Пионовый фонарь

Энтё Санъютэй

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Санъютэй Энтё

Пионовый фонарь

Мистическая драма в 2 действиях.

Перевод со старояпонского языка М. Май.

Действующие лица

ИИДЗИМА ХЭЙТАРО – самурай, 22 года.

ИИДЗИМА ХЭЙДЗАЭМОН – он же, 40 лет.

КОСКЭ – слуга Иидзимы, 21 год.

О-КУНИ – наложница Иидзимы.

МИЯНОБЭ ГЭНДЗИРО – любовник О-Куни, племянник Иидзимы.

О-ЦУЮ – дочь Иидзимы, 17 лет.

О-ЁНЭ – ее служанка, 30 лет.

ХАГИВАРА СИНДЗАБУРО – ронин, свободный самурай, живущий на доходы с рисовых полей и домов, сдаваемых внаём, 25-27 лет.

ЯМАМОТО СИДЗЁ – его приятель, лекарь-шарлатан, «знаток» древней китайской медицины.

ТОМОДЗО – человек, снимающий вместе с женой пристройку во дворе у Синдзабуро, работает у него во дворе, 38 лет.

О-МИНЭ – жена Томодзо, ведёт у Синдзабуро хозяйство, 35 лет.

ХАКУОДО ЮСАЙ – гадатель-физиогномист, также снимает домик во дворе Синдзабуро, 70 лет.

НАСТОЯТЕЛЬ РЁСЭКИ – настоятель храма Симбандзуй-ин, 53-55.

АИКАВА СИНГОБЭЙ – самурай, будущий тесть Коскэ, 54 года.

О-ТОКУ – дочь Аикавы, 17 лет.

КОРМИЛИЦА – женщина, воспитавшая О-Току.

ДЗЭНДЗО – слуга в доме Аикавы Сингобэя.

ФУДЗИМУРАЯ СИМБЭЙ – держатель оружейной лавки.

КУРОКАВА КОДЗО – спившийся самурай.

ГЭНСКЭ – слуга в доме Иидзимы, по возрасту старше всех остальных слуг.

О-ТАКЭ – служанка в доме Иидзимы.

О-КИМИ – служанка в доме Иидзимы.

СЛУЖКА в храме Симбандзуй-ин.

КАМЭДЗО, ТОКИДЗО – слуги соседских самураев.

ХОЗЯИН ХАРЧЕВНИ в Курихаси.

О-РИЭ – мать Коскэ.

ГОРОДЗАБУРО – брат О-Куни.

КЮДЗО – погонщик лошадей, приятель Томодзо в Курихаси.

БУНСКЭ – приказчик Томодзо.

ТОСКЭ – первый слуга Иидзимы, молодой юноша.

О-МАСУ – служанка в доме Томодзо, 30 лет.

ИСИКО БАНСАКУ – сыщик службы князя.

КАНАЛ ТОТАРО – сыщик службы князя.

РАССКАЗЧИК – дзёрури.

СТРАЖНИКИ.

В древней Японии применялся лунный календарь, заимствованный в Китае.

Весна - 1—3 луна

Лето - 4—6 луна

Осень - 7—9 луна

Зима - 9—12 луна

Сутки делились на двенадцать страж, также носящих имена "двенадцати ветвей" (дзиккан).

Каждая стража делилась на четыре коку. Одно коку соответствовало тридцати минутам.

СтражаЧасыКрыса23-1Бык1-3Тигр3-5Заяц5-7Дракон7-9Змея9-11Лошадь11-13Овца13-15Обезьяна15-17Петух17-19Собака19-21Свинья21-23

Действие первое

Картина первая

РАССКАЗЧИК: Это было давно. Когда город Токио ещё назывался Эдо… В то время Японией правил сёгун из феодального дома Токугава, и чуть ли не каждый пятый был самураем. Высший слой воинов-самураев, служивших при императорском дворе, составляли – хатамото. Законы Токугава разрешали самураям безнаказанно убивать на месте простолюдина – любого, кто посмел неприличным образом вести себя по отношению к членам военного класса…

Одиннадцатого апреля третьего года Кампо, в 1773 году, в Юсимском храме было торжество в честь достойной памяти принца Сётоку. Неподалёку, в третьем квартале Хонго, была тогда лавка оружейника по имени Фудзимурая Симбэй. Возле доброго товара, выставленного в лавке, остановился самурай…

Cтолица Японии - Эдо. Улица. БОГОМОЛЬЦЫ спешат к храму, на улице полно зевак и просто ПРОХОЖИХ. Оружейная лавка. Хозяин - Фудзимурая СИМБЭЙ. Самурай ИИДЗИМА ХЭЙТАРО разглядывает выставленные мечи. На вид ему двадцать два года, лицо белое, взгляд прямой и смелый, волосы уложены строго. На нём хаори – куртка, надеваемая поверх кимоно – и хакама – широкие штаны, заложенные складками у пояса. Его сопровождает слуга ТОСКЭ, он в короткой куртке хаппи, на которой изображён герб его хозяина-самурая, на нём нарядный пояс и деревянный меч, обшитый медью.

