Исповедь «Русского азиата» Русские в Туркестане и в постсоветской России.

Фадеев Юрий Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Исповедь «Русского азиата» Русские в Туркестане и в постсоветской России. (Фадеев Юрий)

«Великие жертвы понёс русский народ для создания русского государства, много крови пролил, но сам остался безвластным в своём необъятном государстве».

Николай Бердяев (1874 -1948) — русский христианский и политический философ.

Предисловие

Почему я пенсионер, обыкновенный гражданин, инженер по профессии взялся за «перо»? Знаменитому средневековому немецкому теологу и философу Экхарту Майстеру, который всегда мужественно шел «против течения» принадлежит выражение: «Кто хочет стать тем, чем он должен быть, тот должен перестать быть тем, что он есть».

Выйдя на пенсию и превратившись в гражданина, пережившего свою полезность государству и ставшего для него обузой, я уже перестал быть тем, кем был. Однако всегда есть варианты как жить — в том числе и на пенсии. К примеру, можно на даче тюльпаны разводить, созерцать природу, а по вечерам слушать классическую музыку на радио «Орфей». Не исключая этого и неожиданно для самого себя, в возрасте когда ценится возможность находиться наедине с самим собой я увлёкся писательским творчеством, приобщившись к энергии самопознания, самореализации, самовыражения. И это был второй, самый важный шаг перестать быть тем, кем я был.

Новая ипостась побудила меня рассказать о судьбе русских в Туркестане в XIX – XX вв. и в частности в Киргизии, о положении «русских азиатов» к коим я отношусь после распада Советского Союза на своей исторической родине с «простым названьем Русь».

Под «русскими», сейчас и далее, я подразумеваю отнюдь не этнос, а всех выходцев из Российской империи и Советского Союза, оказавшихся по разным причинам в Центральной Азии: русских, украинцев, белорусов, татар, евреев и другие народы.

Там, на Востоке, мы не были эмигрантами, а вынужденный исход в Россию и не только был исходом репатриантов и беженцев, а отнюдь не мигрантов. Однако российские либеральные законодатели и власть, будучи по своей природе «беспочвенными», не признали нас таковыми как это принято в подобных случаях в Израиле, Германии, Греции, Венгрии, Казахстане и других странах. Причина: уйти от обязательств которые накладываются в подобных случаях на историческую родину резолюциями ООН и международными Конвенциями. К «обоснованию» этого предательства подключилась вся либеральная рать, представленная гуманитариями Российской Академией наук, Государственной думы и СМИ. Воистину: «Либерализм и благорасположение к славянам — понятия не совместимые». Из письма П. В. Анненкова И. С. Тургеневу 25 августа 1876 г.

Почему пишут автобиографическую повесть или мемуары? В назидание потомству? По настоянию друзей? В моём случае и то и другое. Ведь уже нет, и больше никогда не будет государства с названием СССР и республики с названием Киргизская Советская Социалистическая Республика, в которой я родился и жил. Не будет моего города Фрунзе — столицы республики, да и свидетелей моего времени всё меньше и меньше.

Сейчас, большинство русских покинули Среднюю Азию — свою малую родину где прошли детство и юность, где могилы дедов, отцов, родственников, друзей и поэтому на душе иногда «лишь тоска да печаль».

Более двадцати лет я живу в России и все эти годы задаю себе вопросы: какой след мы, русские, оставили в Центральной Азии за более чем 150 летний период времени? Был ли в нашем присутствии какой–либо исторический смысл? В чем состоял этот смысл для меня, прожившего в Киргизии лучшую часть своей жизни?

Чтобы ответить на эти вопросы необходимо проследить судьбу «русских азиатов» начиная с истоков «загогулины», которая привела нас в XIX веке в Туркестан, а затем, бесславно, в конце XX века, вытолкнула обратно на историческую родину.

И если либеральные СМИ, в условиях абсолютного доминирования оправдывают эту катастрофу и тем более защищают существующую действительность в России, то мною, этот мир представлен как состояние негативности, подлежащее отрицанию и должному измениться. А тот факт, что большинство населения принимает или вынуждено принимать существующую систему путём удовлетворения их потребностей и делающих зависимое и бесправное положение терпимым и даже незаметным, не делает последнюю менее иррациональным и менее достойным порицания. При этом у меня нет претензий на истину в последней инстанции, а есть понимание, что окружающий мир — это субъективное представление моего Я, а кроме того, никакой разум не может быть лишен веры, страсти, пафоса, сомнений и амбиций. Главное сохранить в себе положительное восприятие мира, избежать гордыни, зависти, сожаления и жалости к себе.

