Разговор по душам

Дубянская Мария Марковна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Разговор по душам (Дубянская Мария)

В ГОСТЯХ У СЫНА

— Вот наказание! — сердился Витя Сизов. — Нитка не лезет в иголку, иголка не лезет в пуговицу. Была бы здесь мама, мигом бы пришила, а тут возись!

Мама вспоминалась Вите в тех случаях, когда ему чего-нибудь недоставало. Если лагерный обед казался неудачным, он говорил: «Мама приготовила бы вкуснее!» Дома всегда можно покапризничать — не нравятся макароны, мама блинчиков напечет. А тут ешь, что дают!

Еще вспоминал Витя маму перед сном: ведь она всегда желала ему спокойной ночи. Впрочем, теперь Витя засыпал так быстро, что подумать о матери удавалось редко. А лагерный день пролетал незаметно.

В последние дни Витя Сизов особенно крепко подружился с Володей Ивановым.

Мальчики напилили себе рюхи и все свободное время играли в городки. Даже в воскресенье, когда ребята то и дело выбегали за ворота посмотреть, не идут ли гости, приятели не отрывались от игры.

— Эй, городошники! К вам мамы приехали! — услышали они вдруг.

— Вот… не успели кончить партию, — вырвалось у Вити. А Володя быстро бросил палку и с радостным криком помчался по дорожке.

* * *

Витя неловко стоял перед матерью и, озираясь, говорил:

— Ну что ты меня вертишь во все стороны? Неужели не видела?

— Конечно, не видела, — радостно смеялась мама. — Как ты загорел! Весь черный — и спина и грудь.

— Станешь черным, — важно говорил Витя, — целый день то купаешься, то загораешь…

— А не много ли ты купаешься? — забеспокоилась мама. — Ведь у тебя гланды. Тебе и на солнце-то нужно быть поменьше! Я поговорю с начальником лагеря.

— Посмей только! — крикнул Витя. — Я тебе не маменькин сынок!

Это вышло так грубо, что мама посмотрела на сына с удивлением и испугом. Они помолчали. Потом мама сказала:

— А я привезла тебе…

— Что, что? — оживился Витя..

— Бутылочку молока…

— Молока… — поморщился Витя. — А еще что?

— А еще… — таинственно сказала мама и бережно вынула зеленую банку.
-

А еще клубнику свежую. Наверное, здесь нет такой.

— Клубники нет, а земляники сколько угодно, даже надоело, — хвастал Витя, уплетая за обе щеки крупную сочную ягоду и запивая ее молоком.

— Мама, а ты сама ела? — спросил он вдруг, когда на донышке оставалось всего несколько ягод.

— Кушай, кушай! — успокоила его мама.

Она рассказывала Вите о своей фабрике, о том, что ее перевели в другой цех. Витя слушал рассеянно: он думал о недоигранной партии в городки.

— А теперь расскажи мне про твои лагерные дела. С кем ты дружишь? — допытывалась мама.

Витя отвечал неохотно и односложно:

— Ну какой тебе интерес, ведь ты все равно их не знаешь!

Мама посмотрела на часы.

— Ты уже собираешься уезжать? — спросил Витя.

— Я думала, — сказала мама, глядя в сторону, — ехать с семичасовым, но, пожалуй, успею и на этот.

Витя встал.

— А когда ты еще приедешь?

— Пожалуй, — сказала мама, пристально глядя на сына, — больше приезжать не стоит. И так твоя смена скоро кончится.

Сын проводил маму до ворот. Она поцеловала его.

Потом, не оглядываясь, пошла по дороге.

«Поскорее найти бы Володьку!» — нетерпеливо подумал Витя и тут же увидел приятеля, который галопом мчался по саду.

— Подожди, Володька!

Но тот, не слушая, стремглав побежал дальше. Теперь только Витя заметил, что у Володи в руках большой букет.

— Наверно, нарвал для мамы…

Витя увидел, как Володина мама взяла цветы, обняла сына. Так, обнявшись, они пошли по саду.

