Очерки Тартарии. Начало

Бахарев Константин Павлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Нож длиной в локоть и шириной в три пальца - очень убедительный аргумент в финансовой дискуссии.

- Где деньги, Бундок? – громила в изодранной грязной хламиде чихнул. Запахло чесноком.

Два его приятеля пожелали ему поправиться от простуды.

- Спасибо, друзья, - громила вытер нос. – Так куда ты запрятал деньги?

Подёргав связанные за спиной руки, Бундок решил поупираться. Вдруг что-нибудь за это время произойдёт? Ночная стража решит проверить притон на окраине Хеннета, или бандиты внезапно умрут от простуды. Денег было очень жалко.

На каменной лестнице загрохотали чьи-то шаги. Дверь в подвал распахнулась. Вошли два стражника с тупыми мечами на перевязях.

Сегодня мне везёт, ободрился Бундок: не зря я молюсь, иногда, правда, но всё же, младшему богу счастья.

- Где деньги? – прохрипел самый здоровый, и очевидно потому старший стражник.

- Не нашли ещё, - пожал плечами громила. – Не говорит.

- Поторопитесь, - второй стражник, с полуоткрытым ртом, и висящей под носом паутиной соплей, глянул на Бундока. – Нам скоро с караула сменяться.

- Сделаем сейчас всё, сделаем, - заверил его бандит и провёл лезвием ножа по ноге жертвы. – Чего молчишь? Видишь, люди торопятся!

У разочарованного Бундока расслабились мышцы и воля. Надеяться не на кого, наконец-то понял он.

- В трактире «Большой хобот», в моей комнате, на двери которой нарисован лопух, - хлюпая носом, ответил он. – Под доской в подоконнике.

Стражники посмотрели на бандитов.

- Ну чего стоите? – рявкнул старший. – Бегите за деньгами. Мы вас на улице, около входа в подвал подождём.

Бундока одолела печаль. Через два дня истекал срок уплаты по векселям банковскому дому «Мамба». А с ними не то что шутить, улыбаться не надо. Он вдруг вспотел, хотя в подвале было прохладно. Его же могут сейчас просто зарезать!

Стражники, грохоча деревянными подошвами сапог и лязгая мечами по каменным ступеням лестницы, ушли вслед за бандитами. Бундок вскочил и побежал за ними. Сейчас он закричит на улице, что его грабят!

Но он споткнулся на последней ступеньке и упал, как-то боком выпав из дверей на холодную, сырую землю. Задёргался, пытаясь встать. Со связанными руками не получалось. Рядом с ним присел стражник, напарник бугая. От него пахло кислятиной.

- Ты не дёргайся, и не шуми, - посоветовал он и шмыгнул носом. – Вдруг тебя убьют бандиты, а нам потом их искать. Так что полежи спокойно.

Земля холодная, подумал Бундок, отнимет тепло у меня, а встать не дают. О боги, боги далёких родных лесов, вы не поможете одному из своих детей!

Он впал в полузабытье, его начало знобить. Вскоре тяжело дыша, прибежали бандиты.

- Сорок две золотых монеты, шесть серебряных и тридцать одна медная, - харкая и сплёвывая, сказал один из них стражникам.

- Половину нам, - старший протянул руку.

- А с этим что? – громила кивнул на лежащего Бундока. – Он шустрый оказался, из подвала вылез.

- Не знаете, что ли? – стражник огляделся. – Только потом утащить его надо будет. Ну-ка, запали огонь, деньги посчитаем.

Пока стражники с громилой при свете факела бренчали монетами, два бандита наклонились над замершим в ужасе Бундоком. Один пощупал фуфайку и штаны жертвы.

- Себе возьму, - решил он. И распрямился, раздумывая, как половчее снять. Пожал плечами и разрезал верёвки на руках Бундока. Иначе фуфайку было не стащить.

Голый Бундок сжался в комок, обхватив плечи.

Громила, рассчитавшись со стражниками, равнодушно посмотрел на него, при этом осветив огнём факела.

- Смотри, смотри, - вдруг громко зашептал один из бандитов.

- Что там? – невольно спросил громила.

- Поднеси факел поближе.

Бандиты наклонились над дрожащим Бундоком.

- Эй, парень, ты из пограничной стражи? – спросил громила.

- Да, - ответил тот, даже не думая, что говорит.

Бандиты отошли к стражникам, делившим меж собой полученную мзду, и зашептались. Бундок понял, что-то случилось. Его пока не убивают.

- Его видели с нами, - приглушённо хрипел громила. – Так что придётся отпустить.

