Дети гарнизона

Седов Сергей Юрьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дети гарнизона (Седов Сергей)

Книга третья

Часть первая

ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО НАТА

Нат сразу положил на них глаз в многоязычном припортовом бедламе: в модной шубке,

молодая червонная дама за компанию с закутанным в стильную шкурку веселым

детенышем.

«Занятная парочка, — подумалось ему. — Ладно я, «Мельмот-скиталец», бегущий от

судьбы. Их что тянет путешествовать на переполненном теплоходе, последнем? Опасное

путешествие без надежного мужского плеча... А может, мое сгодится?» — улыбнулся,

вглядываясь в новое свое отражение на зазеркаленном боку рекламной тумбы. Нравилось:

стильно, необычно, моложаво. Скинул роскошь бизнес-класса: пальто, костюм, галстук.

«Пересдача, — философствовал иронично. — Козырный король не получился. Теперь

Джокер, к любой масти!»

Отплытие

Перевоплощение не пришло «задаром». Обошел бойкие припортовые бутики, дал себя

уговорить навязчивым туркам на яркую одежку: фирменную двухцветную куртку-штормовку,

штурманский свитер, мягкие утепленные башмаки, длинный шарф, кепку-капитанку… Все

контрабанда, со срезанными ценниками, добротное, красивое. Переоделся в примерочной, и

уставился на мир через модные очки с зелеными стеклами. Впрочем, за обновку вылезла

внушительная сумма… «3а качество нужно платить», — успокаивал при расчете внутренний

голос. Оставил продавцам прежнюю одежку. «Гуле-гуле, аркадаш!» — кланялись довольные

турки. «Лохонули по похмелке, — подзуживали внутри ехидные голоски. — И где ты будешь все

это попугайское носить? К одежке яхту прикупать?» Но яхту ему не очень хотелось.

В агентской фирме возле порта без проблем приобрел «ван вэй тикет» у хитрого усатого

турка. На рейс «Григория Сковороды», ближайшего теплохода на Ялту. Турок смачно поставил

печать на билете, радуясь чаевым: «Сковорода — карош карабул! Гуле-гуле, аркадаш!» Самолет,

поезд, теплоход! Какая разница? Так даже лучше. Жизнь продолжается, — успокаивал себя Нат.

Но ощущение, что кто-то следит за ним, не уходило.

В порту набрел на новые фри-шопы, увидел прежнюю незнакомку с непоседой-детенышем,

обрадовался неожиданно: вместе идем, попутчики? Резвые турки за прилавком набивали щедрому

«мариману» цветастые баулы джином, ликерами, шоколадом, хлопушками, мелкими подарками и

разной другой предпраздничной дребеденью. И руки сами шарили по полкам, загребая... Сдуру

купил племяннику несколько карнавальных костюмов, полный «прикид» Деда Мороза. И только

на выходе вспомнил: племяннику уже под тридцать. «Ничего, сгодится! «

Корабль на причале качало. Но он ловко вперся по крутому, танцующему трапу на

спасительный борт «Сковороды» — как безумный матрос с затонувшего баркаса. А сзади

напирали грузчики-курды с закупленными во фри-шопе баулами. Усталый помощник капитана

томился в штабной каюте. Словно поджидал его появления. И кинулся размещать, гупая гулкими

коридорами.

Грузная махина задрожала, гоготнула ревунком на прощание и тронулась, медленно

отчаливая от причала. Немногие попутчики-пассажиры высыпали на палубу под заунывную

песнь муэдзинов. Восхищались проплывающим мимо Стамбулом, зажигающим свои огни в

надвигающихся сумерках, мерно хлюпали сырые босфорские волны, из-под носа набирающего

ход корабля ловко выскакивали рыбацкие фелюги…

Давешняя незнакомка на смотровой площадке теплохода рассказывала ребенку, указывая на

стоявшую по пояс в воде пролива островерхую башню: «…Тогда кинулась в волны Босфора

наложница, и превратилась в русалку, и устремилась к кораблю суженого. Но ветер,

заколдованный злым визирем, подхватил паруса и понес корабль на Мармарис. А течение

повлекло русалку в Карадениз, Черное море. И так они больше не встретились…» Мальчишка все

фоткал, блымая вспышкой, слушая рассказ матери вполуха. Как заправский папараци, каналья

малолетняя.

