Гек

Дяченко Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Мы — невозможность в невозможной вселенной.

Рэй Брэдбери

Он

Весь урок они сидели тихо, как мышки, но теперь то один, то другой начинал вдруг ерзать. Две минуты до звонка: Владка, укрывшись за спиной Олега, соорудил крохотный лук из прутика и нитки. Алена уже три раза посмотрела в окно, где над весенней травой дрожали крыльями бабочки. Света потихоньку дергала ее за косу, но Алена не обращала внимания.

Миша, не утерпев, поднял руку:

— Геннадий Евгеньевич, можно выйти?

— Сейчас прозвенит звонок, — он поглядел на часы. — Домашнего задания сегодня не будет…

Оживление в классе.

— Давайте напоследок все вместе повторим наше Главное Правило. Три-четыре! «Если мы увидим…»

Тридцать голосов зазвучали одновременно — звонкие и хрипловатые, веселые и заунывные. Павлик вечно тянет безо всякого выражения: «Если мы-ы уви-идим…»

— «Если мы увидим существо, похожее на ГЕК, мы не будем с ним говорить! Мы не будем к нему подходить! Мы быстро пойдем и скажем Геннадию Евгеньевичу!»

— Молодцы, — он взял с подоконника большой медный колокольчик. — А теперь — отдыхать! И прозвенел звонок.

Дима

Меня зовут Дима, я истопник при школе, мне семнадцать лет. Сколько себя помню, мне всегда было семнадцать лет: я убираю в классах, ношу воду от колонки, готовлю ребятам горячие обеды. На последнем уроке, за минуту до звонка, из-за дверей класса несется Главное Правило: «Если мы увидим существо, похожее на ГЕК…»

Я видел существа, похожие на ГЕК. Их было много. Я был тогда Димой, истопником при школе, и мне было семнадцать лет. Один раз — в те времена Главного Правила еще не было — я пошел в лес за хворостом, зашел очень далеко и видел, как они приземляются.

Их машина, казалось, спалит весь лес, но потом от нее осталось всего лишь круглое пятно выжженной земли. Небольшое, пять шагов в диаметре. Я спрятался и видел, как открылась дверь и они вышли — существа, похожие на ГЕК, в костюмах с откинутыми шлемами.

Я убежал, потом вернулся. Я приходил туда день за днем; я уже понимал, что они не уйдут. Им нравилось здесь. Они хотели присвоить наш мир и наш лес.

Однажды существо, похожее на ГЕК, вышло из леса прямо к нашей школе. Я так испугался, что выронил метлу. Хорошо, что дети его не видели — они еще спали, потому что было раннее утро.

Существо ГЕК посмотрело на детей и на меня. Потом приложило палец к губам. Потом он ушел; я крался за ним. Я был очень смелый в то утро. Наверное, от отчаяния, что они заберут нашу школу.

Если бы я не крался, было бы гораздо лучше. Я подошел близко и все видел; существо, заходившее к нам в школу, смеялось и что-то рассказывало своим. Я думал, что нам конец, что оно рассказывает своим про нас.

Потом оно вытащило свое оружие и убило всех — за несколько секунд. Я так испугался, что у меня ноги вросли в землю. Он обернулся — и увидел меня.

Я даже не мог убежать. Он догнал меня в два прыжка и схватил. Он сказал: зачем ты смотрел? Я ничего не смог ему ответить. Он сказал: не бойся. Как тебя зовут? Я сказал: я Дима, я истопник при школе, но не только истопник, а еще и уборщик, и повар. Он сказал: пожалуйста, никому не говори, Дима, что ты видел. Очень тебя прошу.

Я понял — если я скажу, он убьет и меня.

Он

Вечером он развел костер для детей, они водили хороводы и ели поджаренный на прутиках хлеб. Прыгать через костер он не разрешил: мало ли. Костер большой, можно обжечься.

В полночь, когда все улеглись, он подтащил к кострищу складной стульчик и сел, глядя, как тлеют угли. Он любил смотреть на угли. Его успокаивало это зрелище.

