Верность и терпение

Балязин Вольдемар Николаевич

Серия: Русские полководцы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Верность и терпение (Балязин Вольдемар)

Михаил Богданович Барклай-де-Толли

1761–1818

Военная энциклопедия,

т-во И. Д. Сытина, С.-Петербург, 1911, т.4.

Барклай-де-Толли Михаил Богданович, князь, генерал-фельдмаршал, происходил из древней шотландской фамилии, родился в 1761 г. Осада Очакова послужила боевым крещением Барклая, который за проявленное мужество при штурме этой крепости был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени и чином секунд-майора. Переведенный в Изюмский легкоконный полк и состоя при принце Ангальте, Барклай участвовал в деле под Каушанами и при взятии крепостей Аккермана и Бендер. Вместе с принцем Ангальтом Барклай отправился в 1790 г. в Финляндию, в армию, действовавшую против шведов. Награжденный чином премьер-майора, Барклай по окончании шведской войны был переведен в Санкт-Петербургский гренадерский полк. Командуя батальоном этого полка, Барклай принял участие в польской войне 1794 г. и за отличия при взятии штурмом укрепленной Вильны и при истреблении близ Гродны отряда Грабовского был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и произведен в подполковники. В 1798 г. Барклай был произведен в полковники, назначен шефом 4-го егерского полка, за отличное состояние которого в 1799 г. награжден чином генерал-майора.

В кампанию 1806 г. Барклай командовал передовым отрядом и под Пултуском (14 декабря 1806 г.) не только выдержал атаку войск маршала Ланна, но вместе с подоспевшими войсками генерала Сакена перешел в наступление и опрокинул дивизию генерала Гюдена. Награжденный за это дело орденом Св. Георгия 3-го класса, Барклай показал еще большие отличия в кампанию 1807 г., когда, командуя одним из авангардов, он прикрыл марш нашей армии к Янкову (23 января), выдержал бой с вчетверо сильнейшим противником, а на следующий день, командуя уже арьергардом при отступлении нашей армии к Ландсбергу и Прейсиш-Эйлау, своими искусными действиями дал у Гофа, против всей армии Наполеона, возможность нашему главнокомандующему, генералу Беннигсену сосредоточить армию у Прейсиш-Эйлау. Здесь 26 и 27 января разыгралось кровопролитное сражение, в котором Барклай был ранен и принужден был удалиться для лечения в Мемель, где, во внимание к его выдающимся боевым заслугам и мужеству, его посетил император Александр I и имел с Барклаем продолжительный разговор о тогдашних военных событиях и о состоянии армии.

Награжденный за эту кампанию орденом Св. Владимира 2-й степени и чином генерал-лейтенанта, Барклай был назначен начальником 6-й пехотной дивизии, с которой в 1808–1809 гг. и принял участие в войне со Швецией. Получив приказание идти к Куопио и очистить от неприятеля Саволакскую область, Барклай в начале июня занял этот город и, оставив здесь часть своих сил, сам, согласно приказанию главнокомандующего, направился к Вазе на соединение с отрядом Раевского. Между тем шведский партизан Сандельс атаковал Куопио, и Барклай, получив известие о критическом положении нашего малочисленного отряда в этом городе, опасаясь за свою коммуникационную линию, вернулся назад и прогнал Сандельса. Самовольное возвращение Барклая в Куопио вызвало сильное неудовольствие главнокомандующего армией графа Буксгевдена, находившего, что этим разрушен весь его план, и Барклай покинул армию, уехав в Санкт-Петербург. Государь, недовольный Буксгевденом, не изменил, однако, своего благоволения к Барклаю. С заменой же Буксгевдена генералом Кноррингом Барклай, по желанию императора Александра, снова был вызван в Финляндию, и на него было возложено командование войсками, назначенными для перехода по льду Ботнического залива через Кваркен (100 верст) в Швецию. Награжденный за переход через Кваркен чином генерала от инфантерии, Барклай в мае 1809 г. был назначен финляндским генерал-губернатором и главнокомандующим войсками, в Финляндии расположенными. Административные способности, проявленные Барклаем на этом посту, и тот такт, с которым он вел себя по отношению к населению, возбужденному войной и делившемуся на приверженцев Швеции, России и самостоятельной Финляндии, побудили императора Александра в январе 1810 г. призвать Барклая на пост военного министра, освободившийся за назначением Аракчеева председателем департамента военных дел вновь образованного Государственного совета. Барклаем было завершено устройство военного министерства изданием «Учреждения» его и издано «Учреждение для управления Большой действующей армией», введена корпусная организация, образованы пехотные дивизии, создан корпус внутренней стражи и пр.; сделаны значительные улучшения: по довольствию войск, приему и обучению рекрутов и, в предвидении новой войны с Наполеоном, численность вооруженных сил увеличена до небывалых размеров — 1 275 000 человек; усилены старые и построены новые крепости: Бобруйск и Динабург.

