственный.

Давным-давно один мамору плыл на Ките вокруг всей земли в поисках своего острова. У него еще не было имени, а вместо имени был цвет — «зеленый, как влажные от дождя крылья жука-бронзовки, который живет на сорок восемь шагов южнее от восхода солнца». Но так его, кончено, никто не звал. И был он просто мамору Зеленого Цвета. Он еще не знал о том, что ждет его впереди. Полный предчувствий, сомнений, ожиданий, страхов и радостей, он ходил по Киту взад-вперед, взад-вперед.

— Эй, мамору, рыба-луна тебе на голову! Нельзя ли потише там, на мне! — время от времени возмущался Кит.

Тогда мамору ложился на спину Кита, покрытую мелкими ракушками, и смотрел в небо. Но потом, как будто что-то его кольнуло, подпрыгивал и снова принимался ходить взад — вперед, взад — вперед. Через несколько дней пути Кит устал возмущаться и отстал от беспокойного мамору: «Безголовая селедка! Что с него возьмешь? — подумал Кит. — Сколько я перевидал мамору — такого беспокойного вижу в первый раз!»

Кит, конечно, знал, что от этого путешествия зависит, обретет мамору имя и остров или станет небольшим гладким подводным камнем. И однажды его, наконец, выбросит на берег, но кто-то поднимет его и запустит по воде — бульк-бульк-бульк. Два или, если повезет, три раза он коснется воды, и снова исчезнет на глубине. А Киту, казалось, было все равно: рано или поздно он повезет нового искателя, и все повторится.

Взад-вперед, взад-вперед топотал мамору. Разные нехорошие мысли подбирались к нему, и тогда он отковыривал с китовой спины ракушки и кидал ими в мысли. Но они никак не отгонялись:

— А что, мамору, — говорила одна мысль, — если ты не узнаешь его?

— Вот, мамору, — злорадствовала другая, — надо было лучше учиться!

— Надо было лучше учиться, — не унималась третья, — как бы все было проще тогда!

Мамору зажимал уши и принимался топотать еще быстрее, отчего Кит только недовольно вздыхал. Но уже ничего не говорил.

Так они и плыли — огромный серый Кит и его маленький пассажир. Ростом мамору едва ли был выше воробья, хотя обычно будущие хранители никак не меньше взрослой вороны. Зато он точно мог похвастаться хвостом — длинным, в два раза длиннее его самого. Хвост и в самом деле был его гордостью и предметом зависти для остальных, короткохвостых мамору. Как все ученики, он носил форму — белую рубашку, подвязанную красным поясом и красные штанишки. Всё это, признаться, не очень сочеталось с зелёным цветом его тела, но выбирать не приходилось. Красный с белым отпугивал хищных птиц, которые не прочь были полакомиться молодыми мамору.

Под вечер Кит погружался в глубину на ночлег, а мамору доставал из кармана складную трубочку для подводного дыхания. Трубочка была длинная-длинная-предлинная, высотой с целое дерево! Мамору раскладывал ее, привязывал к хвосту, чтобы она случайно не уплыла, и ложился спать. Он глубоко дышал и ждал. Но сон никак не приходил. Тогда он расстраивался, вставал и продолжал топать по сонному Киту. «Это все потому что я думаю о сне, а не сплю! — размышлял мамору. — Но как мне быть, если я постоянно думаю о том, что я не сплю, когда должен спать!»

В такие бессонные ночи мамору вспоминал об Острове Островов, где он родился 72 числа в 8884 году островной эры и где учился мастерству хранителя. Он даже хотел написать книгу об Острове Островов, потому что еще ни один мореплаватель не достиг его берега, ни один исследователь не описал его, а это так интересно! Остров Островов находится на дереве по имени Бака, а сам Бака растет из глубины Океана. По его стволу можно спуститься на самое дно земли, а по его веткам можно добраться до облаков. Это не так и легко: ствол и ветки дерева извилистые, да еще и в корявой коре живут разные-разные рогогастры. И не все они приветливы и добродушны. Чёрные и бурые рогогастры — в отличие от более миролюбивых жёлто-сиреневых — с самого рождения зубастые и злые. Тельце у них маленькое, чешуйчатое, а лапки длинные, крючковатые. Этими лапками они легко могут подцепить зазевавшегося мамору, и за какую-нибудь минуту ничего от него не останется. Ни волосинки, ни коготка. Но будущим хранителям и их мастерам несколько раз в год приходится продираться сквозь рогогастров и петлять по закоулкам дерева Бака. То они спускаются на дно, чтобы убедиться, все ли там в порядке, в самой глубине земли. Они составляют перепись подводных обитателей и записывают, как изменились подводные вулканы. То они поднимаются на облака и тучи, чтобы изучить их состав и направить ветер в нужном направлении. И какой ученик не мечтал бы подняться еще выше — на другие планеты, чтобы познакомиться с их хранителями. Но пока еще не выросло такое дерево, которое дотянулось бы до самых звезд. Впрочем, и без далеких планет путешествие по дереву Бака было настоящим приключением. Но обо всем этом мамору Зеленого Цвета мечтал написать когда-нибудь потом, если, конечно, ему повезет и он не превратится в камень.

Он вспоминал о том, как любил лежать на самом высоком холме и лепить цветы и буквы из облаков, о том, как на его хвост часто запрыгивала госпожа-Жа, большая жаба, и болтала всякую ерунду, но ему почему-то нравилось ее слушать. Вспоминал школу хранителей островов, где он провел не много — не мало 12 лет — от самого рождения, а хранители островов живут долго, так долго, что сами потом забывают, родились они когда-нибудь или всегда существовали на земле.

Однажды к нему подошел Учитель и сказал: «Еще один остров скоро станет совершеннолетним, и мы решили, что именно тебе пора отправиться на его поиски».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.