Самый дождливый октябрь

Комарова Ирина Михайловна

Серия: Опасные удовольствия [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Самый дождливый октябрь (Комарова Ирина)

Говорят, есть люди, которые любят дождь. Песни про него пишут, стихи сочиняют… Нет, я тоже не возражаю против короткого летнего ливня, а «слепой» дождик, окаймленный радугой, мне даже нравится. Но тусклые осенние дожди, на которые так щедра наша средняя полоса, вгоняют меня в настоящую депрессию.

Я сидела на подоконнике и смотрела на мокрую улицу.

– Что у них там, наверху, трубу прорвало? Или решили новый потоп устроить?

Гоша подошел ко мне, присел рядом.

– Синоптики обещали через пару дней ясную погоду.

– Они это уже две недели обещают. И тут же говорят, что в этом году, октябрь побил все рекорды по количеству осадков. Не то что сто лет, вообще никогда такого не было.

– Раньше не было, так пусть теперь побудет, – легкомысленно отнесся к моим жалобам напарник. – И вообще, дожди в октябре – это полезно для озимых.

– Кто тебе такую глупость сказал? Вымокнут твои озимые и все.

Возражала я из чистого упрямства. Я – девушка городская, про озимые только краем уха слышала, а лично встречаться нам не приходилось. Гошка разбирается в этом вопросе не лучше меня, но упрямства ему тоже не занимать. Он начал доказывать, что озимые благодаря дождям, наоборот, укоренятся. Наш сельскохозяйственный спор прервала Ниночка.

– Ребята, Сан Сергеич объявил окончание рабочего дня, так что разбегайтесь по домам! Но завтра не опаздывайте!

– А что у нас завтра? – заинтересовался Гоша.

– Встреча с клиентом, – подмигнула она.

– Когда? – я спрыгнула на пол. – Кто?

– По какому делу? – внес свою лепту напарник.

Нина улыбнулась.

– Отвечаю по пунктам. Когда: завтра в десять пятнадцать. Кто? Некий Черников Петр Кириллович. По какому делу? Пока не знаю.

– Справочку на него сделала? – спросил Гоша. – Что за человек?

– Милейший человек, не сомневайся. А справку завтра сделаю, «наше все» разрешил.

– Почему завтра, а не сегодня?

– Потому, что сегодня у меня свидание, понял?

– Какое свидание? С кем?

– Не твое дело, – Нина показала ему язык и вышла.

– Вот еще новости! – Гошка покинул подоконник, и двинулся за ней.

– Ладно тебе, – я ухватила его за плечо. – Все нормально. Нина уже большая девочка, может ходить на свидания без твоего разрешения. Что тебе не нравится?

– Мне эти свидания непонятно с кем, в принципе не нравятся, – проворчал Гоша, возвращаясь к окну. – Тем более, дождь на улице. Какие свидания под дождем? А это еще что?

– Где? – я тоже прижалась лбом к стеклу. И увидела, как Ниночка сбегает по широким ступеням крыльца и ныряет в гостеприимно распахнувший дверцу черный «мерседес».

«Мерседес» мигнул фарами и медленно покатил по улице.

– Номер! – рявкнул Гоша. – Номер записывай! «в 333 кх»!

Я испуганно схватилась за карандаш и, прямо на подоконнике запечатлела номер увозящего Нину «мерседеса». Потом, тем же карандашом постучала себя по лбу:

– Ты что? Решил, что Нину похитили? Она же ясно сказала, свидание у нее!

– Вот именно, – Гоша переписал номер в свой блокнот. – Ничего, сейчас я все выясню.

– Гоша! – я повысила голос. – Что ты собираешься выяснять?

– Разве не понятно? Я хочу выяснить, что за подозрительный тип морочит Нине голову.

– Почему подозрительный? – заступилась я за владельца черного «мерседеса». – Может, он вполне приличный человек.

– А номер? Додуматься надо – триста тридцать три! Такой номер – и у приличного человека? Ты хоть представляешь, сколько эти три тройки стоят?

– Гоша, ты придираешься. Может, у него просто чувство юмора такое. Или память слабая, вот он и приплатил за простой номер.

– Ага, юморист-склеротик. Не люблю я, когда такие типы возле Нины крутятся.

– Это не твое дело, – напомнила я.

