11 октября. Покров Пресвятой Богородицы. Беседа вторая.

Качан Эдуард Николаевич

Серия: Богдан и его семья. Беседы о православных праздниках. [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

11 октября. Покров Пресвятой Богородицы.

Однажды вечером папа пересказывал детям свой разговор с приятелем священником. Этот священник недавно вернулся из Грузии и делился впечатлениями.

- И вот стоит отец Дмитрий на службе, - говорил папа. – Час, два, три, четыре, пять, шестой час пошел... У него уже ноги немеют. Но тут служба закончилась, и грузинский священник говорит – по-русски, чтобы и отец Дмитрий понял: «Сегодня мы, чтобы не утомлять нашего гостя, немного сократили наше Богослужение». Представляете – отец Дмитрий с непривычки чуть сознание не потерял, а оказывается - эта служба была даже короче, чем обычно! Дело в том, что грузины очень любят долгие, протяжные песнопения, поэтому и богослужение у них получается длиннее, чем у нас, - закончил папа.

- Подожди, папа, - воскликнула Тоня. – А я думала, что православие везде одинаково! А тут что получается – у одних одна служба, а у других – другая?!

- Есть такая формула – « В главном единство, во второстепенном свобода, и во всем – любовь» - сказал папа. – Я всегда считал, что эти слова впервые сказал один из величайших святых Августин Аврелий (Блаженный). Но недавно в одной из статей известного русского богослова дьякона Андрея Кураева я прочел, что Августин все же говорил немного иначе, а эту формулу придумал в 17 веке немецкий богослов Руперт Малдений. Так это или не так я сказать не могу – всего знать нельзя. Главное же, что эта формула работает, и православие построено именно по этому принципу. В главном – в своих догматах, в своих таинствах – оно едино. А вот обряды могут немного отличаться. Обряд – это ведь от слова «обряжать» то есть «одевать». Обряд - это вроде одежды, в которую одето главное – наши таинства, наше отношения к Господу и ближнему, наши молитвы. Православие ведь вселенская религия! Поэтому православный грузин, православный русский, православный грек, православный немец, православный африканец, верят во Христа одинаково, к таинствам относятся одинаково. Но вот всякие второстепенные мелочи – вроде длины богослужения или отношения к юлианскому и григорианскому календарю - могут отличаться. Ведь не ходят же представители всех этих народов в одинаковой одежде!

- Пап, а какие еще есть отличия? Расскажи, интересно! – попросил Богдан.

- Я никогда не был в Румынии, - сказал папа. – А вот Кураев, о котором мы сегодня уже говорили – был. И он обратил внимание на особенность, которой в русском православии нас. Вот идет дияконская хиротония – то есть человека рукополагают в диаконы. Таинство одно и то же, а вот в обряде есть отличие. В русском православии епископ снимает обручальное кольцо с руки женатого человека, в знак того, что отныне он принадлежит не семье, а Церкви, а свою семью вверяет попечению Господа. А в Румынии – не так. После того, как епископ облачил ставленника в священные одежды, он выводит его из алтаря и ставит на амвон. У амвона ждет жена новопосвященного диакона и епископ представляет ей нового церковного служителя. Новоиспеченная матушка дарит своему диакону цветы; они целуются, и диакон возвращается в алтарь. То есть всячески подчеркивается, что этот диакон – женатый человек.

- А зачем это, папа? – не понял Богдан.

- Видимо, сказывается то, что Румыния находится рядом с католическими странами, поэтому и подчеркивается наше отличие от католиков, - сказал папа. – У католиков все священники – безбрачные, как наши монахи. Это сделано для того, чтобы такой священник мог все свое время посвящать только Господу, не думая о семье. Все вроде бы красиво, но нам, православным, кажется, что это не правильно. Священник ведь является на приходе духовником, то есть к нему идут люди со своими духовными нуждами, духовными проблемами. Многие проблемы связаны с семейной жизнью. А нельзя научить тому, чего не знаешь сам. Как, скажи, может человек что-то посоветовать своему прихожанину в отношении воспитания детей, когда у него самого детей нет? Или как он разрешит спор мужа с женой, если у самого нет опыта жизни в семье?

