Как я не стала лесбиянкой

Наталис Наталья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Как я не стала лесбиянкой (Наталис Наталья)

Как я не стала лесбиянкой

В последних классах старшей школы стала я дружна с соседкой, живущей этажом ниже, прямо подо мной. Ходили мы в одну школу, учились в параллельных классах, но до поры до времени наши пути не пересекались. А пересеклись они тогда, когда мы обе увлеклись индийским кино и стали постоянно наталкиваться друг на друга в кинотеатрах. Общее увлечение сблизило нас, начались взаимные походы в гости, обмен постерами, а чуть позже, когда в городе открылся Центр индийской культуры, совместное изучение хинди.

Оксана – так звали мою соседку – была красивой девушкой с тонкой душевной организацией и отсутствием своего мнения. Но всё же её интересовали мальчики. Мы даже были влюблены в одноклассников и в этом нелёгком для подростков деле поддерживали друг друга, делясь мечтами о всяких несуразностях, свойственных неопытным девушкам. То были 90-ые, время «Спид-инфо», видеосалонов и всеобщей свободы, которая при ближайшем рассмотрении оказалась банальной вседозволенностью. Наши родители думали о выживании, а мы, не имеющие ни образования, ни обилия тех трудовых возможностей, которые есть сейчас у наших ровесников, уходили с головой в индийское кино, такое яркое, такое волшебное и счастливое.

По возвращении домой могли бесконечно обсуждать героев и разыгрывать сценки. В одной из таких сценок моя подруга увлеклась и неожиданно поцеловала меня в губы. Я отстранилась, скорее от растерянности, чем отвращения. Подруга оказалась настойчивой. Преодолев моё вялое сопротивление, она сделала ещё одну попытку прикоснуться ко мне и эта её попытка увенчалась успехом! Мне понравилось. Честно. Наверное, в ту минуту я заново открыла для себя своё тело. Столько блаженства, восторга, подъёма каких-то неведомых сил, бурлящих в организме (хм, теперь-то я знаю, что то были гормоны). Мы целовались до исступления, а потом также до исступления ласкали друг друга, не спускаясь, впрочем, ниже пояса. Когда я слышу современных лесбиянок, их рассказы о физическом упоении друг другом, о том, сколько часов они могут проводить в близости, я прекрасно понимаю их чувства.

Прервало наше безумие только появление родителей. Расставались мы неохотно, условившись встретиться на следующий день. Родители мои не заметили красных пятен на шее, да и я сама старалась показываться им на глаза реже, желая остаться наедине с собой и осознать всё, что произошло.

Наступил вечер; вместе с сумерками пришло ко мне странное ощущение неприязни к самой себе. В те годы я ещё не могла толком анализировать свои поступки, хотя была прекрасно осведомлена о том, что общество порицает связь со своим полом. Но, честно говоря, плевать было на то, что считает общество – юношеский максимализм ещё никто не отменял.

В том, что я испытала тем вечером, не было ни капли стыда или сожаления. Неприязнь, перерастающая в ненависть и достигшая своего апогея перед сном, заполнила всё моё существо. Я ненавидела себя, как никогда до и никогда после. Это не была ненависть к своему телу. Я испытывала презрение к самой себе, как к некоему существу, совершившему отвратительный поступок - не по отношению к обществу, а именно по отношению к себе, к той своей сути, которую я ежедневно ощущаю в смеси чувств, эмоций и разума. Не с кем было поговорить, высказаться, чтобы понять, что со мной происходит, и от этого я чувствовала себя ещё несчастнее.

Но наступило утро – она принесло с собой новое восприятие. Моё глубинное Я перестало мучить меня, сознание проснулось обновлённым; разные дела заполнили первую половину дня, а во второй половине пришла Оксана. Все мои вчерашние метания уже казались смутными, но всё-таки я посчитала нужным поделиться ими с ней. Подруга моя не испытывала ничего подобного. Наоборот, ей хотелось возобновления и спустя несколько минут у неё это получилось. Мы снова наслаждались друг другом, и снова это наслаждение было таким же острым, как вчера.

А вечер принёс ещё более тяжёлое ощущение. Ненависть взыграла с удвоенной силой и мне стало по-настоящему плохо. Я решила покончить с нашими отношениями, о чём сказала Оксане на следующий день. Она расстроилась, нашла слова, вызвавшие во мне чувство вины, смотрела на меня чистыми, всё понимающими глазами и – снова сломила моё внутреннее сопротивление, тем более что день – у меня нет объяснений почему – уже внёс свои коррективы в моё мироощущение, ослабив давление чего-то мощного глубинного.

Можно не повторять события вечера третьего дня наших интимных отношений. Вообще по жизни я не испытываю ненависти: злость, гнев – пожалуйста, могу выразить. Благодаря тем событиям, теперь я знаю, что ненависть сродни сильнейшей влюблённости, только со знаком минус. Когда ненависть направлена на самого себя, она способна разрушить личность до основания в кратчайшие сроки – восстанавливаться придётся долго и след от этого чувства останется на всю жизнь.

Мои трёхдневые «американские горки наслаждения и презрения» вымотали основательно, но, кажется, и нешуточно закалили. Потому что когда Оксана пришла снова, я её выгнала. Она попыталась сманипулировать мной, как в предыдущие дни, чем просто привела в бешенство. Я стала орать на неё, выгоняя из квартиры и моей жизни – и она не выдержала такого натиска эмоций. Моё самоуважение получило шанс восстановиться.

Позже у нас с Оксаной остались соседские отношения, а потом она переехала. Я знаю, как сложилась её жизнь – у нас общие знакомые, но для меня главным является собственное бытиё. Я научилась строить отношения с мужчинами, отнюдь не безболезненно – ценой больших ошибок и разочарований, но мой внутренний человек ни разу больше не предал меня. В конце концов, я научилась управлять своим телом и своими желаниями не в ущерб своей душе. Пусть на это ушло долгих десять лет, путь рана от стрел ненависти осталась на всю жизнь – я всегда избегаю любого прикосновения любой женщины – но я ушла с дороги лесбийской любви.

Собственно, для меня не существует лесбийской любви. Есть симпатия, сексуальное притяжение, сам секс, но только к мужчине можно испытать подлинное чувство любви. Думаю, потому что мужчина – это противоположная энергия, сила, пробуждающая женщину, которая сама этой силы не имеет, а потому нуждается в ней, чтобы жить полной жизнью и дарить своему партнёру такую же возможность. Нельзя отменить ночь, чтобы только солнце сияло всегда; нельзя отменить холод, чтобы только наслаждаться теплом; нельзя отменить любую противоположность только потому, что познание этой противоположности происходит через преодоление страхов и череды разочарований. В конечном итоге, гармония рождается из соединения двух разных начал, но никто не обещал, что путь к ней будет усыпан розами.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.