Шёпот мёртвых

Грошев Николай Геннадьевич

Серия: S.T.A.L.K.E.R. [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог.

-Ненавижу этот город… - Проворчал сталкер, отходя от окна. Мрачно хмурясь, он сел прямо на пыльный захламлённый пол, рядом с сидевшим там напарником. Взял банку консервов и резким движением ножа вскрыл её. Понюхал. – Воздух здесь смертью пропитан и…, вон и жратва теперь смертью воняет.

-Чего? – Напарник даже поперхнулся. Он точно такие же консервы сейчас кушал, почти таким же ножом. – Ты чего мелешь Лещ? Какой нахрен смертью? Нормальная рыба.

-Это всё город. – Прожевав и проглотив кусок, тем же мрачным тоном сказал Лещ. – Он давно умер и теперь разлагается. А мы, словно трупные черви, лазаем по его телу и ищем артефакты. И мутанты, и все мы здесь на трупе лазаем, большом вонючем трупе и все…

-Лещ, ты извини, но если пасть не захлопнешь, я тебя пристрелю прямо здесь. – Ровным, спокойным и оттого действительно грозным голосом сказал напарник, вроде бы случайно ложа руку на пояс. Поближе к кобуре с револьвером.

-Я…, что-то тоскливо просто. – Опасливо покосившись на револьвер напарника, сказал Лещ. У него-то сейчас обе руки едой были заняты. Напарник из своего шестизарядного револьвера успеет из него решето сделать, прежде чем Лещ сам за пушку схватится. Револьвер древний, всего шесть патронов в нём, но, увы, как успел убедиться Лещ, за время совместных странствий, сей раритет, отличался удивительной безотказностью. Ни единой осечки он не помнил, хотя выстрелов из этой реликвии времён Дикого Запада и Дикого НЭПа слышал не меньше пары сотен. – Дрон, ты прости. Погано мне тут. Люди здесь раньше жили. Обычной жизнью жили, без всяких аномалий мутантов, а сейчас тут…

Он замолчал. Тяжко вздохнул и сосредоточился на пережёвывании пищи.

-Да. – Дрон убрал руку от кобуры и немного грустно добавил. – Прав ты всё же в чём-то. Здесь и правда, как-то всегда тоскливо становится…, но Припять не мертва Лещ, просто этот город сменил жителей. Теперь люди здесь гости. Когда-то были хозяевами, а теперь нежелательные гости. Вот такое вот дерьмо, Лещ.

-Дерьмо. – Согласно кивнул Лещ, а где-то в городе протяжно завыли слепые псы.

Оба, почему-то, вздрогнули от этого воя. Даже есть прекратили. Переглянулись.

-Поймали кого-то. – Сказал Лещ.

-Да может, так просто воют… - Дрону, есть, совсем расхотелось. Тяжко вздохнув, он отставил банку с рыбой и взял в руки маленькую булку хлеба, запаянную в вакуумную упаковку. Новинка здесь, среди сталкеров – та же буханка хлеба, но небольшая, сытная и долго не портится. Очень удобная пища, которой с недавних пор, активно барыжили торговцы Зоны, как обычно, заламывая цену до небес. Как-то слышал Дрон, что хлебная радость сия предназначалась исключительно для нужд спец войск НАТО и, даже, вроде секретная была…, наверное, врали. Иначе как же тут столько этого хлеба оказалось?

-Или гонят кого. – Тем же тоном добавил Лещ. – Сейчас загонят и сожрут…

-Да заткнись ты нахрен! – Взвыл Дрон, с силой ударив по своей ноге той рукой, в которой был зажат огрызок карликовой булки. – Закрой пасть, не то я…

Где-то совсем рядом грянул выстрел. Следом прострекотала очередь. Сталкеры замерли. Молча сидели с полминуты. Раздался дикий вой – на этот раз человеческий. И новая очередь, теперь ближе. Намного ближе, потому как, пополам с выстрелами, правда, едва слышно даже для чуткого сталкерского уха, доносились истошные матерные вопли.

Сталкеры переглянулись и, не сговариваясь, начали собирать пожитки по рюкзакам. А уже пару минут, оба покидали полуразрушенное здание, зорко оглядывая мир вокруг себя и держа в руках автоматы. Они спешили на помощь к попавшим в передрягу сталкерам.

Да. Они обязательно им помогут. Помогут избавиться от всяких тяжёлых, совершенно лишних вещей, с которыми весьма трудно убегать от слепых псов. Может даже, и убежать помогут. Сразу и далеко. В сталкерский рай.

