Наследник встал рано и за уроки сел… Как учили и учились в XVIII в

Коллектив авторов

Серия: История воспитания [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Наследник встал рано и за уроки сел… Как учили и учились в XVIII в (Коллектив авторов)

Меры относительно образования

Сначала думал он (Петр) дать достаточное образование своему дворянству отправкой его в чужие края, как насмотрелся у других европейских народов. А потому, только что воротился из первого большого путешествия, он отправил довольно значительное число очень грубых и невежественных молодых людей из самых знатных семейств страны в Англию, Голландию, Францию и Италию. Но так как они принесли оттуда немного больше способности, чем взяли с собою, то, наконец, он заметил, что им недостает и начальных оснований, а потому и думал, как бы вознаградить этот недостаток заведением необходимых училищ и академий.

Почти около того времени началась у Петра связь с бывшей потом императрицею Екатериной, находившейся в услужении у пробста [1] в Мариенбурге Глюка [2] ; при покорении этого места она взята была вместе с ним в плен русскими и приведена в Москву. Это подало Петру I случай познакомиться с означенным пробстом и посоветоваться с ним о заведении училищ. Этот человек, имевший не больше сведений, сколько обыкновенно можно найти у шведского деревенского пастора, но со всем тем, по знанию русского языка, считавшийся в глазах Петра I светилом мира, был, по своим воззрениям, не в состоянии подать ему никакой другой мысли, кроме той только, чтобы завести такие же училища, какие обыкновенны в Ливонии, и дети там должны учиться катехизису, латинскому языку и другим школьным предметам. Петр I одобрил этот совет и поручил привести его в исполнение тому же пробсту, назначив ему нужные для того деньги и просторный дом в Москве. Пробст выписал потом себе лютеранских студентов богословия и устроил свое училище [3] совершенно по правилам шведского церковного устава; а чтобы тут не было ни в чем недостатка, перевел плохими стихами по-русски разные лютеранские песни, которые должны были дети благоговейно петь перед уроками и после них.

Смешная сторона этих заведений и плохие успехи такого обучения у русского юношества до того бросались в глаза, что эти училища не могли просуществовать долго. Так, Петр I скоро и закрыл их и предоставил на попечение родителей сообщать детям начальные научные сведения либо с помощью частных учителей, либо в лютеранских училищах в Москве, либо же посредством тамошних католических священников. Вместо того обратил исключительно свои заботы на то, как бы сделать свое дворянство сведущим в инженерной науке и мореплавании, и для этой цели завел разные академии в Москве и Петербурге, где бы обучать можно было юношество в этих обеих науках, а также и в математике.

На том несколько времени и оставалось его рвение к наукам; если же он и предпринимал еще что-нибудь для их успешности, то это относилось только к одним физическим и хирургическим опытам, в которых находил он особенное удовольствие.

Но после того как в 1717 году Французская академия наук приняла его в свои члены, это возбудило в нем сильное желание основать такую же академию и в своем царстве. Его понятия о науках были не довольно ясны, чтобы он сам собой мог выбрать из них, какие полезны для его страны и какие нет. Еще сбивчивее стали его понятия благодаря совещаниям, какие вел он по этому предмету с некоторыми учеными, вовсе не знакомыми с природными свойствами России.

Напоследок, в 1724 году, он решился сделать Французскую академию совершенным образцом для своей и для придания ей блеска в самом начале старался, с помощью большого жалованья, набрать туда несколько ученых с большою известностью, как, например, Вольфа [4] , Германа [5] , Делиля [6] и Бернулли [7] , и на расходы для того назначил доходы с таможен Нарвы, Дерпта и Пернова, доходившие ежегодно до 25 тысяч рублей.

Впрочем, он жил после того так недолго, что не мог иметь удовольствия видеть в ходу это учреждение. Но придворный врач его Блументрост [8] , который должен быть тут председателем, с 3000 рублей жалованья, пользуясь доверием к нему императрицы, так подвинул вперед это дело, что Екатерина утвердила Академию; он умел постоянно поддерживать ее и при Петре II, несмотря на большинство сенаторов, которые считали ее бесполезным и плохо обдуманным делом, не приносившим никакой пользы стране, и, следовательно, охотно бы поберегли издержки на это.

И.-Г. Фоккеродт «Россия при Петре Великом»

Патриаршие школы

1711 г. 26 мая… Мною собраны подробные сведения об устройстве и положении большой Московской патриаршей школы или гимназии. Школа эта находится возле одного монастыря, в который допускаются только православные монахи польского происхождения. Архимандрит, или игумен этого монастыря, Феофилакт Лопатинский [9] , состоит в то же время ректором школы. В его классе считается 17 учеников; он преподает им богословие. Получает он от царя 300 руб. ежегодного жалованья. — Субректор, professor philosophiae Ioakim Bogo modlewskij, старшее после Лопатинского лицо, преподает — философию 16 ученикам. Затем следуют: professor rhetorices и преподаватель других менее важных предметов Иоасаф Томилович, имеет 15 учеников; professor poeseos Гавриил Theodorowitz имеет 10 учеников; professor sintaxeos Феодосий Turkiewitz с 21 учеником; magister grammatices Иннокентий Kulcyijckiy с 20 учениками; magister infimae grammatices, anologiae et lingvae germanicae Феофил Кролик с 84 учениками, professor Lijchudes, didascalus lingvae graecae, oriundus ex insula Cephalonia с 8 учениками. Кроме того, при школе находится двое проповедников: Степан Прибылович и Barnabus Wolostowskij. Каждый из профессоров и преподавателей получает от царя по 150 рублей в год. Жалованье аккуратно производится им из Печатного приказа; ученики в двух высших классах theologiae et philosophiae studiosi получают на содержание по 4 коп. в день, остальные по 3. Архимандрит Лопатинский говорит, что если б первые основатели школы живо приняли к сердцу ее процветание и развитие, то им не трудно было бы настоять на определении ученикам втрое большего содержания против нынешнего; чрез это наплыв учеников, без сомнения, значительно увеличился бы.

Кроме этой Патриаршей школы, царь основал в Москве еще одно учебное заведение [10] , в котором первоначально ректором был германский уроженец Бидлов [11] , а преподавателями десять чужеземцев: немцев, шведов, французов и итальянцев. Но профессора Патриаршей школы, из зависти, постоянно преследовали их, а русские князья и бояре ненавидели их, и в конце концов ректор и б'oльшая часть учителей сказанного заведения были отставлены от должностей. Теперь заведение это почти уничтожено; в нем осталось всего четыре наставника: преподаватели немецкого, латинского, шведского и итальянского языков. В Москве царь учредил также школу математики, но и она пустует вследствие ухода учителей.

Ю. Юль «Записки»

Новики

•I•

(1721 г.) прибыли в Санкт-Петербург 22-го числа. Расстояние от Риги 202 версты, от Дерпта до Нарвы 141, от Нарвы 165, всего 501 верста. Во весь вышеописанный вояж издержал я собственных 400 рублей да государевых 600 рублей. Каждый из нас, по приезде в Петербург, пристали у наших родственников, а я у капитана гвардии Семена Марковича Спицына.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.