Комедия убийств. Книга 1

Колин Александр Зиновьевич

Серия: Современный российский детектив [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Комедия убийств. Книга 1 (Колин Александр)

Жанр: психоделический мистический триллер из жизни современных российских граждан и их далеких западноевропейских предков в четырех действиях с прологом и эпилогом.

Время и место действия: IX век — Испания и Северная Норвегия. XI век (1060 — 1098) — Южная Италия, Эпир, город Антиохия. Середина восьмидесятых годов XIX века — Соединенные Штаты, Калифорния. Наши дни — Москва, восток Чукотки, области Нечерноземья.

Герои: так как данная книга является идейным продолжением романа «Кровь героев», то в ней действуют и некоторые его персонажи. В частности, Александр Климов, его старый армейский товарищ Валентин Богданов и Эйрик Бесстрашный.

Как принято выражаться, по многочисленным просьбам зрителей, не мог не войти в предлагаемое вашему вниманию произведение и господин политик нового типа Анатолий Эдуардович Олеандров, председатель Русской национальной партии, кандидат (к счастью, не состоявшийся) в президенты РФ.

Используемое оружие: пистолету: ТТ, ПМ, кольт, автоматы Калашникова и ППШ, а также и «любимец публики» револьвер Кольта сорок пятого калибра образца 1873 года. Зенитных пулеметов и ракетных установок «град» нет. Средневековье, само собой разумеется, предлагает свой набор средств нападения и защиты: копья, мечи, сабли, кинжалы, ножи, самострелы, шлемы, щиты и кольчуги.

Приходится признать, что порой герои ведут себя не вполне по-джентльменски: оскорбляют друг друга, стараются убить (иногда им это даже удается), используют нетрадиционные средства для достижения победы над врагом, а именно пускают в ход когти, зубы и, что совсем уж печально, клювы. Однако не это самое ужасное, главное состоит в том, что некоторые из персонажей, преследуя личные, зачастую даже и не корыстные цели ставят под угрозу здоровье и даже жизнь простых мирных граждан, вторгаясь в глубины их подсознания.

Средства передвижения: боевые кони, походные клячи и вьючные животные, «мерседесы», БМВ, «ауди», шикарные джипы, скромные «жигули» и less but not least (последний по рангу, но не по значению) старичок «ушастый» «запорожец».

Настоящее произведение не рекомендуется для прочтения лицам, не достигшим шестнадцати лет, а также для постановки в самодеятельных школьных драмкружках.

Желаю не скучать.

• С уважением и любовью.

А. Колин.

Июнь 1996 г. Москва

ПРОЛОГ. КРОВЬ НА СНЕГУ

Уже полтора часа кружил вертолет, принадлежавший геологоразведовательному управлению, над бескрайней и безрадостно голой чукотской тундрой, такой знакомой и близкой всем, кто находился в чреве стальной птицы. Белая пустыня — сотни дней пешего пути, как сказали бы в старину.

Внизу от разбросанных то там, то тут пирамидок яранг, точно из кратеров крошечных вулканов, курясь, поднимались дымки очагов — свидетельства человеческого присутствия. Жилища пастухов, их олени, — больше, казалось, никто и ничто не живет здесь. Так было встарь, тысячу лет назад, так, или почти так, есть сейчас и так будет через год, через десять лет, через сто… если, конечно, вообще что-то будет.

Вертолет — птица цивилизации с могучим, не ведающим усталости сердцем — проносится над белым снежным морем, покрывая десятки километров за считанные минуты. Внутри его — люди…

Составилась веселая компания: участковый милиционер старший лейтенант Андрей Петрович Корниенко с приехавшим в отпуск с далекого Черного моря младшим братом лейтенантом ВМФ Олегом и Гена, муж Марины — школьной пассии младшего Корниенко. У нее дома братья продолжали веселую гульбу, начавшуюся почти неделю назад. Именно из-за Маринки оказались здесь мужчины, — Олегу втемяшилась в голову идея пострелять во вредивших оленеводам хищников.

Единственным недобровольным членом экспедиции являлся пилот вертолета Коля. К нему определение «веселый» совсем не подходило, так как из четырех мужчин, находившихся на борту вертолета, трезвым был только он один, а потому поводов для веселья решительно никаких не видел, наоборот, мысленно ругал себя за то, что сразу не послал участкового к черту, — жалобы населения ему, видите ли, поперек горла. Вертолетчик отлично понимал истинные причины, заставившие Корниенко организовать рейд против мифических волков-людоедов.