- Понятно, - сказал Богдан.

- Кстати, я знаю праздник, который есть только в русском православии, а в других православных церквах – нет!

- Какой это праздник? – изумился Богдан.

- Праздник Покрова Пресвятой Богородицы, - ответил папа. – Празднуется 11 октября – мы недавно в Храм именно на этот праздник ходили!

- А-а! – протянул Богдан.

- То, с чего начался этот праздник, случилось очень давно, когда еще существовала православная Византийская империя, - сказал папа. – Столицей империи был город Константинополь, и в 910 году этому городу угрожала опасность – его могли захватить враги – мусульмане. Жители города, конечно, не хотели этого. Некоторые из них служили в армии и пытались с помощью оружия защитить город от врага, а те, кто в армии не служил, пытались помочь городу молитвенно.

- То есть они просили Бога, чтобы он не пустил в город врагов? – догадалась Тоня.

- Да, - сказал папа. – И вот 1 октября во Влахернском Храме с человеком по имени Андрей случилось чудесное событие – он увидел небо, и на небе – Богоматерь и многих святых. Дева Мария молилась так же, как молились и люди в Храме, а потом сняла со своей головы сияющее покрывало и раскрыла его над головами молящихся людей на земле. Андрей рассказал обо всем увиденном людям, и они поняли, что Богородица своими молитвами защищает от бед верующих так, как заботливая мама накрывает своим платком ребенка, чтобы защитить его от дождя или ветра. Константинополь тогда устоял – мусульмане не смогли взять город. В память об этом событии и празднуется праздник Покрова Богородицы. Первыми его начали праздновать, конечно, греки. От греков этот праздник перешел в Россию. Вот только греки его со временем подзабыли, а в русском православии он празднуется до сих пор.

- Понятно – сказала Таня.
- Пап, а я давно хотела тебя спросить – а зачем святые молятся Богу о нас? Разве Бог не знает Сам, без их молитв, что нам нужно? И неужели Всемогущему Богу нужна чья-то помощь?

- Бог знает и без молитв о наших нуждах, - сказал папа. – И Он все может и Ему не нужны помощники. Молитвы друг за друга нужны нам, людям. Нам нужно обязательно заботиться друг о друге – иначе между людьми не будет любви.

- Я все равно не поняла! – сказала Таня.

- И я не поняла! – поддержала сестру Тоня.

- Смотрите, дети!
- сказала мама. – Я сегодня готовила борщ, и мы все его ели. Мог ли Бог сам, без меня, накормить всех нас борщом? Конечно – мог. Но если бы Бог Сам кормил людей борщом, Сам гладил им одежду, вобщем, Сам все делал за нас, мы совсем перестали бы думать друг о друге и постепенно перестали бы друг друга любить! Поэтому Бог так устроил, что люди заботятся друг о друге – и делом, и молитвой - и из-за этой заботы между ними возникает и укрепляется дружба, благодарность, привязанность, и, наконец, самое главное - любовь.

- Пап, а у меня тоже есть вопрос, - сказал Богдан. – Дева Мария, Пресвятая Богородица защищает нас своими молитвами к Господу. И ведь не только Богородица молится о нас – ведь и по молитвам других святых Бог помогает нам… А – почему так? Разве на молитвы обычных людей, не святых, Господь реагирует иначе? То есть молитва одного человека значит для Господа больше, чем молитва другого?!

- Представь себе – да! – сказал папа. – Есть такая книга в Писании – «Книга Иова». Много страниц этой книги занимает разговор Иова с его друзьями, которых звали Елифаз, Вилдад и Софар. А в последней главе Господь обращается к Елифазу и говорит: «Горит гнев Мой на тебя и двух твоих друзей за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов. Итак: возьмите себе семь тельцов и семь овнов и пойдите к рабу Моему Иову и принесите за себя жертву; и раб Мой Иов помолится за вас, ибо только лицо его Я приму, дабы не отвергнуть вас (Иов 42, 7-9)». Как видишь – молитва Иова значила для Господа больше, чем молитва Елифаза, Вилдада и Софара!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.