В схватках с врагом

Востоков Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В схватках с врагом (Востоков Владимир)

Горечь поражений

Вместо эпиграфа

Японская пословица гласит: «Прошлого уже нет, а будущего может и не быть». Стратег прилагал титанические усилия, чтобы будущее человечества наступило…

Но сколько же надо пройти кругов ада, чтобы понять свою сущность? Где лежит предел, за которым прощения уже нет?

А вы не боитесь переступить эту черту? Сколько раз вы стояли на грани?

Предисловие

Человечество по-настоящему оценило Стратега, только когда он исчез. Интенсивные поиски ни к чему не привели. Каждый член Конфедерации надеется и верит, что он жив и вскоре вернется. Мы благодарны ему за то, что он преподнес нам воистину царский подарок – он подарил нам Вселенную, а потом и мир в ней. Какой из этих подарков более значим, предстоит еще оценить.

Стратег так долго стоял во главе Совета Земли и космических Колоний и так много сделал для его обитателей, что все привыкли и стали воспринимать это как само собой разумеющееся. Опять раздались голоса: «Необходим ли Стратег Земле? Не слишком ли большой властью он наделен?»

На его защиту встали не только те, кому он даровал свободу, но и побежденные, в первую очередь негуманоиды. Тогда его обвинили в сговоре с ними: «Раз они так активно его защищают, значит, для них он делает больше, чем для людей. Кому нужен Стратег, если Земля процветает, живет в мире и благоденствует?» Человеческая память коротка…

Издательство приносит читателям свои извинения за то, что выход второй книги о Стратеге задержался. Тираж был уже напечатан, когда его неожиданно арестовали. Стратег смог добиться того, что суд удовлетворил его протесты против этих публикаций.

Успех первой книги был потрясающим – она разошлась миллиардными тиражами. Жители Конфедерации, включающей несколько тысяч обитаемых планет, с нетерпением ожидали продолжения истории о жизненном пути Стратега и его деяниях.

Резонанс оказался столь велик, что пришлось созвать экстренное заседание Совета Конфедерации, который постановил снять арест с тиража. Теперь читатель может в полной мере насладиться продолжением этой истории. Совет исходил из того, что все описанное, несмотря на интимные подробности, является достоянием Конфедерации. Совет в своем решении пошел еще дальше, объявив, что все сведения о Стратеге, включая малейшие подробности его личной жизни, являются всеобщим достоянием, отклонив тем самым все возражения Стратега.

Но издательство обязано поставить читателей в известность, что сам Стратег категорически возражает против публикации этой книги и оставляет за собой право подать в суд не только на издательство, но и на отдельных читателей.

Выполняя постановление Суда Последней Инстанции, редакция помещает выписку из его решения:

«Читая эту книгу, вы нарушаете закон о неприкосновенности личной жизни».

Стратег

Земля. Конкордия. Экстренное заседание Совета Земли и космических Колоний

Стратег, облаченный в черный фрак и темную рубашку, вошел в скоростной лифт, чтобы спуститься со сто первого этажа. У него имелось множество наград, но он их никогда не носил. Лишь символ его власти – брошь, инкрустированная бриллиантами в виде буквы «S», красовалась вместо бабочки, ослепляя блеском драгоценных камней. Стратегу предстояло выступить на экстренном заседании Совета Земли и космических Колоний.

Он все еще находился под обаянием Мэри. Когда пять минут назад она ушла, ему показалось, что словно выключили свет и в огромном кабинете стало как-то особенно пусто, одиноко и тоскливо. Агенты заблаговременно собрали сведения о ней. Прочитав доклад, Стратег усомнился в его достоверности. Мисс малинового спецназа. Рыжая бестия. Если Мэри захочет соблазнить – никто не сможет устоять. Она соблазнила бы и самого дьявола. Теперь и Стратег имел возможность убедиться, что это все о ней. Мэри оказалась чертовски хороша!