– Именно мое, – напарник бросил на меня мрачный взгляд. – Запомни Ритка, все, что касается вас, это мое дело. И этот троечник, – он помахал в воздухе блокнотом, – тоже. Вот только узнаю его анкетные данные.

– Как ты узнаешь? Нина же ушла. Да и не станет она тебе…

– Причем здесь Нина? – перебил меня Гоша. – У меня свои каналы есть.

Он снова взмахнул блокнотом и вышел из комнаты.

– Ну и очень глупо, – сообщила я закрывшейся двери. Потом достала из ящика стола салфетку, поплевала на нее и принялась тереть подоконник. Хорошо, что сгоряча я схватила именно карандаш. Если бы мне под руку попался фломастер, уничтожить следы Гошкиного вмешательства в личную жизнь Нины было бы гораздо сложнее.

Отмыв подоконник, я решила воспользоваться добротой шефа и отправиться домой. Вот только разбаловалась я в последнее время, пешком идти не хочется, толкаться в автобусе – тем более. Да еще дождь. В такую погоду надо ехать домой на личном автомобиле. И он у меня есть. Не совсем, правда личный: неприметный синий «москвич» числится на балансе нашей фирмы, и пользуемся им мы с Гошкой по очереди. Точнее, не по очереди, а по настроению – то он отвозит меня домой, то я его.

Не застегивая, накинула на плечи куртку, взяла сумочку и вышла в приемную.

– Гоша, кто сегодня на машине катается?

Напарник, не прекращая разговора по телефону, скроил зверскую физиономию и взмахнул рукой, словно отгоняя надоедливую муху.

– Не поняла, – я, действительно, не поняла его жеста. – Мне забирать машину и убираться или убираться пешком?

– Не мешай человеку, – ответил за него непривычно хмурый Баринов, выходя из кабинета. – Я тебя подброшу.

– А что Гоша…

Я не договорила. Тяжелая рука шефа легла мне на плечо, развернула и мягко подтолкнула к двери.

– Пошли.

– Да я, собственно, ничего и не хотела, – пробормотала я. – Пошли, что время терять.

– Вот именно, – ледяным тоном подтвердил Александр Сергеевич.

Я так и не поняла, почему вдруг испортилось настроение у мужской половины нашего дружного коллектива. Не из-за того же, что у Ниночки свидание с владельцем черного «мерседеса»? Их это совершенно не касается! Тем не менее, сейчас Гошка по неведомым «своим каналам» пытается выяснить о ее кавалере все, что только можно узнать неофициальным путем. Ревнует он, что ли? А если я вдруг роман заведу, что будет? При таком подходе, Гошка любого моего ухажера с потрохами съест – этакий комплекс «старшего брата». А у Сан Сергеича тогда что? «Комплекс отца»? Хм, пожалуй, это хорошо, что у меня в личной жизни глухой штиль.

Да, как ни печально, но к двадцати пяти годам я, не то, что мужем, постоянным парнем не обзавелась. Не считать же таковым Гошку. Он для меня – друг, наставник, упомянутый старший брат… одним словом, напарник. Когда я только начала работать в агентстве, намечался между нами взаимный интерес, но все как-то очень быстро заглохло и сейчас наши отношения исключительно дружеские и деловые.

Место рядом со мной пустует и кандидатов, желающих его занять, не наблюдается. Может, у меня требования слишком высокие? Или, слишком конкретные? Как-то, совершенно неожиданно для меня, выяснилось, что мне нравятся широкоплечие светловолосые и сероглазые мужчины, немногословные, неулыбчивые, со своеобразным, не всегда понятным мне чувством юмора. Точнее, мне нравится один такой мужчина – Витя Кириллов. Что еще я могу о нем сказать? Практически, ничего. Он занимается какими-то таинственными делами, о которых никогда не рассказывает, появляется в нашем офисе неожиданно и надолго исчезает без объяснения причин. Еще одной характерной чертой Кириллова является полное отсутствие интереса к моей персоне. Хотя, иногда, мне кажется, что интерес все-таки есть, только Витька успешно его скрывает. А интересно, если бы, действительно, я и Витя?.. Гошка что, точно так же, поднялся бы на дыбы?

Впрочем, какой смысл гадать? Кириллов больше месяца к нам не заглядывал, и это достаточно ясно говорит о его чувствах ко мне. Хотел бы меня увидеть, нашел бы, и время, и возможность. А раз не хочет – значит и думать о нем нечего.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.