В джунглях Индии

Дмитриев Сергей Николаевич

Серия: Читальня советской школы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В джунглях Индии (Дмитриев Сергей)

ТРЕТИЙ ГОД ИЗДАНИЯ № 11-12

Обложка А. ТОПИКОВА

«В джунглях Индии» составлена по книгам Dhan Copal Mukerdschi «Kari der Elefant» и " Jugendjahre im Dschungel", 1927.

"Мосполиграф" 14-я тип. Варгунихина гора, д. 8. Главлит № А 37459. Зак. № 1642. Тираж 10.000.

СЛОН КАРИ

ЖИЗНЬ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ СЛОНА КАРИ, РАССКАЗАННЫЕ ДРУГОМ — ИНДУСОМ МУКЕРДЖИ.

Как Кари стал большим.

Слону Кари было пять месяцев, когда мои родители отдали его под мой присмотр. Мне было девять лет. Я поднимался на носки, вытягивался и только тогда мог достать до его спины. Мы росли вместе, и я не замечал, как он делался большим.

Кари жил в стойле под соломенной крышей, подпертой толстыми бревнами. Бревна были прочно вбиты и не падали, когда он на них натыкался.

Кари ел немного, однако он требовал в день 16 кило веток для жеванья и для игры. По утрам я водил его купаться в реку. Там он ложился на песчаный берег, а я в течение часа натирал его чистым речным песком. После того он шел в воду и долго оставался в ней. Когда Кари выходил из воды, его кожа блестела как лакированная. Он трубил от удовольствия, когда я обтирал воду на его спине. Затем я брал его за ухо — это самый простой способ вести слона — и подводил его к краю джунглей. Так называется у нас большой лес. Я оставлял Кари у края леса, а сам шел в чащу и там собирал ему на обед свежие ветки.

Нужно иметь очень острый топор, чтобы нарубить ветвей, и нужно полчаса точить топор, так как до расщепленных веток слон не дотрагивается.

Кто идет в джунгли, тот не должен забывать, что там есть змеи огромных размеров, волки и тигры. Хищники издалека по запаху узнают о человеке. Поэтому, когда я входил в лес, я не оставался на земле, чтобы тигры не учуяли и не напали на меня, а взбирался на дерево. Когда человек сидит на дереве, то запах от его тела не распространяется по лесу, а поднимается кверху.

Как видите, принести для Кари веток и молодых побегов совсем не легкое дело. Я взбирался на все деревья, с которых мог достать самые вкусные и нежные веточки.

В один весенний день, когда я доставал ему ветки, я вдруг услыхал, что Кари откуда-то издалека зовет меня. Он был еще очень юн, и его крик был скорее похож на крик ребенка, чем слона.

В джунглях встречались змеи огромных размеров.

"Верно на Кари кто-нибудь напал", подумал я и быстро спустился с дерева. Я выбежал на опушку леса. Кари там не было. Я побежал к реке и вдруг увидал что-то черное на поверхности воды. Я приблизился и убедился, что это хобот моего слона.

"Неужели Кари утонул", мелькнула у меня мысль. Что было делать? Не мог же я прыгнуть в реку и вытаскивать из воды 160 кило! Но вот на воде показалась его спина. Заметив меня, Кари тотчас же начал трубить и направился прямо ко мне. Когда Кари вышел на берег, он, не переставая трубить, осторожно столкнул меня в реку.

Я упал в воду и вдруг почувствовал, что наткнулся на что-то. На дне реки лежал мальчик. Он едва касался дна, и его немного относило течением. Я вынырнул на поверхность, чтобы набрать воздуху. Кари стоял на берегу, упершись ногами в песок и вытянув вперед хобот, как руку, которая ожидала моей. Я опять нырнул и стал изо всех сил тащить утонувшего мальчика кверху. Я не был хорошим пловцом, и течением меня опять потянуло вниз. Я хватался за тростник, но он обрывался. Одна моя рука устала от тяжелой ноши, другая совершенно обессилела от судорожного плавания и хватания за тростник.

"Погиб", решил я и отдался во власть течения.