И вдруг Витя вспомнил, как его мама уходила усталой походкой, как в ее корзинке звенели пустые банка и бутылка из-под молока.

Он даже не пригласил ее отдохнуть в гамаке, не показал ей речку…

Все это представилось ему с такой силой, что у него запершило в горле. Ему захотелось побежать за мамой, вернуть ее и, тесно прижавшись к ней, так же, как Володя, долго гулять по саду.

Но она была уже далеко. Может быть, даже садилась в поезд.

ВЕРНАЯ ПРИМЕТА

Соне сшили новую форму: шерстяное коричневое платье с кружевным воротничком и черный передник с крылышками. Все это сидело на ней замечательно.

Стояли еще теплые дни, и Соня, очень довольная, что можно покрасоваться в новом наряде, выбежала на улицу без пальто. Быстро размахивая портфелем, она легко и весело шагала в школу.

И вдруг остановилась:

— Что я наделала? Я ведь не выключила утюг, которым разглаживала пионерский галстук! Что же теперь будет?

Проще всего было вернуться домой: до начала уроков оставалось еще четверть часа. Но как вернешься, если в ушах так и звенят слова квартирной соседки:

— Милочка, никогда не возвращайся назад; не будет тебе ни пути, ни удачи; самая это верная примета.

«Придумает же глупости!» — Соня тряхнула головой и решительно повернула к дому.

Но, пройдя несколько шагов, опять остановилась. А если примета все-таки верная? Еще зацепишься за какую-нибудь проволоку и разорвешь новое платье или Анна Павловна по геометрии вызовет. Урока ведь не приготовила как следует: весь вечер примеряла новое платье перед зеркалом…

«Да ну, ерунда, пойду — и все!»

Ну, а вдруг примета и вправду верная, что тогда? Ведь вот в прошлом году, когда соседская Света спешила на экзамен, ей дорогу черная кошка перебежала. Надо было обежать кошку, а Света не сделала этого. Ну и провалилась на экзамене. А про Ирку, наоборот, все думали, что обязательно провалится, а она как раз выдержала экзамен, даже четверку получила. А все потому, что пятак под пятку положила… Как же тут не верить?

Пришлось опять повернуть к школе…

Но тут тревожная мысль заставила Соню снова изменить направление.

«А ведь от утюга будет пожар! Непременно будет! Что же делать? Что делать?»

Так металась она из стороны в сторону, пока не услышала бой башенных часов: до начала занятий оставалось пять минут.

Соня помчалась в школу.

Первым уроком была геометрия. Анна Павловна объясняла новую теорему. Соня старалась слушать, но ничего не понимала и не слышала. Она думала об утюге: вот прогорела подставка, тлеет стол, загорелись занавески…

— Повтори, Петрова, — сказала Анна Павловна.

Соня пошла к доске, но повторить ничего не могла.

Затем пришлось сознаться, что и домашнее задание не выполнено.

Печально возвращалась на свое место Соня Петрова: в дневнике ее красовалась свеженькая двойка.

— Вот тебе и примета!..

Учительница велела открыть тетради и списать теорему с доски. Соня обмакнула перо в чернила, но так как тревожные мысли ее были совсем далеко и рука от волнения дрожала, то перо опустилось вместо тетради на рукав нового коричневого платья. Соня чуть не заревела. В перемену она говорила ребятам:

— Ну и пусть двойка! Мне теперь все равно! У нас, может быть, вся квартира сгорела, а может быть, и весь дом!..

— Так что же ты здесь стоишь?! — ужаснулись ребята. — Звони скорее папе и маме на работу!

— И где только вы будете теперь жить? — испуганно шептала Сонина подруга Катя Чижова.

А Витя Веточкин всплеснул руками:

— Неужели и новый телевизор сгорел?!

Соня не выдержала и, заревев, выбежала на улицу.

Она бежала, задыхаясь от волнения и страха, ничего и никого не видя перед собой.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.