Предатель

Рот Вероника

Серия: Дивергент [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Рассказ к "Дивергенту"

Переводчикииредакторы: owltales, CrystalBall, Roksi00, darya_vitlusova, thor_marlene, keathkeath8, miss_anna, macroso, Maria_Carstairs.

Другой год, другой День Посещений.

Два года назад, когда я был новобранцем, я притворялся, будто Дня Посещений не существует, и прятался в спортзале с боксерской грушей. Я проводил там так много времени, что дни спустя от меня был слышен запах пыли и пота. В прошлом году, когда я впервые учил новобранцев, я поступил так же, хотя Зик и Шона пригласили меня вместо этого провести день с их семьями.

В этом году у меня есть дела поважнее, чем долбить грушу или хандрить по поводу семейных неудач. Я направляюсь в диспетчерскую.

Я иду через Яму, обходя слезные воссоединения семей и взрывы смеха. Семьи всегда могут воссоединиться в День Посещений, даже если они из разных фракций, но через некоторое время они часто перестают приходить. "Фракция выше крови", в конце концов. Большая часть смешанной одежды принадлежит семьям перешедших: сестра-эрудит Уилла, одетая в светло-голубой, искренние родители Питера в белом и черном. Ненадолго задерживаю взгляд на родителях Питера и думаю: неужели они сделали его таким? Но, кажется, людей не всегда так легко судить.

Я должен быть на задании, но я останавливаюсь рядом с пропастью, облокачиваясь на перила. В воде плавают обрывки бумаги. Теперь, когда я знаю, где расположены вырезанные из камня ступени на противоположной стене, я могу разглядеть их сразу, а также замаскированный проем, который ведет к ним. Я слегка улыбаюсь, думая о ночах, которые я провел с Шоной и Зиком на тех камнях, иногда разговаривая, а иногда просто сидя и слушая, как течет вода.

Я слышу звук приближающихся шагов и оглядываюсь через плечо. Ко мне идет Трис, держа под руку одетую в серое женщину из Отречения. Натали Прайор. Я застываю, внезапно отчаянно испытывая желание сбежать - что, если Натали знает, кто я, откуда родом? Что, если она случайно обмолвится об этом здесь, в окружении всех этих людей?

Она никак не сможет меня узнать. Я не похож на мальчика, которого она знала, изможденного и забитого, зарытого в ткани.

Подойдя на достаточно близкое расстояние, она протягивает руку.

- Здравствуйте, меня зовут Натали. Я мать Беатрис.

Беатрис. Это имя ей так не подходит.

Я беру руку Натали и пожимаю ее. Мне никогда не нравилось рукопожатие бесстрашных. Оно слишком непредсказуемое - никогда не знаешь, как сильно сжать, сколько раз потрясти.

- Четыре, - говорю я.
- Приятно познакомиться.

- Четыре, - повторяет Натали и улыбается.
- Это прозвище?

- Да, - отвечаю я. И меняю тему.

- Ваша дочь неплохо справляется здесь. Я наблюдаю за ее тренировками.

- Приятно слышать, - говорит она.
- Я знаю кое-что об инициации бесстрашных и беспокоилась за нее.

Я мельком смотрю на Трис. На щеках появился румянец - она выглядит счастливой, словно визит матери положительно на нее влияет. Впервые я могу оценить, насколько она изменилась с тех пор, как я увидел ее первый раз, взбирающуюся на деревянную платформу, хрупкую на вид, как будто от столкновения с сетью она могла разбиться вдребезги. Она больше не выглядит хрупкой, со следами синяков на лице и с новой решительностью в том, как она стоит, будто она готова ко всему.

- Вам не стоило волноваться, - отвечаю я Натали.

Трис смотрит в другую сторону. Я думаю, она все еще зла на меня за то, что я задел ее ухо тем ножом. Чувствую, я не должен ее винить.

- Ты почему-то выглядишь знакомым, Четыре, - произносит Натали. Я бы подумал, что ее комментарий простодушен, если бы не взгляд, будто бы тянущий меня вниз.

- Не знаю, с чего бы это, - отрезаю я так холодно, как только могу.
- Не в моих привычках водиться с отреченными.