— Печальная история, — влез посочувствовать новоявленный Джокер. Пригубил джин из

карманной фляжки, стукнув ее бочком о поручень: — Мадам, ваше здоровье!

Она посмотрела подозрительно на пьющего землячка в зимнем яхтсменском прикиде:

— Подслушивать некультурно!

Потом он вслед за парочкой перебрался к другому борту, они молча любовались, проплывая

беломраморной, окнами в пролив, расцвеченной огнями резиденцией турецких султанов.

Сумерки быстро сгустились, превратившись в ночь. Теплоход надрывно гудел, прощаясь со

Стамбулом. Плавно выправляя курс, подставлял нос северному ветру с открытых черноморских

просторов. Ушла нудная и ветреная сырость пролива, открытое море обдало холодной соленой

пылью, корпус судна тяжело вздрагивал под напором крепчавших волн. Последние зеваки

укрылись в корабельном чреве.

Позже, стараясь не мелькать, Нат наблюдал эту парочку за ужином в кают-компании.

Заботливая молодая мамаша объяснялась с официанткой:

— Сосиски, с гречневой кашей? Лучше натуральный омлет, только проследите, пожалуйста,

чтобы приготовили его ни в коем случае не на сале, а на масле, коровьем. А лучше на оливковом.

Официантка грубо оборвала:

— Ой, слушайте, ну какая вы смешная! Это же вам корабль, судно, а не ресторан! Вот повар

счас все бросит и будет вам готовить омлет на постном масле... Короче, есть будете? Можно кашу

с сосисками, а можно одну кашу. На столе еще хлеб и компот. Это без порции, скока хочешь. Да

чего выбирать, все равно все вырвите, такая качка...

Она смотрела на официантку удивленно, продолжая тонким маникюренным пальчиком

шарить в меню предполагаемый заказ. Очнувшись, с сожалением вздохнула:

— Спасибо! Я уже не смогу есть все это, совсем, — и, захлопнув в досаде меню, выложила

на стол несколько пластиковых коробочек со снедью и принялась потчевать из них сына.

«Наша, конечно», — подумалось радостно ему. Красивая, с фигуркой. И запасливая. Говорит

хоть и с легким акцентом, но с четким проговором слов. Соскучилась, небось, по русской мове?

После долгих лет разлуки едет показывать родителям своего инородца сына, венец дружбы между

народами…

«Вот и склеил бы «марьяж» на переходе», — вполне убедительно задребезжал внутри Ната

озорной голосок. — Идеальный корабельный романчик: попутчица — ни ты ей, ни она тебе.

Разогнали печали, разошлись на причале…»

«В картишки с ней сыграть вечерком в каюте, на раздевание, — егозил душевный

подсказчик. Но отбрасывал позыв, дал себе клятву — больше не садиться в карты.

«Представиться под модный образ?— судорожно подумал. — Включить «киношные педали»,

вспомнить молодость, продюсировал когда-то пару боевиков за шальные деньги нуворишей, чуть

было не купил медиа-канал, здесь, в Турции! «Продюсер Нат Берлин, да, побросало тебя, — все

ехидничал голосок. — А что? Сыграть в «представлялки». Мол, я представляю себе Ваш образ в

моем новом супер-кино-муви, а?.. Вас… в роли… Ага! Вот давеча еще та «представлялка» была в

Стамбуле!»

Тело его гадливо встрепенулось от жути нахлынувших воспоминаний…

Утром накануне разбудила Ната свистящая трель телефона. Портье отеля четко отрабатывал

свои чаевые. Он еле раскрыл глаза, осмотрелся и понял, что все еще на чужбине. Нашарил на

тумбочке часы. Пол-восьмого. Пора, взять манатки и в такси, на все сборы — не более получаса,

иначе — не успеть на регистрацию в аэропорт…

Сушило после вчерашнего. Тяжело присев на постели, он оглядел номер в поисках какой-

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.