Некоторые всерьез обсуждали находку оленеводов — растерзанное человеческое тело! У любого нормального человека между тем не возникало сомнений, что это — фокус-покус, чушь и ерунда, выдумки досужих граждан — не было никакого трупа. Просто участковый хочет покрасоваться перед братом. Залили глаза, и на подвиги потянуло. Чего с них взять? Молодняк — одному «четвертной» едва стукнул, второму и того меньше..

Сначала подались было к северу, но, быстро переменив намерение, устремились в прямо противоположном направлении, к шестьдесят четвертой параллели. Там, в бассейне реки Анадырь, кочевьев было больше, хотя труп (никакой, конечно, не труп — окровавленные тряпки) нашли как раз севернее. Забыв о… квази-трупе, братья и их товарищ (надо ли*товорить, что все трое то и дело «усугубляли», плеская водку в захватанный пальцами стакан) время от времени принимались напряженно вглядываться в унылый пейзаж.

— Вот он, вот он! — завопил моряк, хватаясь за СВД [1] из арсенала брата, состоявшего, кроме вышеупомянутой винтовки, из АКС и пистолета Макарова (с ним старший лейтенант милиции почти никогда не расставался). Гена оставил жену дома (разобраться с ней; чтоб не строила глазки бывшему кавалеру, он решил позже), зато прихватил двустволку двенадцатого калибра.

— Кто?! Где?! — закричали чуть ли не хором товарищи.

— Да куда ты, м-м-мать!.. — Гена схватил за шиворот не в меру горячего лейтенанта, предотвратив его попытку как можно быстрее покрыть расстояние до земли (и всего-то двести метров — рукой подать), чтобы добыть шкуру серого хищника в схватке один на один.

Именно так можно было истолковать порыв Корниенко-младшего, который едва не вывалился из открытой двери вертолета.

— Пристегнись, придурок! — завопил участковый, трезвея на глазах. — Это собака, дурень, са-ба-ка!

— Домой бы надо вертаться, мужики, — обернувшись назад, прокричал пилот. — Пургу обещают.

Участковый и сам понимал, что экспедиция не удалась и если пилот говорит, что надо возвращаться, значит, надо возвращаться. Синоптики, конечно, могут и пошутить, но береженого Бог бережет, — погода в краю родном, особенно весной и осенью, весьма изменчива, а оказаться за здорово живешь застигнутым стихией в двух с лишним сотнях километров от дома перспективка малоприятная.

Вертолет лег на обратный курс.

Андрей Петрович почти совсем утратил интерес к тому, что происходило (или, точнее, не происходило) за бортом, участковому вдруг очень захотелось оказаться дома.

«Пора кончать пьянку», — подумал он в очередной раз.

Двое других охотников держались иной точки зрения. Они не забывали постоянно доливать «антифриза» в свою «противообледенительную систему». Таким образом, с момента начала полета каждый успел принять как минимум по семьсот граммов водки, совершенно при этом не чувствуя себя пьяным. Только благодаря неусыпному вниманию Корниенко-старшего и Гены ни одно животное (особой опасности по понятным причинам подвергались собаки) не пострадало. Огорченному, но не терявшему надежды Олегу так и не удалось открыть огонь.

«Зачем тогда, спрашивается, все эта канитель?» — думал он.

До дома оставалось еще минут двадцать, самое большее полчаса лету; небо потемнело, солнце ушло: похоже, прогноз оказался верным. От беспокойных размышлений участкового отвлек истошный вопль:

— Вот они! Вот они!

На сей раз кричал не брат, а Гена.

Вертолетчик тоже заметил волков и, обращаясь к старшему лейтенанту, прокричал:

— Ну чего? Как? Снижаться, что ли?

Он, вопреки логике, надеялся, что Корниенко даст отбой. Но… на сей раз ошибки не было: даже с высоты (вертолет начал быстро спускаться, хотя звери пока еще находились далеко) людям предоставлялась прекрасная возможность оценить размеры того, который бежал немного впереди, — огромного серого хищника. Хватало и одного взгляда на него, чтобы слово «людоед» перестало казаться плодом бредовых фантазий фэнов малобюджетных «телепугалок».

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.