Она реагирует не так, как я того ожидал, без удивления, страха или злобы. Она просто смеется.

- Мало кто водится в наше время. Я не принимаю это близко к сердцу.

Если она и узнала меня, она не собирается об этом говорить. Я пытаюсь расслабиться.

- Что ж, не буду мешать воссоединению, - говорю я.

Записи камер наблюдения у меня на мониторе переключаются с холла в Пайер на дыру, образованную четырьмя зданиями, вход в Бесстрашие для новичков. Вокруг дыры собралась толпа, они спускаются вниз и вылезают обратно, я полагаю, чтобы проверить сетку.

- Не участвуешь в Дне Посещений?
- Мой наставник, Гас, стоит у меня за плечом, потягивая кофе из чашки. Он не так уж стар, но у него уже есть лысина на макушке. Оставшиеся волосы он стрижет коротко, даже короче, чем я. В мочках ушей вставлены большие диски.

- Не думал, что увижу тебя до конца обучения.

- Решил, что с таким же успехом могу сделать что-нибудь полезное.

На мониторе все выбрались из дыры и стоят рядом с ней, повернувшись спиной к одному из зданий. Темная фигура медленно движется к краю крыши над дырой, пробегает несколько шагов и прыгает. Мой желудок сжимается, словно падаю я сам, и фигура исчезает под мостовой. Я никогда не смогу привыкнуть смотреть на это.

- Похоже, они весело проводят время, - замечает Гас, снова делая глоток кофе.
- Тебе, конечно, всегда рады здесь, если ты пришел поработать во внеурочное время, но нет ничего криминального в том, чтобы ты просто повеселился, Четыре.

И он уходит.

- Так мне и говорили, - бубню я.

Я оглядываю комнату контроля. Она почти пуста - в День Посещений мало кто нужен для работы, обычно это самые старшие. Гас оглядывает свой экран. Двое других помогают ему, прослушивая записи с наушниками, надетыми наполовину. И еще я.

Я набираю команду, вызывающую запись, которую я сохранил на прошлой неделе. На ней Макс в своем офисе за компьютером. Он нажимает на клавиши указательным пальцем, пытаясь попасть на правильные, делая перерывы в несколько секунд между нажатиями. Не многие Бесстрашные умеют хорошо печатать, тем более Макс, который, по слухам проводил большую часть времени, патрулируя кварталы афракционеров с ружьем наперевес - вряд ли он ожидал, что ему когда-нибудь понадобится использовать компьютер. Я наклоняюсь близко к экрану, чтобы убедиться, что цифры, которые я ранее записал, правильные. Если все так, то у меня есть пароль от учетной записи Макса, написанный на кусочке бумаги в моем кармане.

С тех пор, как я выяснил, что Макс тесно сотрудничает с Джанин Мэтьюс и начал подозревать, что они причастны к смерти Амара, я старался найти способ узнать больше. Когда я увидел его набирающим пароль через несколько дней, я нашел один.

084628. Да, цифры похожи на правильные. Я снова открываю запись с камер службы безопасности в реальном времени и прокручиваю изображения с камер, пока не нахожу те, что показывают офис Макса и коридор рядом с ним. Затем я набираю команду, чтобы исключить запись офиса Макса из периодического показа, поэтому Гас и другие её не увидят; она будет проигрываться только на моем экране. Съемка целого города всегда поделена на то количество людей, которые присутствуют в диспетчерской, поэтому мы никогда не смотрим на одинаковые изображения. Мы должны подобным образом изымать запись из общего просмотра на несколько секунд, если есть необходимость поближе рассмотреть что-либо, но к счастью у меня это не займет много времени. Я выскальзываю из комнаты и направляюсь к лифтам.

Этот уровень Пайер почти пуст - все ушли. Это упрощает мне то, что я должен сделать. Я еду на лифте до десятого этажа и целенаправленно двигаюсь к офису Макса. Я выяснил, что когда ты крадешься куда-то, лучше всего не выглядеть так, как будто ты крадешься. Я постукиваю по флешке в кармане, пока иду, и поворачиваю за угол к офису Макса.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.