В полусне

Мах Макс

Серия: Сумеречный клинок [2]
Жанр: Фэнтези  Фантастика  Боевая фантастика    2015 год   Автор: Мах Макс   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В полусне (Мах Макс)

Глава 1

Шанс

1. Вейская земля, седьмого лютня 1649 года

Считается, что люди услышать альвов не могут, и в большинстве случаев, так оно и есть. Люди, и вообще, мало чего слышат и видят, не говоря уже о прочем. Но старик охотников услышал загодя. Даже раньше, чем они сами поняли, что уже не одни в лесу.

Это случилось утром. На рассвете, когда лес только начинает просыпаться навстречу новому дню. Но старик проснулся раньше. Он всегда вставал в это время — «перед первым светом». Всегда. В любое время года, и в любом месте, а мест таких за его долгую жизнь случилось немало, и их разнообразие удивило бы любого. Вот только людей, знавших старика настолько близко и так долго, на свете, похоже, не осталось. Слишком долог был его век, слишком горек и одинок.

— Скажи, Кен, — спросил старик, не открывая глаз, — ты, случаем, не на меня охотишься?

— Мы людей не едим!

Хороший ответ. Правильный. У Альвов и вообще с чувством юмора дела обстоят не так, что бы очень, а уж вожак охотничьей ватаги Кенхаархаар в этом смысле мог соревноваться с корнями гор.

— Это славно! — старик открыл глаза и, сбросив меховое одеяло, сел у прогоревшего костра. Огня не было, и даже запах его почти улетучился в первые часы ночи, но старик знал — там, под сизым пеплом жива еще душа пламени, скрывшаяся до времени в потемневшей плоти углей. — Какие новости в долинах?

— Разные! — Из тьмы, сплотившейся между деревьями, в предрассветный сумрак бесшумно шагнул альв, вооруженный луком и коротким копьем.

Старик разглядеть его не мог — мало света, да и глаза уже не те, — но «слышал» достаточно отчетливо, чувствовал, понимал. Остальное делали знание и воображение, дополняя неполное до целого.

Лесные альвы очень похожи на людей. Чуть ниже ростом, пожалуй, да тоньше в кости, но мало ли среди людей невысоких и стройных мужчин и женщин! Еще их отличали глаза. Их разрез и выражение, — но это не существенно, ведь очень непросто увидеть то, чего не понимаешь! — да еще, разумеется, уши. Однако острые кончики ушей скрывались под длинными светлыми волосами и в глаза не бросались. И если не знать, наверняка, кто перед тобой, и полагать альвов легендой, как думает абсолютное большинство жителей равнин, нипочем не заподозришь во встреченном на ярмарке стройном юноше или изящной девушке, появившейся на деревенском балу, древнюю кровь ойкумены. Никак. Никогда.

— Будем меняться? — спросил второй альв, вышедший с противоположной стороны поляны.

— Будем! — усмехнулся старик, ничего иного, впрочем, от «лесных духов» и не ожидавший. — Я призову огонь?

— Пусть он живет среди нас, — разрешил Кен, и старик склонился к кострищу, вызывая дыханием душу пламени, спрятавшуюся в углях.

— Что предложишь? — Кен приблизился к старику, присел рядом с ним на корточки и аккуратно скормил оживающему пламени несколько сухих тонких прутиков.

— У меня есть волчий гриб, — старик подбросил в огонь еще несколько веточек и выжидательно посмотрел на альва.

— Покажи!

— Как скажешь, — старику не впервой было вести с альвами торг, он знал, что им нужно предлагать. И в какой последовательности показывать, знал тоже.

— Вот! — старик вытащил из-за пазухи тряпицу, развернул ее неторопливо и продемонстрировал вожаку сухой гриб.

— Хорош! — согласился альв, принимая тряпицу с волчатником и поднося ее к носу. — Хочешь золото?

— Нет!

И в самом деле, зачем ему золото? Для чего или для кого?

— У меня есть смарагд величиной с большой желудь, — предложил альв, не меняя позы.

— Кен, мне не нужны ни золото, ни каменья. Мне вообще ничего не надо, разве ты не знаешь? — Есть вещи, которые приходится повторять так часто, как придется, и все равно альвы не меняются. — Возьми так! Пусть это будет моим подарком!

— Будем меняться! — Альв остался непреклонен, ведь его народ подарков не принимает.

— Расскажи мне новости, о которых ты промолчал, — предложил тогда старик.

