Русь

Литвинова Людмила Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Книга «Русь» Рисунки автора Л.В.Литвинова

Предисловие автора

Сегодня многие, в том числе и молодые, обращаются в поисках духовных и нравственных идеалов к нашим историческим корням. Что долгие годы привлекало меня в истории древней Руси? Скорее, не сам процесс, а детали, элементы процесса, в первую очередь – важные идеи.

Важные идеи я ставлю во главу угла и в своих творческих работах. Поэтому, в «Ярополке» мне важна не идея противостояния, не «идея хазар», о которых нам мало, что известно, а идея служения мужественных князей, их ответственность за тот «кусок мира», за который они готовы и умереть, и держать ответ перед Богом. А «неразумных хазар» можно было бы назвать и «монголо-татарами», и «басмачами», как угодно, это только зловещие тени.

В «Боголюбском» для меня не важны идеи, «лежащие на тарелочке», а именно: козни боярской знати, о которых писал Карамзин, или «еврейский след», на который указывает Соловьёв, или коварство красавицы-жены, участницы заговора, о которой повествуют местные предания. Для меня важна такая идея: как боголюбивый князь угодил в свой «Бермудский треугольник»?

Еврейского заговора, конечно же, не было, но евреи в заговоре участвовали, и были похожи на всех «классических» заговорщиков, именно, к ним обращаясь, великий князь Михаил в драме говорит: «А этих грязных чертенят подольше бейте батогами, и пусть ползут в свою отчину…» Он это произносит не потому, что «националист», а потому что они накануне убили его старшего брата, которого он почитал как отца.

Вряд ли современники Боголюбского представляли национализм так, как он видится сегодня, когда стареющий мир перешёл в фазу деструктивного развития по естественным причинам. Это сегодня, одни считают национализм панацеей от надвигающегося хаоса, другие, наоборот, рассматривают его как причину беспорядка в обществе. В начале двенадцатого века национализм был ещё в «эмбриональной» стадии развития, на уровне: «свой – не свой», как это ещё недавно было в деревне.

Однако, что произошло с Боголюбским, что было «внутренним фактором», приведшим к реализации, столь зловещего «внешнего фактора», где сошлись в одно время в одном месте три силы: боярская оппозиция, иноземцы и жена «из полонянок», привезённая князем после победы над «булгарами - магометанами», крещённая и обвенчанная с Боголюбским, вероятно, без её воли.

Возможно, этим, внутренним фактором была страстность князя, передавшаяся ему от родителей? В этом смысле, интересен факт гибели его матери, молодой, рослой с раскосыми дразнящими глазами, против которых не мог устоять «видавший виды» Юрий Долгорукий. Эта сильная красивая половецкая княжна, поцеловав маленького сына Андрея, вскочила в седло и в охотничьем азарте устремилась за добычей. Далеко оторвавшись от слуг и егерей, она напала на кабаний выводок и принялась на скоку копьём пронизывать одного за другим полосатых поросят, забрасывая их в мешок за седлом. На визг кабанят прибежала разъярённая мать, которая бросилась под копыта лошади, та упала, бесстрашная охотница вылетела из седла, и на глазах подоспевших слуг была растерзана рассвирепевшей кабанихой, до последней минуты пытаясь бороться с ней. И выросший князь Андрей был таким же: бесстрашным, страстным, азартным, благодаря этому и средневековой традиции, головы врагов летели направо и налево, возможно, и не оправданно. У меня нет и мысли осуждать, но есть желание разобраться в «делах давно минувших дней».

В «Дуняше», на первый взгляд, «важной идеей» представляется спасение монархического отпрыска, но, это только на первый взгляд…

Сказки и песни, которые я слышала от бабушки, русские народные сказки и былины, прочитанные мной, сама наша поучительная история, богатство и разнообразие мира – вот источники «важных идей» для моих скромных поэтических сочинений.

__________________________

Примечание для корректора: Страницы двигать нельзя, – иначе нарушится чтение двухстолбцового текста.

Ярополк и хазары

Поэма-сказка

Когда кружится воронье

Над золотыми куполами,

Встает из памяти житье,

Что славно ратными делами;

И бранный гул тревожит сны,

И ослепляют блеском латы,

Встают воскресшие сыны,

Встают, о Русь, твои солдаты!

И ближе все, и все ясней

Звучит Боянова струна,

Чредой далеких, славных дел

Идет родная старина;

И речь торжественно плывет,

Плывет в обряде величальном;

И никогда тот не умрет,

Кто помнит миг свой изначальный.

* * *

Полки идут – за рядом ряд,

И тонет град в победном кличе,

А за дружиною скрипят

Возы с богатою добычей.

Идут плененные рабы

И черноокие рабыни;

И тех, чьи ратные труды

Навек окончены отныне,

Суровы лучники несут,

Несут они своих героев,

Покрытых славою и кровью;

Их тризны горестные ждут.

А князь, счастливый, молодой,

Взирает гордо, словно сокол,

И шлем отделкой золотой

Сияет на челе высоком;

Гремят тимпаны и рога

Во славу доблестных и смелых;

Князь Ярополк разбил врага,

Расширил дедовы пределы

И он принес желанный мир

Своим границам нерушимым;

И во дворце готовят пир

Для князя и его дружины.

Рубиться коли – так до смерти,

Стоишь в строю – уже герой;

Смеяться – так, чтоб дохли черти;

А коли пир, так пир горой!

И вот он, шумный пир честной!

Здесь радость плещется волной,

Рекой текут меды, вино!

Зарей багряною корзно

Пылает княжья, а подол

Зеленоватого кафтана

Каймой обложен золотой;

Узорны красного сафьяна

На воеводах сапоги,

И все крепки и высоки

Красавцы в синих епанчах, -

Блестят запоны на плечах!

Князь восседает, опершись

О подлокотни темных кресел;

И он хмелен, хмелен и весел,

Друзьям все чувства отдались!

Среди почетнейших гостей

Древлян властитель Лютобей

И Позвизд, Ярополка брат.

Ковши плескают и звенят;

И всеми чтимые отцы

Сидят, и толстые, как бочки,

Бояре, знатные купцы;

Блестят собольи оторочки,

Слезятся пьяные глаза;

Сапфиры, злато, бирюза;

И нет просвета на столах!

На них узорчаты скатерки,

Хлеба пышны и высоки,

На блюдах гуси и тетерки,

И розовеют балыки,

Над мясом вьется легкий пар;

И победители хазар

Икорку семгой заедают,

Вино медами запивают;

Забыты копья и колчаны,

Уста смеются да жуют!

Рабы проворные снуют;

То не мечи гремят, но чаны,

С них пена искрами летит!

И кубка нет, что не налит,

И чаши нет, что не полна;

Гуляй! Окончена война!

Песнь первая

Меньшого брата обнимает

В его палатах Ярополк;

В заморских винах знает толк

Князь Позвизд, кубки наполняет.

Но Ярополк спешит сказать

О том, что сердце болью мучит:

«Не время чаши подымать.

Над головою грозны тучи;

Хазары, Позвизд, замышляют

Опять идти на Русь войной,

Большую силу собирают;

Мы братья, встанем же стеной,

Сидеть, попрятавшись, не время, -

Что саранча, поганых племя

Пустыню стелет за собой!

Но коли вместе вступим в бой,

То рать получится не мала,

И сможем мы врага побить

И ненавистного Кайдала

В Хазарском море утопить!»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.