Я люблю… тебя!

Келк Линдси

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Я люблю… тебя! (Келк Линдси)

ЗА ЧЕТЫРЕ НЕДЕЛИ ДО…

Воскресенье оказалось странным.

Саймон смылся на футбол, когда я еще и не думала перебираться из кровати на диван, чтобы смотреть трехчасовой марафон «Друзей». Шел конец июля, но погода совсем не радовала и вставать решительно не было причин, если не считать осуждающего взгляда кота из-за оконного стекла и острого желания сходить в туалет. Обычно по воскресеньям я полна сил и у меня множество планов. Нормальная пятидневная рабочая неделя для меня недостижимая мечта, и воскресенье — единственная возможность что-то успеть, но в тот день я никак не могла раскачаться на что-то более серьезное, чем отправка очередной эсэмэски «Как дела?» моему лучшему другу, гею Мэтью.

Пусть прикол с бородой, все равно смешно.

Я лежала перед телевизором в вылинявших до серого цвета трениках «Джуси кутюр» и футболке с покемоном, которую я носила еще в университете, а мои немытые волосы были собраны на макушке, когда в четыре дня Саймон вернулся домой. Я перекатилась на спину и издала сексуальный звук — нечто среднее между хрюканьем и храпом. Р-р-р, секс-бомба Рейчел Саммерс.

Неладное я почуяла, когда вместо дежурного поцелуя в щечку по пути в душ Сай присел на кушетку, упер локти в колени и уставился прямо перед собой, шумно сопя. Через пару минут я выключила звук телевизора — говорила Моника — и заставила себя сесть.

— Ну? — спросила я.

— Хочешь в кино или еще куда-нибудь? — спросил он, по-прежнему глядя на камин. Не в камин, а именно на него. Словно видел то, чего не видела я.

— Да что-то сил нет. — Если хочет, пусть подает на меня в суд. Я вовсе не ленивая, просто всю неделю работала по четырнадцать часов в сутки. Дьявол всегда найдет работу для праздных рук и визажистов. — Лучше закажем китайской еды и посмотрим видео.

Он с минуту молчал. Мой палец завис над кнопкой регулировки звука, пока я ожидала согласия. Или встречного предложения заказать что-нибудь индийское.

Наконец Саймон заговорил.

— Я тут подумал… — Невидимое нечто перед камином по-прежнему его завораживало. — Нам необходимо отдохнуть.

— Мы же в Хорватию едем в сентябре, — напомнила я, вытянув ноги ему на колени.

— Да-а-а, — тянул он, пока длился рекламный ролик «Асда» [1] . — Но я имел в виду — друг от друга.

Тут ему наконец удалось привлечь мое внимание.

— Друг от друга?

Что бы такое интересное ни образовалось на пустом полу перед камином, в ту секунду оно явно заметалось. Не припоминаю, чтобы Сай так пристально смотрел на что-то, кроме экрана игровой приставки.

— Ты меня что, бросаешь? — Я убрала ноги с его коленей и подтянула к груди. Мне вдруг захотелось расчесать волосы.

— Нет, — замотал головой Саймон. — Нет, я просто беру паузу…

— А похоже, что бросаешь. — Я очень-очень старалась не заплакать — и так выглядела чудовищно, а слезы мне вообще не идут. Писклявым скрипучим голосом, какой стал бы у дельфина, если бы он выкуривал по двадцать сигарет в день, я спросила: — Что ты сказал?

— Перестань психовать, мне просто нужно разобраться в себе! Я тебя не бросаю.

— У тебя другая женщина?

О Господи, у него есть другая! Живем вместе пять лет, тянем ипотеку и выплачиваем совместный банковский заем за паршивый подержанный «рено-меган», а он себе еще и другую завел!

— Нет! — буквально заорал Саймон. — Этого еще не хватало!

Что правда, то правда.

— Это из-за того, что я не пошла в кино? — Я обхватила колени руками.

— Так ты хочешь в кино?

Я пожала плечами, не зная, что сказать.

— Ну давай сходим.

В результате мы оказались в полутемном зале, где показывали «Пиратов Карибского моря», но я едва следила за его сюжетом. Если даже Джонни Депп не в силах тебя отвлечь, кто сможет это сделать? Когда мы пришли домой, я улеглась в ванну, а Саймон перенес свои вещи в свободную комнату.

