Время все решит за нас

Рубцова Марина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Время все решит за нас (Рубцова Марина)

Марина Рубцова

ВРЕМЯ ВСЕ РЕШИТ ЗА НАС

Аннотация: Однажды на Риту Одинцову нападают двое отморозков, которые требуют крупную сумму в счет долга умершего отчима. Вдобавок ко всему закусочная, где она работает администратором, обанкротилась. На счастье или на беду девушка случайно встречает парня, который был ее первой любовью. Узнав о беде Риты, Максим вызывается помочь ей с работой, но девушке придется поехать с ним на Север. Она принимает предложение бывшего возлюбленного, однако не подозревает, как круто поездка изменит ее жизнь… В Нижневартовске Маргарите предстоит встретиться лицом к лицу с братом Максима — Денисом, которого она, казалось бы, уже забыла… Вот только время умеет расставлять все на свои места. Только время способно соединить два по-настоящему любящих сердца. И как бы они не хотели забыть о своих чувствах, время сделает свое дело.

Глава 1. Полоса невезения

— Папа умер, — подавленно произнесла в трубку Мышка и зарыдала.

Я присела на высокий стул у барной стойки, не зная, что сказать, как утешить младшую сестренку. Мне стало безумно жаль ее, зная, как сильно она любила своего отца, как была к нему привязана. Однако смерть Виктора лично для меня стала скорее облегчением, чем трагедией. За долгие годы не услышала от него ни одного ласкового слова в свой адрес, а лишь нескончаемый поток упреков, оскорблений и обвинений во всех бедах. Будто бы я виновата, что в какой-то момент он потерял работу и начал пить. Разве есть моя вина в том, что Виктор не приходится мне биологическим отцом? Вернее в нынешней ситуации стоит сказать «не приходился». В памяти, будто нарочно, всплыли обидные слова отчима, когда напиваясь, он неустанно кричал:

— Что ты вечно под ногами путаешься, тупая овца?! Если бы не твоя мать, давно бы вышвырнул тебя из дома!

Каждый раз, слыша оскорбления из его уст, я закрывалась в комнате и рыдала в подушку. Обида рвала душу, ведь я ничего плохого не сделала этому человеку. Однако в его глазах всегда была ничтожеством, которое можно без причины унижать и втаптывать в грязь.

— Рит, чего молчишь? — Мышка вырвала меня из лап неприятных воспоминаний.

— Прости, задумалась. Как это случилось?

— Упал на стройке с лесов, — она шмыгнула носом. — Ты придешь? Ты нужна нам… Маме плохо стало. Пришлось «скорую» вызвать. Ей сделали укол успокоительного, но я боюсь за нее, Рита.

— Боже… Держитесь там, ладно? Я скоро буду, — пообещала я и, сбросив вызов, направилась к столику, где сидел хозяин закусочной.

В «Мирославе» я проработала три года. Сначала была официанткой, теперь администратором. Сотников хоть и требовательный начальник, но всегда относился к работникам с пониманием. Он без проблем отпустил меня домой.

Тротуары запорошило первым ноябрьским снегом, который выпал совсем некстати. Хоть каблуки на сапогах и удобные, но вряд ли позволят устоять, если я поскользнусь и начну падать. Только деваться некуда. Не на такси же пару остановок ехать. На улице стемнело пока я, словно черепаха, добралась до дома. Взгляд сразу выхватил у двери подъезда под тусклым светом лампочки двоих мужчин в темной одежде и капюшонах, которые по очереди выпускали струйки сигаретного дыма. Когда я начала подниматься по ступеням, они синхронно выбросили окурки и развернулись в мою сторону, будто ждали меня. Страх кольнул в груди и вынудил ускорить шаг. Я достала из кармана пальто ключи, но не успела ими воспользоваться. Один из мужчин уцепился за мой локоть и подтянул к себе.

— Ты, это… дочь Виктора?

— Он мне не отец! — злобно произнесла я, дернув рукой.

— Куда это мы собрались? — процедил сквозь зубы незнакомец. — Заорешь, распорю живот.

Справа раздался смешок. Я опустила взгляд и увидела нож. Внутри будто что-то оборвалось, сжалось. Сердце дрогнуло.