Беспокойство приходило все реже. Беспокойство и чувство, что он что-то сделал не так. Нет, все спокойно; угли переливаются красным и сизым, и высоко в небе стоят неподвижные звезды.

Неслышно подошел Дима, горбун, служка при школе. Уселся рядом прямо на траву.

— Что же ты не спишь? Завтра рано вставать…

— Я люблю смотреть на угли, — сказал Дима. — И еще на звезды.

Он поднял глаза как раз в тот момент, когда небо перечертила еле заметная мерцающая полоса. Упал метеорит.

* * *

— Геннадий Евгеньевич! Геннадий Евгеньевич!

Алена и Света, красные от бега, бантики съехали набок:

— Геннадий Евгеньевич! Мы видели существо, похожее на ГЕК!

— Где?!

— За лесом, на поляне…

Он не станет сейчас спрашивать, кто разрешал им ходить так далеко.

— Оно было одно?

— Да!

— Оно вас видело?

— Нет!

— Точно?

— Точно-точно! Мы сразу спрятались и побежали!

— Молодцы, — он вздохнул с облегчением. — Быстро в школу. Соберите ребят. Скажите, я велел сидеть и ждать… Откройте шкаф, где пластилин и краски, лепите, рисуйте, но из класса чтобы ни ногой!

Они умчались.

* * *

Разведочный модуль. Значит, на орбите висит корабль. Значит, они все-таки собрали вторую экспедицию.

Двое в легких биологических скафандрах обернулись в ответ на его крик. Он бежал им навстречу, раскинув руки, будто желая обнять. Глаза слезились.

— Человек? Здесь?!

— Погодите, это из первой экспедиции…

— Я единственный, кто выжил! — Он остановился в нескольких шагах, не решаясь сразу подойти ближе. — Я Геннадий Ковтун, вы должны помнить списки…

— Боже мой! Вы остались без связи?:

— Без связи, столько лет! — Слезы текли по его щекам и застревали в усах. — Я не думал, не мог надеяться, что пришлют еще корабль…

— Что случилось с вами? — жадно спросил человек с нашивкой на рукаве, видимо, командир модуля. — Что стадо с первой экспедицией, почему оборвалась связь, почему никто не вернулся?

— Это все система, — сказал он с тоской.

— Система? — они переглянулись, решив, видимо, что во время робинзонады он повредился рассудком. — Что с ними случилось, с двумя десятками человек?!

— Вот что, — сказал он и вытащил пушку.

* * *

Горбун Дима опять прокрался следом. Проклятый дурачок. Что теперь с ним делать?

— Не убивайте меня, — Дима смотрел снизу вверх голубыми мутноватыми глазами, полными ужаса, и даже не пытался убежать. — Пожалуйста.

— Зачем ты пошел за мной?

— Я испугался…

— Дурачина, если ты боишься, надо сидеть в школе! Зачем ты пошел за мной?

— Пожалуйста, не убивайте меня!

— Да кто собирается тебя убивать. — Он сел и обнял парня за плечи. — Просто не говори никому. Они испугаются и огорчатся. Не скажешь?

Дима

В тот вечер мы опять сидели у костра. Я спросил: те, которых он убил сегодня, они были плохие?

Он сказал: нет. Они были хорошие. Каждый, сам по себе, был очень хороший, добрый и смелый человек.

Тогда почему ты их убил? — спросил я.

Он ответил: потому что они часть чужой системы, чужого устройства. Огромной чужой машины, которая сделана совсем по-другому. Если они узнают про нашу школу, сказал он, они присвоят ее и впустят в свой мир. Их мир растворит наш, как кислота растворяет яичную скорлупку. Тогда наша школа умрет, и не будет ни детей, ни звонка, ни бабочек.

Я признался, что ничего не понимаю. Я сказал, что он сам с виду такой же, как они; когда он рисовал для детей плакат — для Главного Правила, — он нарисовал на нем ГЕК, себя.

Он сказал, что я дурачок и не мне судить о сложных вещах.

Я спросил: почему тех, первых, он сам похоронил за лесом и иногда ходит на их могилы? Почему этих он положил обратно в их маленький корабль, и еще что-то положил, и корабль сам взлетел?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.