Но на берегу стоял Кари. Он видел, как нас понесло течением, и Кари, обычно такой медлительный и неповоротливый, теперь, как ястреб, бросился к нам, стал в воду на нашем пути и вытянул свой хобот. Я протянул руку, чтобы схватиться за него, но рука поминутно соскальзывала. Я почувствовал, как опять погружаюсь в воду. Тут я увидал, что река в том месте, где мы находились, была не очень глубока. Я опустился до самого дна и, собрав последние силы, оттолкнулся кверху. Как стрела, вылетел я на поверхность, крепко держа свою ношу. Вдруг я почувствовал, будто обручем что-то схватило мою шею.

"Верно речной зверь накинул мне на шею петлю", подумал я.

Тут над моей головой раздался громкий крик Кари, и я понял, что на моей шее лежит его хобот. Кари тянул нас обоих к берегу.

Я положил мальчика на берег и наклонился над ним.

— Али! — воскликнул я.

Да, это был Али — пастух коров. Не теряя ни минуты, я перевернул Али спиной кверху, а Кари — я указывал слону, что нужно делать обхватил его хоботом вокруг тела, осторожно поднял вверх и потом опустил вниз; затем опять поднял и опять опустил. Так он проделал три или четыре раза. Вода хлынула изо рта мальчика, но тело его оставалось еще холодным. Тогда я начал бить Али со всех сторон, чтобы он скорее согрелся. Ничего другого я не знал. Выбиваясь из сил, я приподнял Али и прислонил его к ноге слона.

— Али, — позвал я тихо.

Мальчик открыл глаза и снова закрыл их. Понемногу он начал приходить в себя.

— Этна… ты спас мне жизнь, — глухо проговорил он.

— Ты ошибаешься, Али, — сказал я поспешно. — Благодари не меня, а вон его, — и я указал на Кари.

— Но как же с тобой приключилась такая беда? — спросил я, помолчав.

Али ответил:

— Я пас, как всегда, коров. Было жарко. Ну, я и полез в воду. Не заметил, как далеко отплыл от берега. Да вдруг чувствую — судорога свела ногу. Не могу плыть. Ну, и захлебнулся.

В то время как мы разговаривали, стадо Али разбрелось в разные стороны.

Баньяновое дерево так велико, что под ним может расположиться целая деревня. Баньян — одно из самых замечательных растений в лесах Индии. Семена его прорастают на ветках деревьев, куда заносятся птицами. Корни спускаются до земли и быстро развиваются, а приютившее семя дерево скоро погибает. Баньян спускает воздушные корни, которые, врастая в почву, дают начало новым стволам и образуют с течением времени целый лес. У одного дерева насчитали 350 больших и до 3 000 меньших стволов.

— Этна, — сказал Али, — а ведь коровы могут уйти в джунгли, а там их съест тигр.

Я быстро вскочил и стал уговаривать Кари, чтобы он собрал коров к берегу. Но Кари поскакал в сторону.

— Не беспокойся, Этна. Я теперь и сам могу собрать их, — сказал Али и пошел разыскивать коров, а я побежал догонять Кари.

Я нашел его в лесу, там, где оставил лежать ветки и молодые побеги. Кари запустил свой хобот в их кучу, выбирая самые сочные, и с аппетитом поедал их.

Но на этот раз я не мог его наказать, так как он спасением Али искупил свою вину.

* * *

Кари был, как маленький ребенок. За ним нужно было постоянно присматривать. Предоставленный самому себе, он мог натворить больших беспорядков.

Однажды его угостили бананами, и после этого он сильно их полюбил. В комнате, где мы обедали, на столе недалеко от окна всегда стояла большая тарелка с фруктами. В один прекрасный день все бананы исчезли со стола.

Прошло два дня. На третий фрукты исчезли вновь. Вина была приписана мне. Я был возмущен несправедливым обвинением.

В следующий день, когда опять исчезли бананы, я нашел в стойле Кари раздавленный плод. Я был крайне поражен, так как я никогда не видал в стойле фруктов, и Кари ел всегда только одни ветки.

На другой день я сидел в столовой и раздумывал — что будет, если я без разрешения родителей возьму немного фруктов со стола. Как вдруг в окно просунулось что-то длинное, черное, очень похожее на змею и тотчас исчезло со всеми бананами. Я сильно испугался. До сих пор я никогда не видал, чтобы змея пожирала бананы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.