С началом Отечественной войны Барклай был назначен главнокомандующим 1-й Западной армией, с сохранением поста военного министра. Относительно борьбы с Наполеоном Барклай выработал свой план, основанный на уклонении от решительного боя и отступлении в глубь страны. Идеи этого плана высказаны были Барклаем впервые еще в 1807 г. в Мемелс, где он лечился от раны, известному историку Нибуру, «Если бы мне пришлось действовать против Наполеона, — говорил он тогда, — я вел бы отступательную борьбу, увлек бы грозную французскую армию в сердце России, даже на Москву, истощил бы и разорил ее и наконец, воспользовавшись суровым климатом, заставил бы Наполеона на берегах Волги найти вторую Полтаву». Те же мысли там же и тогда же высказал он и императору Александру, посетившему его, а вступив затем в управление военным министерством в марте 1810 г., представил ему же особый доклад («О защите западных пределов России»), в котором, развивая ту же идею, указывал, что первое упорное сопротивление противнику должно было быть оказано на оборонительных линиях Двины и Днепра, причем главной базой являлась Москва — «главное хранилище, из которого истекают действительные к войне способы и силы».

Император Александр вначале вполне разделял эти взгляды Барклая, но впоследствии осложнил их осуществление принятием плана полковника Фуля, основанного на занятии укрепленного Дрисского лагеря. И вот Барклаю с первых же шагов войны пришлось бороться с влиянием этого педанта-теоретика. Вынужденный, несмотря на все свои возражения, к поспешному отводу войск в Дрисский лагерь, Барклай настоял в конце концов на его очищении и соединении со 2-й армией (князя Багратиона). Памятуя слова императора Александра, сказанные ему при отъезде государя из армии: «Поручаю вам мою армию. Не забывайте, что у меня нет другой, и пусть эта мысль никогда вас не покидает», — Барклай проникнут был во всех действиях крайней осторожностью. Так, по соединении армий у Смоленска и принятия над ними главного начальствования, он отказался от выработанного Толем плана наступления всеми нашими силами к Рудне, чтобы, разбив и прорвав центр расположения армии Наполеона, занять внутреннее положение по отношению к противнику и бить его по частям. Он решил отступать на Москву.

Решение это вызвало против Барклая крайнее неудовольствие как в армии, так и в обществе, обвинявших Барклая в нерешительности, трусости и даже измене; под давлением общественного мнения император Александр принял решение назначить Кутузова главнокомандующим всеми силами, действовавшими на театре войны. Последний прибыл к армии 17 августа и, приняв ее от Барклая, мрачными красками изобразил состояние ее в донесении государю. Барклай был приведен этим в отчаяние и 24 августа, накануне Бородинской битвы, обратился к императору Александру с письмом, в котором умолял освободить его «из этого несчастного положения и совершенно уволить от службы», если в предстоящем сражении не исполнится его желание — быть убитым. Одетый в вышитый золотом генеральский мундир, при всех орденах и звездах, в шляпе с громадным черным плюмажем — так, чтобы представлять собою яркую, хорошо заметную мишень для неприятельского огня, Барклай руководил под Бородином действиями 1-й армии с таким искусством, энергией и жаром, ища в то же время со светлым, спокойным лицом смерти, что вернул себе доверие армии и примирил с собою главного своего противника — Багратиона. При дальнейшем отступлении нашей армии от Бородина к Москве Барклай, узнав, что Беннигсен выбрал позицию для нового боя у Мамонова, осмотрел ее и, признав совершенно негодной, доложил о том Кутузову. Тогда состоялся известный Военный совет в Филях, решивший участь Москвы и кампании. Нужно было обладать глубокой, искренней убежденностью в правоте своих взглядов и громадным гражданским мужеством, чтобы, зная о тяготевших на себе обвинениях и подозрениях, высказаться за оставление Москвы. Но Барклай и в этом случае не покривил душой. Он высказался за оставление Москвы без боя, а когда армия перешла на старую Калужскую дорогу, подал свое мнение за открытие наступательных действий, — и, по его предложению, отряд Дорохова был направлен к Вязьме.

Алфавит

Похожие книги

Интересное

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.