Стратег мысленно представил перед собой стекло и резко провел рукой перед глазами. Очарование Мэри отступило вместе с другими заботами. Теперь он снова был Стратегом. Холодным и расчетливым. Зачастую жестоким. Готовым на все ради достижения своей цели.

Стратег достиг нужного этажа как раз в ту минуту, когда из громкоговорителей раздалось:

– Экстренное заседание расширенного Совета Земли и космических Колоний объявляется открытым. – Подойдя к двери, ведущей в зал заседаний, он услышал: «Стратег Земли и космических Колоний», – и вошел в зал, который тотчас же взорвался приветственными аплодисментами.

Заседание Совета началось с исполнения гимна. Гимн – это гражданская молитва, и сейчас все жители Земли и ее сорока космических Колоний молились в едином порыве. Они просили ниспослать им победу. Прямая трансляция велась на все обитаемые планеты. Огромные экраны, установленные в крупных городах, собрали множество людей.

Звуки гимна стихли, и в установившейся тишине спикер объявил:

– Слово предоставляется Стратегу Земли и космических Колоний.

Стратег машинально, характерным движением, поправил свои длинные, не по моде, почти до плеч волосы и направился к трибуне. Несколько десятков миллиардов людей, затаив дыхание, с нетерпением ожидали, что он им скажет.

Каждая из сорока космических Колоний имела правительство, функции которого ограничивались внутренними делами планеты. Только Марс и Венера не имели самостоятельного статуса, полностью подчиняясь Земле. Количество мест в Совете определялось запутанным, хитроумным способом. Учитывалось соотношение численности населения, промышленного потенциала, времени существования Колонии и бог весть чего еще, обеспечивая численный перевес голубой планете. Совет Земли и космических Колоний является одновременно высшим законодательным и исполнительным органом. Он собирался регулярно один раз в месяц, а многочисленные комиссии и подкомиссии заседали беспрерывно.

Огромный зал, в стиле Древнего Рима, занимал целых три этажа. Места в партере по праву занимали жители Земли. Одетые в тоги римских сенаторов, они заполоняли все пространство, словно безбрежное хлопковое поле. Обитатели Эсперанто, первой земной Колонии за пределами Солнечной системы, располагались в бенуаре. Наряженные в стилизованную разноцветную униформу космических первопроходцев, они смотрелись пестрым островком на фоне белых тог землян. Депутаты от промышленно развитой Колонии Град Китеж обосновались в бельэтаже, где атласные косоворотки разрежались богатыми боярскими нарядами. Туманный Альбион – англоязычная планета. Килты шотландцев вперемежку со строгими смокингами англичан виднелись на первом ярусе балкона. Представители Нового Одеона поражали воображение многих своими экстравагантными нарядами. Немногочисленным посланникам Леморы достались места на галерке. Освоение этой планеты началось совсем недавно. Ее считали прибежищем неудачников. Одетые неопрятно и вразнобой, своим видом у остальных собравшихся они вызывали только неодобрение. Такой пестротой своих одеяний представители каждой из Колоний демонстрировали не национальную или планетную обособленность, а многообразие культур. У всех присутствовал символ Земли, подчеркивающий их единство. Серьезных противоречий между Землей и ее Колониями не существовало. Это был единый народ – человечество.

Мэри Чижевски вылетела из кабинета Стратега с ощущением, словно у нее выросли крылья. Она никогда еще не была такой счастливой: «Неужели моим мечтам суждено сбыться?» Мэри уже давно была влюблена в Стратега. Влюблена безнадежно. Прекрасно понимая, что он для нее недоступен, она и не смела надеяться на взаимность. Все чего она добивалась, подавая очередной рапорт каждые три месяца, – это лишь быть поближе к нему, а в идеале – стать его телохранителем. Сержант малинового спецназа – элитных войск Земли, – она была первоклассным бойцом и обладала молниеносной реакцией. Мэри не сомневалась, что в эти тревожные дни Стратега необходимо охранять как никогда, и была готова хладнокровно убить любого, кто посмеет посягнуть на его жизнь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.