Они вышли через подъезд здания, некогда имевший двери - бетонный козырёк и даже стоящие немного под углом к плоскости здания, дополнительные внешние стенки, предназначенные защитить выходящих на улицу граждан, от ветра и дождя. Нынче ни козырька, ни стен в природе уже не было. Они лежали на искореженном асфальте в виде бетонной крошки. Изувечило время подъезд…, нет, совсем нет. До тех пор, пока не рухнули эти стены и этот козырёк, тут погибли семь человек, прямо в дверном проёме подъезда. Мутанты и нехорошие люди с плохими намерениями, успешно приспособились использовать и козырёк и стенки эти, в качестве засадных, либо оборонительных (в зависимости от обстоятельств) сооружений. Так что, в этом маленьком городке, пережившим самый настоящий апокалипсис, именно сегодняшний вид подъезда, был наиболее верным и единственно оправданным. Теперь он мало годился для обороны, но и для засады был не слишком пригоден.

Прижавшиеся к стенам здания, сталкеры, о семи смертях на этом месте и вообще о боевом героическом прошлом подъезда, ничего не знали, да и козырька и стенок тех никогда не видели. А если б увидели, е сунулись бы в этот подъезд и поискали бы себе другое здание.

-Кажись там. – Указал Лещ рукой в сторону сильно порушенного здания, метрах в ста от них. Между ними и зданием раскинулась интересная такая территория: треснувший асфальт, густо заросшее низким кустарником футбольное поле и несколько внушительных куч мусора. Мусор, строительный и обыкновенный, но валяющийся в гордом одиночестве, где и как попало не считаем. В общем, грязно там было. Припять уже много лет вся такая и одна улица похожа на другую и на каждой можно найти мёртвое тело, либо старые кости…

-Пошли.

Дрон двинулся шагом, стараясь идти по чистому асфальту. Лещ за ним и чуть в сторону. Жутковато смотревшиеся завалы стройматериалов и приветливо шумевшие кустики также обошли краем. Ну их к чёрту: приветливо шумят конечно, да любят их всякие химеры, кровососы и тому подобные животные. А они сейчас намеревались повоевать со слепыми псами, помогая брату сталкеру чудесным образом спастись и попутно лишиться вещичек.

Впрочем, по обстоятельствам – оно ведь можно и труп хладный, да тихий обобрать.

И едва обнаружив попавшего в беду сталкера, “спасители” почти одновременно подумали, что следует, как раз именно труп обобрать. Личность несчастного их совсем не вдохновила. Настороженные лица резко заострились, а глаза злобно сузились, едва было обнаружено место попадания в беду. Они преодолели одну заваленную обломками и мусором улицу и свернули на другую, не менее живописную улочку Припяти. Двигаясь поближе к стенам, внимательно осматривая дорогу перед собой и крепко удерживая в руках автоматы (вовсе не со страху – оружие должно остаться в руках, даже если запнёшься, свалишься с распоротым брюхом или поймаешь пулю), товарищи по ремеслу, наткнулись на целую свору слепых псов. Стрельба тут давно стихла и секунду назад грозно стращавший автомат, валялся сиротливо на потрескавшемся асфальте, наполовину скрытый каким-то изорванным лоскутом газеты. А рядышком истошно орал, размахивал ножом и брызгал кровью на серые камни, в изобилии покрывавшие асфальт, владелец автомата. Он стоял на коленях, весь в крови, окружённый бродячей сворой. Лишённые глаз псы, яростно рыча, кружили возле своей жертвы и то один, то другой вонзал зубы в этого, в общем-то, совсем молодого парня. Молодого, да, но абсолютно седого. Перекошенное страхом - страхом близкой и неотвратимой смерти, забрызганное кровью лицо, само по себе ничем примечательным не отличалось, за исключением цвета кожи. Там где её не окрасило кровью в красные тона, она была бледно-жёлтой. Даже какой-то матовой. И безумные остекленевшие глаза. Но ещё до того как сталкеры разглядели эти маленькие, но устрашающие детали, они хорошо рассмотрели броню парня. И если броня наводила на мысль, что, возможно, парень из Монолита (но какого он забыл так далеко от ЧАЭС?), то его лицо развеивало последние сомнения касательно его личности. Здесь, в Припяти, сегодня в беду попал монолитовец. Один из тех, кто безжалостно истреблял всех, кто пытался подойти к ЧАЭС, за самыми редкими и дорогими артефактами…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.