Лето в Калиновке

Гомолко Николай Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Лето в Калиновке (Гомолко Николай)

Глава первая

С верхушки дерева видно далеко-далеко, как с мачты корабля. Костя поднес ладонь к выгоревшим бровям и внимательно посмотрел в сторону озера. Оно начиналось почти за самой деревней. Только неширокая полоска огородов темнела между шумными калиновскими липами и синей спокойной водой.

Припекало солнце, и над медлительными, чуть заметными волнами тонким белесым маревом колыхался нагретый воздух. А там, где блестящая гладь подходила к горизонту, неведомо откуда, будто с поверхности озера, поднимались в небо мягкие облака. Мальчик живо представил себе, как они будут становиться все гуще и гуще, отяжелеют, нальются синевой и поплывут, чтобы закрыть непроницаемой завесой все небо. Потом сумрак разорвет звонкая острая молния — и хлынет ливень.

Костя повис на руках и заскользил по стволу липы, почти не касаясь ветвей, «по-матросски». Медлить не приходилось: перед дождем на охоту обычно выходят щуки!

Верхушка липы еще качалась, а мальчик уже выбежал из калитки, держа на плече весла, а в руке «дорожку» — длинный шнур с верткой золотистой блесной и рыболовным крючком.

Тенистая улица была тиха и пустынна. И только у самого поворота в проулок мелькнуло за деревьями выгоревшее голубое платьице.

— Наташа! — отчаянно закричал Костя.

Девочка удивленно оглянулась.

— Где Володька? — подбежав к ней, спросил мальчик.

Наташа пожала плечами, как бы желая показать, что ей совершенно непонятно, почему вдруг ее останавливают такими вопросами.

— А ну тебя! — нетерпеливо воскликнул Костя и повернул обратно. Но девочка ответила:

— Где ж ему быть? На озеро побежал.

— Так я и знал! — грустно протянул мальчик. — Никогда не подождет! Вот единоличник проклятый!

— Что? — грозно спросила Наташа. — Ты честное пионерское давал?

— Давал, — задиристо ответил Костя. — Подумаешь, какая сознательная! Мы договаривались, чтоб при нем не обзывать. А без него, что хочу, то и говорю…

Он лихо стегнул себя дорожкой по штанине и, вдруг вспомнив о причине своего беспокойства, почти жалобно попросил:

— Наташа, может, ты хочешь порыбачить? Я один не управлюсь: и весла и дорожка!

— Да ты что? — изумилась Наташа. — У меня дела. Я лен полоть иду. Это вы бездельничаете.

— Кто бездельничает? — вспыхнул мальчик. — Не бездельничаем, а отдыхаем… Для чего, по-твоему, государство каникулы установило?

Но девочка не стала спорить. Она повернулась на одной ноге, перебросила через плечо на грудь коротенькую черную косичку, показала Косте язык и убежала.

Мальчик сжал кулаки. Всегда вот так с этими девчонками! Чем лучше к ним относишься, тем больше нос задирают. Если бы он, Костя, был девочкой и парень доверил бы ему такое дело — управлять челноком, он бы…

Что бы он сделал, осталось неясным. Косте просто некогда было об этом раздумывать: щуки ждать не станут. Неужели придется мириться с Антошкой?

Вообще-то говоря, Костя собирался помириться с Антошкой еще позавчера. Поздним вечером мальчик лежал на диване и старательно жмурил глаза, чтобы не догадались, что он не спит. Начало разговора отца с матерью Костя прослушал — размышлял о том, как через много лет вернется домой командиром боевого корабля, как встретит Антошку и не подаст ему руки. Но тут отец весело воскликнул:

— Как раз наоборот, Марыся! Именно потому, что я прав, я пойду первым мириться с эмтээсовским директором. Когда маху дашь — трудно на мировую идти: и красней, и бледней, и пот со лба только успевай утирать… А так — шагаешь, а на душе легко: пусть директор глаза опускает!

Костя подумал, что слова отца как нельзя более подходят и к его ссоре с Антоном.

Давно уже не было такой ссоры или стычки — а вообще-то за Костей числилось их немало, — когда неправота Костиного противника была бы так очевидна. Костя шел по улице и никого не задевал, не трогал, не дразнил. Он собственными глазами видел, как Антон сорвал шапки с малышей Владика и Тимки. Не мог же Костя за них не вступиться!..