В этот миг пикнул домофон, и со скрипом открылась подъездная дверь. Воспользовавшись моментом, я ударила в пах типа, что наставлял на меня нож, и бросилась вниз по ступеням. Можно было не оборачиваться, чтобы понять — один из них ринулся следом. Я слышала шаги за спиной, которые стремительно приближались, и понимала — ускользнуть вряд ли получится. Виктор даже после смерти продолжал издеваться надо мной. Зачем он подослал ко мне этих уголовников?! Чтобы забрать с собой на тот свет? А черта с два!

Страх за свою жизнь гнал вперед. Глотая ртом холодный воздух, я бежала, пока были силы, однако вскоре мне понадобилась передышка. Пришлось остановиться и отдышаться. Как только я это сделала, бандюган тут же нагнал меня. Я не растерялась и со всего размаха ударила его сумкой. Один раз, второй, третий. Когда он упал, появилась возможность оторваться. Только я не рассчитывала на то, что этот урод схватит меня за щиколотку и повалит на асфальт. Рухнув на живот, я больно ударилась грудью и вскрикнула.

— Попалась, сука! — заорал голос позади.

Бандит перевернул меня на спину и, заскочив верхом, прижал к холодному тротуару. Я махала руками, пытаясь отбиться. Кажется, заехала ему пару раз по лицу.

— Ах ты, тварь! — взвыл он. — Я ща твое хлебало на лоскуты порежу!

Не знаю, откуда в его руке появился ножик. Лезвие тут же оказалось у моего лица. По телу прошла неприятная колючая дрожь, и я замерла. Как назло прохожие точно вымерли. Либо обходили стороной, боясь лезть в эпицентр опасности, либо я оказалась не в том месте и не в то время. Надеяться осталось только на себя.

— Что вам надо? — хрип вырвался из горла. Я не узнавала свой голос.

— Бабки, которые нам задолжал твой папаша.

— Я же сказала, он мне не отец.

— А мне побоку, кем он там тебе приходился. Этот мудак сдох, а твоя мамаша не в том состоянии, чтобы сейчас бабло искать. Сестричка даже звать ее не стала. Так что ты ответственная за это, поняла?! Или нам все-таки стоит потревожить маман?

Он вдавил лезвие мне в щеку. Ужас затаился в груди. На меня еще никогда не наставляли нож. Это так страшно, когда понимаешь, что твоя жизнь зависит от прихоти какого-то ничтожества.

— Я достану деньги!

— Во-о, — зло улыбаясь, протянул бандит, — другой разговор. Это мне нравится, детка. У тебя пара месяцев, чтоб найти бабки, или мы навестим твоих родственничков. Сто тысяч, поняла?

Озвученная сумма повергла меня в шок.

— У меня нет таких денег...

— Ты фуфло-то не гони, а то Хмурый тебя в асфальт закатает. С ним лучше не спорить.

Бандит убрал нож и слез с меня. Откуда-то появился второй уголовник. Наклонился надо мной, улыбаясь во весь рот.

— Попалась, овца?

Он яростно пнул меня в бок. Я дернулась, из глаз брызнули слезы.

— Полегче, Хмурый! Телка нужна живой.

Когда боль отпустила, я поднялась и взяла с асфальта сумку. Отряхнув пальто от снега, дернула за концы выбившегося из-под ворота шарфа. Затем сунула замерзшие руки в карманы.

— Короче, — начал Хмурый, размахивая полоской стали перед моим лицом, — даю два месяца, чтобы собрать бабки. Или лично отправлю тебя вслед за Витькой. А потом переключусь на твою сестренку.

— Даже не смей приближаться к моей сестре! — зло произнесла я, и страх куда-то отступил, когда заговорили о Машке. — Я достану деньги. Не знаю как, но достану.

— Сто тыщ, — напомнил Хмурый. — А пойдешь в полицию, твоя маленькая Мышка подохнет от когтей большого и страшного кота. Поняла?

— Да, — закивала я, дрожа всем телом.

— Раз поняла, вали отсюда, че стоишь? Я позвоню.

Хмурый плюнул в мою сторону и пошел прочь. Следом за ним и второй бандит. Я стояла неподвижно, скованная шоком, и смотрела им в спины. Меня до сих пор трясло. И только когда силуэты скрылись за поворотом, я очнулась от потрясения и попыталась переварить информацию. Дело было плохо. Всего два месяца на то, чтобы раздобыть сто тысяч рублей. Спасибо тебе, Виктор Анатольевич! Век тебя не забуду.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.