Некоторые парни…

Блаунт Пэтти

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Некоторые парни… (Блаунт Пэтти)

Глава 1

Грэйс

В истории человечества не выдавалось более отстойного понедельника.

Я в своем роде эксперт по отстойным дням. Тридцать два таких прошло после вечеринки в лесу. Тогда началась битва, которую я теперь веду беспрестанно. Захожу в школьный автобус в своих доспехах, притворяюсь, будто все нормально, ничего не произошло, ничего не изменилось, хотя довольно очевидно, что изменилось все, и как прежде уже никогда не будет. Алиса Мартин, девочка, которую я знаю с первого класса, ухмыляется, кладя ногу на пустое место возле себя.

Я медленно приближаюсь, надеясь, что никто не видит мои дрожащие колени. Пару недель назад во время встречи редакции школьной газеты Алиса клятвенно обещала поддержать меня, а сегодня я – последняя мразь.

– Найди себе место! – кричит миссис Гэннон, водитель автобуса.

Я смотрю Алисе в глаза, мысленно умоляя ее проявить сострадание… или хотя бы толику жалости. Она поднимает средний палец. Это выражение преданности тому, кто ее не заслуживает. Вызов, чтобы увидеть, насколько далеко я зайду. Папа постоянно твердит мне бороться с защитниками Зака, но против меня настроен весь автобус… вся школа.

С трудом сглатываю. Машина дергается вперед. Я пытаюсь ухватиться за спинку кресла, но теряю равновесие и падаю на сиденье, заблокированное ногой Алисы. Она взвизгивает от боли, затем шипит:

– Сука. Ты мне чуть ногу не сломала.

Собираюсь извиниться, однако замечаю, что сидящие вокруг люди смотрят на нас выпученными глазами, прикрывая разинутые рты ладонями. Когда встречаюсь с ними взглядом, они отворачиваются, но ничего не предпринимают.

Странно.

Алиса прижимается к окну, вставляет наушники в уши и игнорирует меня на протяжении поездки.

Оставшуюся часть пути преодолеваю без инцидентов – если не считать двух девушек, которые переговариваются шепотом, смотря видео на телефоне. Одна бормочет, бросив на меня презрительный взгляд:

– Шестьсот восемьдесят просмотров.

Я прекрасно знаю, о чем она, и не хочу об этом думать. Отворачиваюсь. Как только автобус останавливается, выхожу первой. Пока иду к своему шкафчику, большинство встречных не обращают на меня внимания, но все же попадаются те, кто считает, что они придумали новое остроумное оскорбление. От ударов локтями и редких подножек до сих пор приходится уворачиваться, но на самом деле все не так плохо. Я справлюсь. Я вытерплю школу, если только не увижу…

– Гав! Гав!

Мои ноги прирастают к полу, воздух цементируется в легких. Даже не оборачиваясь, понимаю, кто лает мне вслед. Заставляю себя двигаться дальше, вместо того, чтобы сбежать домой, сбежать в соседний город. Мне хочется обернуться, посмотреть на него, посмотреть ему прямо в глаза, и выражением лица передать презрение, а не страх, который слишком часто одерживает верх, стоит лишь только услышать его имя, чтобы он видел… чтобы знал – ему не удалось меня сломить. Но этого не происходит. Откуда ни возьмись, передо мной возникает чья-то нога, и я не успеваю перескочить. Падаю на четвереньки. От толпы отделяется пара знакомых лиц. Они смеются надо мной.

– Слышал, тебе нравится заниматься этим в такой позе, – выкрикивает Кайл Морэн. Все начинают хохотать. По крайней мере, Мэтт Робертс помогает мне подняться, только когда Кайл дает ему подзатыльник, он скрывается из виду быстрее, чем я успеваю его поблагодарить. Тошнота набирает обороты. Я встаю на ноги. Хватаю свой рюкзак, молясь, чтобы дорогая школьная фотокамера, лежащая там, осталась цела, и забегаю в женский туалет, где запираюсь в кабинке.

Когда руки перестают дрожать, глаза высыхают, а желудок больше не грозит послать завтрак обратно наружу, открываю дверцу.

Миранда и Линдси, мои лучшие подруги, стоят перед зеркалом.

Поправка: бывшие лучшие подруги.

