Пылающая комната

Коннелли Майкл

Серия: Гарри Босх [19]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пылающая комната (Коннелли Майкл)

Michael Connelly

THE BURNING ROOM

Печатается с разрешения издательства Little, Brown and Company, New York, New York, USA и литературного агентства Andrew Nurnberg.

Глава 1

Босху все это казалось бесконечной пыткой. Корасон, нависнув над металлическим столом и засунув окровавленные руки в разрезанное тело, орудовала в нем хирургическим ланцетом и еще какой-то длинной и острой штукой, которую называла мясницким ножом. Корасон отличалась невысоким ростом, и ей приходилось вставать на цыпочки для удобства. Чтобы сохранить равновесие, она опиралась бедром о край стола.

Босха смущало то, что над телом и до вскрытия уже неплохо поработали. Обе ноги отсутствовали, одну руку отхватили у самого плеча, а на коже багровели старые, но словно только что зарубцевавшиеся шрамы. Рот мужчины был открыт в безмолвном крике. Его глаза смотрели прямо в потолок, словно умоляя о пощаде. В глубине души Босх понимал, что страдания мертвецу уже не страшны, но его так и подмывало крикнуть: «Хватит! Когда это закончится? Можно ему хоть после смерти отдохнуть от всех этих мучений?!»

Но Босх молчал. Он просто стоял и смотрел на происходящее, как уже сотни раз бывало раньше. Куда важнее его мыслей и слов была пуля, которую Корасон собиралась извлечь из позвоночника Орландо Мерседа.

Корасон откинулась назад, чтобы немного отдохнуть. Она с шумом выдохнула воздух, и защитный щиток на ее лбу покрылся паром. Патологоанатом взглянула на Босха сквозь запотевший пластик.

– Почти готово, – сообщила Корасон. – Кстати, они были правы, что не стали ее тогда вытаскивать. Пришлось бы продираться через тэ-двенадцать.

Босх молча кивнул, сразу поняв, что она имела в виду один из позвонков.

Врач повернулась к столику с инструментом.

– Надо взять что-нибудь другое…

Корасон бросила мясницкий нож в железную раковину, где постоянно бурлила проточная вода. Она покопалась в лежавшей рядом стерилизованной посуде и выбрала длинный тонкий штырь. Взяв его в руки, она снова погрузилась в тело жертвы. Все внутренние органы были уже вынуты, взвешены и упакованы, осталась только полая оболочка внутри раскрытых ребер. Корасон приподнялась на цыпочки и, воткнув в позвоночник штырь, навалилась на него всем телом, пока наконец не выковыряла застрявшую в хребте пулю. Босх услышал, как свинец загремел в грудной клетке.

– Есть!

Корасон с облегчением выпрямилась и пустила на пинцет струю из шланга. Она поднесла инструмент к глазам, рассматривая свою находку. И ногой автоматически вдавила в полу кнопку рекордера, чтобы начать запись.

– Из двенадцатого грудного позвонка была извлечена сплющенная пуля. Она сильно деформирована. Сейчас я ее сфотографирую, помечу своими инициалами и передам детективу Иерониму Босху из отдела нераскрытых преступлений лос-анджелесской полиции.

Корасон еще раз нажала на кнопку, закончив запись. Потом улыбнулась ему из-под пластикового щитка.

– Прости, Гарри, ты же знаешь, я помешана на формальностях.

– Не думал, что ты его еще помнишь.

Когда-то у них случился короткий роман, но с тех пор прошло уже много времени, да и вообще на свете было очень мало людей, знавших его настоящее имя.

– Конечно, помню, – заверила она шутливо.

В ней появилась какая-то странная скромность, которой он не замечал раньше. Тереза Корасон всегда отличалась честолюбием и в конечном счете добилась того, чего хотела: поста главного судмедэксперта, со всеми прилагавшимися к нему регалиями и атрибутами, включая реалити-шоу на телевидении. Но когда достигаешь вершин успеха, становишься политиком, а политики быстро теряют популярность. Постепенно дела у нее пошли неважно, и в итоге Корасон оказалась там же, где была: на должности рядового судмедэксперта, с такими же обязанностями, как у всех. Правда, ей оставили собственную комнату для аутопсии. Пока.