Что касается мемуаров, то здесь необходимо постараться вернуть свою память издалека с максимальной подробностью, избежав выдумки и лжи, насколько это возможно. В этой связи хочу привести слова немецкого писателя, лауреата Нобелевской премии Гюнтера Грасса. В мемуарах «Луковица памяти» он пишет: «Память, если донимать ее вопросами, уподобляется луковице… Под первой, сухо шуршащей пергаментной кожицей находится следующая, которая, едва отслоившись, открывает влажную третью, под ней, перешептываясь, ждут свой черед четвертая, пятая… И на каждой пленочке проступают давно хранившиеся слова или витиеватые знаки, будто некий тайнописец начертал их тогда, когда луковица еще только нарождалась».

Моё детство и юность проходили не в урбанизированной столице, а в районных и областных городах, в гуще титульной нации и других народов, населявших Киргизию. Прежде чем получить аттестат зрелости я сменил пять школ, таков был характер работы отца. Будучи мальчишкой, я, как и многие мои сверстники, общаясь с киргизами, быстро освоил местный разговорный язык, впитал традиции и духовную культуру этого народа. И вот теперь по прошествии лет и волею судьбы — Таруса небольшой, но знаменитый славными творческими именами российский городок на берегу Оки. Зимний вечер. Вскрываю бандероль, полученную накануне из Киргизии.

В моих руках несколько музыкальных дисков присланных по моей просьбе родственниками из Бишкека. Это национальные мелодии в исполнении знаменитых акынов — авторов музыкальных произведений и исполнителей в одном лице, — классика жанра и ретро одновременно. Укладываю диск на лоток плеера, и он плавно исчезает в чреве музыкального центра, затем удобно усаживаюсь в кресло и окунаюсь в уютный полумрак комнаты.

Акын мягко перебирает струны комуза — трехструнного щипкового инструмента. Знакомая мелодия уносит меня на малую родину — туда, где прошли детство, юность и часть зрелой жизни. Невольно в душе возникли чувства несравнимо большие, нежели ностальгия, нахлынуло нечто близкое и родное. Ком в горле.

Музыкальный центр воспроизводит одну мелодию за другой, мои мысли утекают в прошлое…

ГЛАВА I. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ И ТУРКЕСТАН. ИСТОРИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

Туркестан — исторический регион населенный народами тюркского происхождения. Восточный Туркестан — историческая область на западе Китая, официальное название Синьцзян — Уйгурский автономный район. Западный Туркестан — территория Узбекистана, Туркмении, Таджикистана, Киргизии и Казахстана. Средняя Азия — это четыре вышеуказанных республики Западного Туркестана без Казахстана. Центральная Азия, в современной интерпретации, это Средняя Азия с Казахстаном.

После распада крупнейшей в истории человечества империи Чингизхана, её унаследовали дети: Хубилай — Монголию и Китай, Бытый — Золотую орду, Хулагу — Иран, Чеготай — Среднюю Азию. В то же время собиратель земли русской — Иван III (1462 – 1505), положил краеугольный камень величию России — сделал первый почин движению на восток. При нем в 1472 была завоевана Пермь, а за тем Вятка и земля Югорская (Северо Запад Сибири). Когда Русь собралась в могучее целое присоединением к Москве: Великого Новгорода в 1478 году, Твери в 1485, Смоленска в 1514 и Рязани в 1517 году, решено было покончить с набегами казанских татар. В 1552 году Иван Грозный со 150.000 русских войск осадил Казань и взял ее 2-го октября приступом через брешь, образованную взрывом сильной мины (48 бочек пороху). Через четыре года т. е. в 1556 было присоединено Астраханское царство, возникшее на развалинах Золотой Орды. К концу царствования Ивана Грозного Россия шагнула за Каменный пояс, как тогда называли Уральский хребет. Летом 1581 года Строгоновы предложили казакам перевалить за Каменный пояс и наказать хана Кучума. Предприятие это было задумано без ведома и позволения Москвы, но «победителей не судят». Победителем был легендарный Ермак.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.