ИИДЗИМА: А ну, хозяин, покажи-ка вон тот меч с чёрной рукоятью и с гардой из старого заморского железа…шнур у него не то чёрный, не то синий… Кажется, отменный клинок.

СИМБЭЙ (с готовностью). Сию минуту. Эй, кто там, подать господину чай!.. (Снимает меч.) Нынче у нас в храме торжество, народ валом валит, вы, наверно, совсем замучились от пыли… (Обтирает и подаёт меч.) Вот здесь отделка немного попорчена.

ИИДЗИМА: Действительно, попорчена.

СИМБЭЙ: Зато клинок, как сами изволите видеть, хоть куда. Он вас не подведёт. Товар отменный, из хороших рук вышел… (Протягивает меч.)

Появляется МАЛЬЧИК-СЛУГА, который подаёт чай. Иидзима прикидывает, как меч будет смотреться за поясом, пробует остриё, осматривает головку рукояти.

(Тихо – мальчику). Гляди-ка, вот это настоящий знаток оружия, даже не пробует клинок на изгиб, чтоб определить, не пережжена ли сталь. Сразу видно, что он из господ хатамото, а не из каких-нибудь простых самураев.

ИИДЗИМА: Да, вещь, кажется, весьма хорошая. Работа мастеров Бидзэн, не так ли?

СИМБЭЙ: Ну и глаз у вас! Мы, оружейники, тоже считаем, что это меч работы Тэнсё Сукэсады. К сожалению, в те времена он не ставил клейма на изделиях.

ИИДЗИМА: И сколько ты за него хочешь, хозяин?

СИМБЭЙ: Спасибо, господин. Цена этому мечу была бы большая, если бы на нём было клеймо. Но ничего не поделаешь, клейма нет, и я уступлю вам меч за десять золотых.

ИИДЗИМА: Десять рё? Что-то очень уж дорого. А не уступишь ли за семь с половиной?

(Рё - старинная золотая монета.)

СИМБЭЙ: Да ведь я тогда останусь в убытке! Он мне самому достался недёшево…

С улицы доносится шум, это пьяный КУРОКАВА КОДЗО сцепился со слугой Иидзимы – ТОСКЭ. Вокруг сразу же собрались ЗЕВАКИ.

КОДЗО: (держит за шиворот Тоскэ). Т-ты как с-смеешь?

Кодзо, пошатнувшись, падает. Затем кое-как пднимается и бросается колотить слугу. Тоскэ положил руки на землю, нагнул голову и бормочет извинения, однако Кодзо его не слушает и бьёт всё сильнее.

ИИДЗИМА: (выходя из лавки, вежливо кланяется Кодзо). Я не знаю, какое невежество позволил себе мой слуга, но прошу у вас за него извинения.

КОДЗО: (кричит). Так этот болван – твой слуга? Мерзавец! Уж если сопровождаешь самурая, должен быть возле него, и быть тише воды ниже травы! А он что? Расселся тут возле этой пожарной бочки, загородил всю улицу – ни пройти, ни проехать…

ИИДЗИМА: Я вас очень прошу, простите этого тупицу. Я сам прошу у вас прощения вместо него.

КОДЗО: Иду это я себе и вдруг – бац! – натыкаюсь. Что такое, думаю, собака что ли? А тут, холуй этот вытянул ноги на всю улицу, а я всю одежду из-за него в пыли вывалял!

ИИДЗИМА: (терпеливо). Примите во внимание, это же невежественный человек, всё равно что собака. Пожалуйста, простите его.

КОДЗО: Вот тебе на! Да где это видано, чтобы самурай с собакой разгуливал? А раз он у тебя всё равно что собака, так отдай его мне, я накормлю его крысиным ядом… Да ты… А ты что? Кто это просит прощения с мечом в руке? Ты уж не рубить ли меня собрался?

ИИДЗИМА: Да нет же, я покупаю этот меч, и как раз осматривал его…

КОДЗО: А мне что до этого? Какое мне дело, покупаешь ты или нет?..

1 ЗЕВАКА: Ну, сейчас подерутся…

2 ЗЕВАКА: Что, драка?

3 ЗЕВАКА: Ух ты, они оба – самураи, плохо дело…

2 ЗЕВАКА: Из-за чего это?

1 ЗЕВАКА: Да вон тот пьяный самурай к мечу приценился первым, да цена больно высокая, а тут подходит этот молодой и тоже стал прицениваться, ну пьяный и рассвирепел, «как, мол, смеешь, не спросясь меня, прицениваться к вещи, которую я сам хочу купить?»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.