Глобальный треугольник. Россия – США – Китай. От разрушения СССР до Евромайдана. Хроники будущего

Винников Владимир

Серия: Коллекция Изборского Клуба [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Глобальный треугольник. Россия – США – Китай. От разрушения СССР до Евромайдана. Хроники будущего (Винников Владимир)

Предисловие

Авторы, разумеется, не претендуют на исчерпывающее и даже сколько-нибудь полное изложение политических событий начала XXI столетия от Рождества Христова. Тем более, эта книга — не попытка создать нечто вроде учебника истории или политологии. Мы просто попытались обобщить в отдельном издании некоторые ключевые публикации, которые выходили — и под нашими именами, и под нашими псевдонимами — на протяжении последних 23 лет, после уничтожения Советского Союза и перехода всего мира в качественно иное состояние. Мы весьма далеки от того, чтобы признавать эту новую реальность «концом истории», «однополярным миром» или Pax Americana, предпочитая именовать его «глобальным треугольником», основания для чего будут изложены ниже.

При этом, говоря о XXI веке, мы имеем в виду актуальный XXI век, который вовсе не совпадает с веком календарным, хронологическим. Такой подход — уже давно не новость для исторической науки, и завоевывает в ней всё большую популярность. Так, например, почти общепризнанно, что исторически «длинный» XIX век начался чуть ли не в 1775 году, с войны за независимость британских колоний в Америке, и уж точно — в 1789 году, с Великой Французской революцией, а закончился только через 125 лет, в 1914 году, с началом Первой мировой войны. Его можно назвать веком национальных революций.

В отличие от XIX-го, XX-й век оказался «коротким», с 1914 по 1991 год, и это был век, по сути единой мировой войны: сначала (1914–1945) — в двух «горячих» с небольшим промежутком между ними, а затем (1945–1991) — в более «холодной» модификациях.

Новое, начавшееся в 1991 году, XXI столетие, судя по всему, обещает стать эпохой глобального кризиса — кризиса всего способа бытия человечества в целом, для которого нынешний системный кризис в его финансово-экономической и технологической ипостасях выступает лишь одним из самых ярких, но далеко не самых важных проявлений.

В данной книге мы пытались рассмотреть не столько общие, сколько оперативные аспекты данного кризиса. А они определяются, безусловно, не на периферии, но в самом центре современного мира, который можно представить в виде «глобального треугольника», вершинами которого являются Соединенные Штаты Америки, Китайская Народная Республика и Российская Федерация.

Если США продолжают оставаться признанным информационно-финансовым, научно-технологическим и военно-политическим лидером человечества, а КНР к титулу самого населенного государства нашей планеты (свыше 1,3 млрд. человек) уже в начале 2000-х годов добавила статус «мастерской мира», то Россия — настоящая «кладовая мира», поскольку на её гигантской территории (включая шельфы морей и океанов) расположено, по разным оценкам, от четверти до трети всех запасов полезных ископаемых Земли, а кроме того — наследница «советской империи», что в данном случае не менее важно.

В рамках этого «глобального треугольника», скорее всего, и решится ближайшее будущее человеческой цивилизации. При этом остальные метарегионы планеты (Евросоюз, с особой ролью Великобритании как наследницы Британской империи, исламский мир, Латинская Америка, «чёрная» Африка, Индия и «жёлтая» Азия, включая Японию и Австралию) будут играть несамостоятельную — то есть вспомогательную и подчинённую роль.

Отсюда следуют два предварительных тезиса настоящей работы, которые с особой силой подтверждаются развитием нынешнего конфликта на Украине.

Во-первых, приоритеты внутренней и внешней политики РФ должны выстраиваться исходя из системно-динамической ситуации в этом «глобальном треугольнике»

А во-вторых, наша страна, будучи сегодня неотъемлемой системной частью такой структуры, получает доступ в определенные «окна возможностей», куда необходимо и желательно пройти, и «окна угроз», попадания в которые следует, напротив, избегать.