На следующий день, придя домой с работы, я увидела на кровати записку, где говорилось, что ему необходимо подумать и он пару дней поживет у приятеля. Нет, домой он заходил — дней через семь, когда меня по работе послали в Манчестер. А когда я вернулась, в командировку уехал он. А потом я неделю жила у мамы, которая лежала на вытяжке со сложным переломом ноги. Вскоре Сай остался на холостяцкой вечеринке. А затем, однажды вечером, он вдруг не пришел домой.

Но мы не разошлись. Это мы такую паузу взяли.

Отдых друг от друга затянулся почти на четыре недели.

С другой стороны, мы же не навсегда расстались…

ЧЕТЫРЕ НЕДЕЛИ СПУСТЯ

Глава 1

— Если бы десять лет назад тебе сказали, чем ты будешь заниматься, правда, не поверила бы? — болтала Анастейша, поправляя лямку кружевного лифчика и собирая густые кудри крашеной блондинки на макушке, прежде чем рассыпать их прелестной пелериной на стройных плечах. — Консультанты по карьере модельный бизнес не предложат!

Стоя в жутко неудобной и даже болезненной позе на коленях уже четверть часа, я подняла голову и смерила бестолковую блондинку тяжелым взглядом.

— Не предложат, — согласилась я, сдвигаясь в сторону и терпя острую боль в коленях. — Но если бы мне сказали, что большую часть времени я буду закрашивать следы укусов на чьих-то задницах, модельный бизнес стал бы первой ассоциацией.

— Ой, извини за это, — заколыхала она грудями. Я подавила желание написать «шлюха» поперек ее ягодиц помадой «Руби Ву». — Мой новый немного с приветом. Представляешь, я уже собиралась жить с одним бойфрендом всю жизнь. Тоска, блин, зеленая, но я думала найти себе кого-то, ну, без закидонов на этой почве. Хорошо, на прошлой неделе фотосессии не было — тебе бы нипочем не закрасить ожоги от веревки у меня на запястьях…

Выдохнув, я отключилась от медлительного, с растяжкой, британско-американского (Восточная Европа с пересадкой в Эссексе) произношения Анастейши и сосредоточилась на работе. Если я в чем-то и достигла совершенства, так это в умении работать в любых условиях. Рейчел Зашоренная Саммерс, непревзойденный визажист и королева избирательной глухоты. Моя профессия может показаться сплошным удовольствием и синекурой, но в реальности оборачивается очень ранними подъемами, долгими часами на ногах ради чьей-то красоты и очень поздними возвращениями домой. Гламурно, сил нет.

Зато визажисту практически не нужен спортзал. Моя рабочая сумка весит больше тридцати фунтов, и таскать ее по метро в оба конца до некоторой степени заменяет мою, увы, забытую еженедельную пробежку. Конечно, остается шанс встретить одинокую знаменитость, однако на деле я чаще закрашиваю знаки сексуальной эксплуатации настолько грязной, что сразу проходит желание смотреть «Улицу коронации» [2] . Нет ни единой звезды мыльной оперы без тайного грешка. К счастью, я в основном торчу в четырех стенах в студии в экзотическом районе Парсонс-Грин, с утра до вечера припудривая снимаемым разные части тела. Рабочая обстановка не располагает отправиться домой, наклеить накладные ресницы и навести красоту перед вечеринкой в компании знаменитостей, которым я растирала плечи целый день; хочется добраться до дому, наполнить ванну и заснуть в ней, пока Саймон смотрит телевизор.

Никогда не стану встречаться с шеф-поваром, думала я, накладывая последний слой основы для тела. Даже непревзойденный кулинар не будет истязать меня требованием обеда из семи перемен, едва появившись в дверях. Ему еще повезет, если на второе он получит спагетти на тосте. Да и этого у меня в доме не найти, сокрушалась я. Сегодня пятница, значит, завтра суббота, день покупок. Выходные для меня не выходные, если я не подниму себе давление пробегом по универсаму «Сейнсбери». Пятничный же ужин состоит из сомнительного полуфабриката от «Уэйт уочерс», завалявшегося с последней диеты, или пиццы. Вот почему иногда мне все же нужны готовые обеды от «Уэйт уочерс».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.