- Да, с пограничниками связываться не стоит, - старший стражник посмотрел на Бундока. – Ну его в Голбуц! Пошли отсюда.

По сырой улице зашлёпали шаги и вскоре стихли. Схватившись за стену, Бундок встал. Голый, обобранный, ну куда идти? Но хоть живой, помогли всё-таки боги. Он огляделся, никого. Закапал дождь, стало холодно. Бундок, шатаясь, зашёл в дом. Здесь, около дверного проёма, дрожа, и дождался утра. Голому по улицам ходить не стоит, думал он. Конечно, здесь, на окраине Хеннета, на него никто и не посмотрит. Но отсюда надо выбираться. Через два дня, точнее, уже послезавтра, служащие «Мамбы» начнут его искать. А они похуже любых громил будут.

В подвале Бундок нашёл пахнущие тухлятиной мокрые коричневые тряпки и обмотал ими бёдра.

- Пойду в порт, - решил он, шлёпая по грязи. – Наймусь за еду матросом, хоть куда, лишь бы подальше отсюда.

В маленьком трёхэтажном домике с толстыми стенами и крепкими запорами в центре городских трущоб помощник главного казначея банкирского дома «Мамба» разбирался в ночных новостях. Ему их сообщали давно подкупленные стражники, кое-кто из воров и жуликов, бродяги, надеявшиеся получить за своё известие медную денежку и прочий сброд. Помощник казначея знал всё, что происходит в Хеннете, такая у него была работа.

Шайка Безухого утащила груз хлопковой материи из склада, арендованного купцами Пилдадара. А они собирались его везти в страну свинопасов. Так, так, обычно Безухий продаёт украденное обратно за десятину цены. Значит, очень возможно купцам будут нужны деньги, уже нынче к вечеру, выкупить товар.

- Эй, кто там?! – крикнул помощник, подняв голову. В комнату забежал один из лихих парней, подчинявшихся ему.

- Беги в контору, к главному казначею, - велел помощник. – Скажи, что купцам Пилдадара, возможно, сегодня срочно будут нужны деньги, серебром, примерно сто-сто двадцать монет. Понял?

Парень понятливо оскалился и убежал.

Так, что ещё сообщили его людям? Мелкие кражи, два убийства, похищения – надо узнать, кого украли, возможно, понадобятся деньги, а «Мамба» всегда готова предоставить кредит на хороших условиях. Ограбили пограничника. Хорошо, не стали убивать, а то бы суровые воины устроили здесь резню, как пятнадцать лет назад. Молодцы, заступаются за своих. Имя пограничника Бундок. Есть в списке должников? Есть! Как бы не убежал парень. Рассчитываться по долгам всегда надо.

- Кто есть, идите сюда!
- снова закричал помощник.

Быстро зашуршали кожаные подошвы по гладким доскам, в комнату прибежали ухмыляющиеся мордовороты.

- Искать парня по имени Бундок, - приказал помощник главного казначея. – Голый или в тряпьё одетый. На левом плече татуировка пограничника - стрела и цепь. Узнать где он, если надумает бежать из Хеннета, поймать. Крупный долг у него, срок послезавтра. Кому про него говорили?

- Мне, - откашлялся один из мордоворотов.

- Найди тех, кто его ограбил, пусть опишут, какой он. Ясно вам?
- помощник посмотрел на своих лихих парней. Те кивнули, обычное дело. – Всё, идите искать.

Хеннет, город морской пены! Сверкают твои белоснежные дворцы из банрирского мрамора! Тысячи людей покупают и продают всё, что только есть на белом свете. Из страны свинопасов везут щетину, сладкие орехи и твёрдое дерево, воинственные жёны Золотого Королевства торгуют никчемными мужьями и морскими губками. Из далёкого Китая драконы доставляют солёную паутину. Моряки грузят свои клипера и фрегаты зерном и хрупкой корой красного тополя.

Тысячи золотых, серебряных и медных монет каждую минуту меняют своих владельцев.

Пять тысяч лет назад на хлипком плоту под парусом из рваной рубахи приплыл сюда колдун, побеждённый Куницей.

Шуршал и хрустел морской песок под его босыми ногами, стая серых гиен равнодушно ждала, когда свалится наземь маленький худой человечек. Сбережённое семя карвонналии впилось своими липкими корешками в сырой песок. За несколько мгновений вымахал и закачался под солёным ветром бирюзовый куст. Несколько капель сока из перерубленной щербатым ножом ветви дали колдуну силу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.