Авторы выражают искреннюю признательность Александру Агееву, Александру Анисимову, Сергею Глазьеву, Михаилу Делягину, Сергею Кара-Мурзе, Владимиру Овчинскому, Александру Савину и Андрею Фурсову, а также ныне покойным Борису Занегину, Александру Зиновьеву, Вадиму Кожинову и Борису Хореву за неоценимую профессиональную и дружескую помощь в подготовке этой книги.

Александр Нагорный, Владимир Винников

август 2014 года, Москва

Вместо вступления

Геостратегическая роль России на протяжении последнего столетия несколько раз критически изменялась — вместе со всей «архитектурой мира», или, вернее сказать, вместе с его «архитектоникой».

После Первой мировой войны и Великой Октябрьской революции Советская Россия, а затем и Советский Союз оказались фактически исключены из числа «великих держав», к которым, с некоторыми оговорками, всё же относилась Российская империя.

После Второй мировой войны СССР не только вышел из международной изоляции, но, благодаря Ялтинско-Потсдамским соглашениям, стал «второй сверхдержавой мира», лидером «мирового лагеря социализма».

Затем разрушение Советского Союза в результате «перестройки» и деградация Российской Федерации в ходе «рыночных реформ» 90-х годов снова поставили нашу страну на грань небытия.

То, что происходило с Россией на протяжении последней четверти века, на первый взгляд, не поддается никакому логическому объяснению. Сначала, при Горбачеве и Ельцине, крупнейшее по территории государство планеты, обладающее колоссальными природными богатствами, унаследовавшее от Советского Союза мощный экономический, военный и человеческий потенциал, как будто поставило своей целью попросту исчезнуть с лица Земли. Затем, в 2000–2008 гг., так же неожиданно для всех началось «путинское возрождение», в ходе которого риторика намного опережала практику, порой полностью отрываясь от неё — так происходило, например, с выдвижением концепции «энергетической сверхдержавы» или с реализацией «национальных проектов». Начало глобального финансово-экономического кризиса и падение цен на энергоносители заставило Российскую Федерацию закрепляться на том реальном социально-политическом и геостратегическом плацдарме, который оказался в её распоряжении после «величайшей катастрофы XX столетия», как охарактеризовал «национальный лидер» Владимир Путин уничтожение Советского Союза.

Частичное и неполное, но всё-таки восстановление в России системы государственно-монополистического капитализма после прихода к власти Владимира Путина снова вернуло Россию в ряды «великих держав».

Таким образом, очень условно, обозначая «гипердержавность» геостратегическим баллом 3, «сверхдержавность» — баллом 2, обычную «державность» — баллом 1 и «недержавность» — баллом 0, видимый исторический путь нашей страны с начала XX столетия можно представить в последовательности 1–0–2–0-1.

Китай начинал прошлое столетие в качестве полуколонии Запада, Японии и России, как поле столкновения интересов внешних и чуждых по отношению к нему сил. Только после Второй мировой войны ситуация начала меняться. Китай как соучастник разгрома «держав Оси» получил место постоянного члена Совета Безопасности ООН, а после 1979 года вступил в период бурного экономического развития, что позволяет ему уже сегодня претендовать на статус «второй сверхдержавы» современного мира. В той же последовательности видимый геостратегический путь Китая за последнее столетие можно изобразить как 0–0–1–1-2.

Наконец, Соединенные Штаты Америки уже после Первой мировой войны стали безусловной сверхдержавой, подтвердили и укрепили свой статус после Второй мировой войны, а после уничтожения СССР вообще заявили о своих претензиях на создание «однополярного мира» — хотя обе концепции достижения этой цели: информационно-финансовая, предложенная и реализованная «командой Клинтона» в 90-е годы, и военно-технологическая, предложенная и реализованная «кланом Бушей» в 2000-е годы, — в конечном итоге, продемонстрировали свою несостоятельность, в конечном итоге, создавая для Америки гораздо больше новых проблем, чем решая старые. Исторический путь для США за последнее столетие выражается рядом 1–2–2–3-2.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.