Мы смотрим друг на друга в отражении. Линдси прислоняется к раковине, но ничего не говорит. Миранда проводит пальцами по своим шелковистым белокурым волосам, делая вид, будто меня тут нет, и обращается к Линдси:

– Я решила устроить вечеринку. Приглашу Зака и всю команду по лакроссу. Будет грандиозно.

Нет. Не его. Кровь леденеет в венах.

– Миранда. Не надо. Пожалуйста.

Ее рука замирает в волосах.

– Не надо, пожалуйста? – Она качает головой с отвращением. – Знаешь, его могли выгнать из команды из-за тебя.

– Отлично! – кричу я, внезапно придя в ярость.

Миранда резко оборачивается ко мне лицом; ее локоны взметаются в воздух, подобно лопастям вентилятора. У Линдси отвисает челюсть.

– Боже! Поверить не могу! Ты сделала это, наговорила гадостей, мне назло?

Теперь челюсть отвисает у меня.

– Что? Нет, конечно. Я…

– Ты знаешь, что он мне нравится. Если не хотела, чтобы я с ним встречалась, тебе нужно было просто сказать…

– Миранда, ты тут ни при чем. Поверь мне, Зак…

– О, Господи, только послушай себя. Он порывает с тобой, ты истеришь, а потом…

– Все произошло совсем не так. Я порвала с ним! Той ночью я была расстроена из-за Кристи, и тебе это известно.

Миранда разворачивается, вскидывая руки вверх.

– Кристи! Серьезно? Ты одурачила его. Ты хотела, чтобы тебя все пожалели, поэтому начала лить слезы и вынудила Зака...

– Я? Ты из ума выжила? Он…

– Ох, не смей. – Миранда поднимает руку. – Я точно знаю, что случилось. Я там была. И знаю, что ты сказала. Я подозревала, что ты солгала, а сейчас у меня никаких сомнений не осталось.

Линдси кивает, перебрасывая ручку сумки через плечо, после чего они обе направляются к выходу.

– Ты – лживая шлюха, и я позабочусь, чтобы об этом узнала вся школа.

Дверь захлопывается за ними; эхо разносится по уборной. Стою в центре помещения, гадая, что меня держит, ведь я не чувствую ног… или рук. Поднимаю руки в надежде убедиться, что не лишилась их, замечаю, как они дрожат. Однако этого тоже не ощущаю. Чувствую лишь давление в груди, словно меня окунули в воду, а я попыталась вздохнуть. Во рту пересыхает, сглотнуть не получается. Давление усиливается, нарастает, сметает стены, и все никак не отпускает. Прижимаю ладонь к груди, тру, но это не помогает. Боже, это не помогает. Сердце бешено колотится, словно хочет сбежать из тюрьмы. Я падаю на холодный кафельный пол, задыхаясь. Стараюсь сделать вдох, но ничего не получается. Воздуха нет. Здесь совершенно не осталось воздуха. Я – зажженная спичка, которую поднесли к губам, готовясь задуть.

Проходят минуты, а впечатление такое, будто минуют века. Нащупываю телефон – мамин телефон, так как она заставила меня поменяться с ней – и набираю ее номер.

– Грэйс, что случилось?

– Не могу дышать, мам. Больно, – выдавливаю слова между судорожными попытками вздохнуть.

– Хорошо, милая, мне нужно, чтобы ты сделала вдох и задержала его. Один, два, три, затем выдыхай.

Я следую ее инструкциям, удивляясь, что у меня в легких осталась достаточная доза кислорода, чтобы затаить дыхание на три секунды. Следующий вдох дается легче.

– Продолжай. Глубоко вдыхай, задерживай, выдыхай.

Требуется еще несколько раундов, однако в итоге я наконец-то могу дышать без помех.

– О, Боже.

– Лучше?

– Да, уже не болит.

– Хочешь, чтобы я забрала тебя домой?

Ох, дом. Где нет усмехающихся одноклассников, указывающих на меня пальцами, шепчущихся тайком. Где нет бывших друзей, называющих меня сукой или обманщицей. Где я смогу свернуться в комок, укрыться одеялом с головой и притвориться, будто ничего не произошло. Да, забери меня домой. Забери меня сейчас же, как можно быстрее.

Я хочу произнести эти слова. Только, когда бросаю взгляд в зеркало над рядом раковин, что-то заставляет меня сказать:

– Нет. Я должна остаться.

– Грэйс…

– Мам, мне нужно остаться.

Слышится громкий вздох.

– Ох, милая, ты не обязана быть храброй.

Храброй.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.