Положив пулю на стойку, она сняла ее на фотокамеру и пометила нестираемой черной краской. Босх уже держал наготове пластиковый пакет для вещдоков, и Корасон убрала в него пулю. Гарри написал на пакете ее и свои инициалы – обычная судебная рутина. Он взглянул сквозь пластик на кусочек исковерканного металла. Пуля была здорово сплющена, но он решил, что это 0.308 калибр: значит, в жертву стреляли из ружья. Если это так, Босх получил новую и ценную информацию в расследовании дела.

– Хочешь остаться или это все, что тебе нужно?

Корасон сказала это так, словно между ними еще что-то было. Босх приподнял пакетик с пулей.

– Надо отнести его куда следует. А то с меня шкуру сдерут.

– Разумеется. Ладно, закончу сама. А куда делась твоя напарница? Вроде вы пришли вместе?

– Ей надо было позвонить.

– О, а я подумала, что она просто решила оставить нас наедине. Ты не рассказывал ей про нас?

Она улыбнулась, лукаво подмигнув, и Босх неловко отвел взгляд.

– Нет, Тереза. Ты же знаешь, я не болтаю о таких вещах.

Корасон кивнула:

– Верно. Ты мужчина, который умеет держать язык за зубами.

Босх снова посмотрел ей в глаза:

– Стараюсь. К тому же это было давно.

– И огонь давно погас, не так ли?

Он поспешил вернуться к делу:

– Насчет вскрытия. Ты не заметила ничего такого, что противоречило бы прошлому отчету?

Корасон покачала головой, без труда сменив тему:

– Нет, все то же самое. Сепсис. Проще говоря, заражение крови. Можешь вставить это в заявление для прессы.

– И ты уверена, что причиной послужил выстрел? Готова засвидетельствовать это в суде?

Корасон кивнула даже раньше, чем он успел договорить:

– Мистер Мерсед умер от заражения крови, но речь идет о преднамеренном убийстве. Убийстве, которому уже десять лет, Гарри, так что я с удовольствием выступлю в суде. Надеюсь, эта пуля поможет тебе найти преступника.

Босх кивнул и крепче сжал в руках пакетик с пулей.

– Я тоже, – ответил он.

Глава 2

Босх спустился в лифте на первый этаж. В последние годы администрация округа потратила тридцать миллионов долларов, чтобы обновить судебно-медицинский центр, но лифты ходили все так же медленно. Он нашел Люсию Сото в нижнем холле: она стояла, прислонившись к пустой каталке, и смотрела в свой смартфон. Она была невысокой и стройной: фунтов сто десять, не больше. На работу она надевала стильный деловой костюм из тех, что вошли в моду у женщин-детективов. Такая одежда позволяла носить оружие на бедре, а не в дамской сумочке. Да и выглядела она в ней куда весомее и авторитетнее, чем в любом платье. Сегодня Сото выбрала темно-коричневый костюм с кремовой блузкой. Он прекрасно подходил к ее гладкой смуглой коже.

Увидев Босха, она быстро встала, как ребенок, которого застигли за какой-то шалостью.

– Готово, – сказал Гарри и показал пакетик с пулей.

Сото взяла его и стала рассматривать пулю сквозь прозрачный пластик. К тележке за ее спиной подошли двое носильщиков и покатили к дверям палаты, которая называлась Большим склепом. Это была новая пристройка к комплексу, что-то вроде гигантского холодильника размером с Мэйфейр-Маркет, где все доставленные тела дожидались своей очереди на вскрытие.

– Большая, – заметила Сото.

Босх кивнул и добавил:

– И длинная. Похоже, нам надо искать ружье.

– Выглядит она неважно, – продолжила Люсия. – Всмятку.

Она вернула пакет Босху, и тот сунул его в карман пальто.

– Думаю, хватит для экспертизы, – ответил он. – Если повезет.

Носильщики между тем открыли дверь в Большой склеп и вкатили в него тележку. В холл дохнуло ледяным воздухом с неприятной химической примесью. Сото оглянулась и успела заметить содержимое морозильной камеры. Внутри на металлических полках, имевших удобные пологие скаты, в четыре яруса лежали тела. Все были завернуты в матовый пластик, наружу торчали только голые ступни с подвязанными ярлычками, которые раскачивались из-за гулявшего по залу сквозняка.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.