Когда тетя Аксинья, Антошкина мать, услышав вопли ребят, выбежала из дому и увела сына, несмотря на его отчаянное сопротивление, вся мелюзга подтвердила, что Костя был прав. Подумаешь, Тимка крикнул Антону: «Заноза!» Так ведь фамилия-то Антошкина по отчиму, дядьке Савосю, Занозин. Костина фамилия Дударь, и если бы он бросал в лужи шапки всех, кто называет его «дудкой», а то и «дудочкой», никаких луж не хватило бы на всем белом свете.

Позавчера Костя решил помириться с Антошкой. Он был прав, а Антон пусть опускает глаза. Но потом Костя передумал.

«Я-то знаю, что я прав, — рассуждал он, — но Антошка, может быть, и не знает. Подумает еще, что я к нему подлизываюсь…»

Вот почему Костя несколько минут колебался: зайти к Антошке или нет. Можно было бы, конечно, обойтись и без него, если б Володька не сбежал. Попробуй, найди его на озере… Да еще Наташка от Костиного предложения отмахнулась…

А дождь ждать не будет, того и гляди, пропадет зря время.

«Зайду, — подумал Костя. — Скажу прямо: так и так, не могу без тебя на рыбалке обойтись. Но все же знай: в воскресенье ты был неправ».

Антошка, видимо, следил за Костей, шагавшим к его дому, из-за забора. Когда тот вошел в калитку, Антошка пренебрежительно сплюнул сквозь зубы на землю — только у него одного во всей Калиновке это получалось так лихо — и, задрав нос, принялся рассматривать крону яблони.

— Здорово! — весело сказал Костя.

Антон продолжал рассматривать яблоню.

— Антошка, здорово, — повторил Костя.

Прошло некоторое время, пока хозяин повернулся в сторону гостя и недружелюбно заметил:

— Не беспокойся, я здоров. А тебе, верно, солнцем голову напекло, что, не спросясь, в чужую калитку лезешь, как медведь на пасеку.

Антон, видимо, рассчитывал на длительные переговоры. Но время уходило, и Костя выпалил разом:

— Мир на веки вечные, Антошка! Что было, то сплыло и не вернется! Побежали скорее. Щуки сейчас пойдут во какие! Только успевай тянуть. Видишь, гроза собирается.

— Над твоей головой! Если бы мать не помешала мне в воскресенье, я бы… — Он подступил к Косте! — Правильно ты сделал, что пришел сдачу получить… И за это, и за это. — Он показал на синяк под глазом и шишку над бровью.

— Я пришел мириться, — твердо сказал Костя, — и драться с тобой не хочу! — На всякий случай он все же выставил левое плечо вперед.

Антона поразило необычное миролюбие соседа.

— Ладно уж, — пробормотал он. — Я не фашист, чтоб на парламентера нападать. Видишь, как ни крути, а без Антона не обойтись. Пришел все-таки на поклон?!

Костя хотел ответить, как и полагалось в таких случаях. Но потом вспомнил: «А все-таки я прав, а не он. И не хочу я, чтобы мы врагами были. У Антошки, конечно, характер тяжеловатый, и малышей он тогда ни за что обидел… Но разве можно жить рядом и не разговаривать, не встречаться, не рыбачить вместе?..»

— Конечно, не обойтись, — улыбнулся Костя. — А зачем мне без тебя обходиться? Не с Володькой же компанию водить…

— Ага! — торжествующе заметил Антон.

Он хотел добавить еще что-то, но Костя вдруг подпрыгнул и, глядя на сереющую полоску неба, закричал:

— Медведь неповоротливый! Долго ты еще собираться будешь?! Все щуки разбегутся, пока мы тут с тобой…

Антон мигом оценил положение и бросился вслед за Костей к калитке.

И только уже на улице он солидно сказал:

— А за синяки ты мне еще ответишь. Скажи грозе спасибо, что тебя выручила!

Мальчики быстро шагали к озеру. Костя вообще не любил да, наверно, и не умел ходить медленно — почти всегда бегал. Антошка, человек другого склада — медлительный, неторопливый и в речах и в движениях, — на этот раз не отставал от товарища.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.