— Умер император Верн, — альв взвесил волчий гриб в руке и вздохнул. Он понимал, что этой новости будет недостаточно.

— Это который Верн? — Старик жил в горах давно. С людьми почти не встречался, да и те чаще всего знали лишь очень старые новости, а у альвов, если нечем заплатить, фиг, что выведаешь. Хотя они-то знают. Знают, но не скажут, вот в чем дело. Однако сегодня был его день, потому что золото и самоцветы ему уже не нужны, а вот у него на обмен припасено немало такого, что развяжет язык и не такому упертому дурню, как Кен.

— Людвиг сын Якова, — нехотя объяснил альв.

Людвига Четвертого старик не помнил. Ни как императора, ни как принца. А вот блудень Яков предстал сейчас перед его внутренним взором как живой.

«Надо же, как летит время!»

— Ладно, Кен, можешь отрезать себе половину. Торг состоялся!

— Я хочу весь гриб.

— Тогда, расскажи, будь любезен, кто и когда стал новым императором.

— Хорошо, старик! — согласился альв и стал заворачивать добычу. — Будь, по-твоему, и тряпицу, так и знай, я беру себе.

— Торг состоялся! — кивнул старик и подбросил в разгулявшееся пламя костра еще несколько толстых веток.

— Корона перешла к двоюродному брату императора Евгению Гарраху, — сухо объяснил альв, — тринадцать лун назад.

— У меня есть корень Пепельного лунника, если хочешь…

Еще бы он не хотел. Магия альвов, их целительство и их кухня плотно завязаны на множество редких растений, добыть которые в необходимом количестве не так просто даже для людей древней крови и даже здесь — на крайнем востоке хребта Подковы.

— Над лесами северного Чеана летает орел необыкновенной красоты…

— Это старая новость, — покачал головой старик. — Я слышал эту сказку еще лет тридцать назад. Черный с серебром ер, не правда ли?

— Нет, — возразил охотник, — это новая сказка, старик, и она стоит корня или двух, потому что орлов теперь тоже два.

— Новая птица? — нахмурился старик, чувствуя, как сжимает сердце от жестокой тоски.

— Новая, — подтвердил альв. — Рыжевато-красный орор, видал таких?

— Не привелось, — выдохнул сквозь зубы старик. — Так что там с Чеаном? Просто птица или еще что случилось?

— Тринадцать лун назад в Чеане появилась наследная принцесса Чеана Чара, три луны назад Сапфировая корона перешла к ней, и она стала княгиней Чеан.

«Чара Ланцан… Возможно ли?»

Но почему бы и нет?! Следовало лишь восхититься упорством Карлы и… великой изобретательностью богов, придержавших такую новость до самого последнего часа. Ведь старик уже прожил жизнь. Дни его были на исходе, и получалось, что он уйдет в вечность, так и не искупив вины, многих вин, среди которых вина перед Калли была не первой, да и не самой тяжкой. Но все-таки Боги сочли возможным напомнить ему о неискупленных грехах, и именно тогда, когда ничего уже с этим не поделаешь.

«Изобретательно и жестоко».

Но Боги не ведают снисхождения, да и он, положа руку на сердце, не заслужил ни прощения, ни пощады.

«Прости, Торах! И ты, Карла, прости! Но что сделано, того не вернуть!»

— Торг состоялся, — сказал старик вслух и, вытащив из кармана куртки, передал альву еще один маленький сверток. — Здесь три корня. Сегодня ты стал очень богатым альвом, Кен. Гордись!

— У тебя есть что-то еще? — нахмурился альв.

— А у тебя найдется, чем заплатить? — остро глянул на охотника старик.

— Да, — ответил после короткой паузы альв, — у меня есть кое-что для тебя, Старик.

«Вот даже как? Что-то, что ты не хотел мне сказать, но скажешь за известную плату. И что бы это могло быть?»

— Что ж, у меня есть Красный терн…

В былые времена за один лишь листик Красного Терна отец Кена отдал бы два десятка изумрудов и счел бы торг огромной удачей. Но, увы, ни золото, ни драгоценные камни на Ту Сторону с собой не возьмешь, а на Этой Стороне они были старику без надобности, даже если остался где-то там, в неведомых далях смутного прошлого какой-нибудь никчемный наследник имени и рода. Что же касается его самого, ему поздно было начинать жизнь с начала, с золотом или без. Поздно и незачем. Так что всего лишь игра в торг.

Алфавит

Похожие книги

Сумеречный клинок

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.