Взорвать прошлое! В«ПопаданецВ» ошибается один раз

Рыбаков Артем Олегович

Серия: Переиграть войну! [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Взорвать прошлое! В«ПопаданецВ» ошибается один раз (Рыбаков Артем)

Вступление

«Дорогая Герда!

…Да, тут я полностью отклонилась от темы. Итак, в столовой № 1 мы ждем утром до тех пор, пока шеф не придет из картографического кабинета (где, между тем, ему докладывают оперативную обстановку) на завтрак, который, попутно замечаю, состоит из чашки молока и тертого яблока. Он невзыскательный и скромный, да? Нам, девушкам, напротив, всего мало, и мы можем изменять меню — после того как мы съедаем выданную нам порцию (включая кусочек масла) во время символического обеда, чаще всего мы довольствуемся тремя порциями. Между делом шеф сообщает нам о новой обстановке. После, около часа ночи, мы идем на общее оперативное совещание, которое проходит снова в картографическом кабинете и где читают доклад либо оберст Шмундт, либо майор Энгель. Эти оперативные доклады чрезвычайно интересны. Сообщается о массах уничтоженных самолетов и танков противника (кажется, у русских их громадное количество, до сегодняшнего дня уничтожено более 3500 самолетов и более 1000 танков, в том числе — сверхтяжелых 40-тонных), продвижение войск прослеживается на картах и т. д.

Тут на самом деле становится ясно, с какой яростью сражаются русские. Была бы борьба один к одному, если у них было бы профессиональное руководство, но, слава богу, это не так. Исходя из приобретенного до сих пор опыта, можно сказать, что это борьба против диких зверей. Когда спрашиваешь себя, почему так мало взято в плен, надо знать, что русских подстрекали комиссары, которые рассказывали им о нашей „бесчеловечности“, которую они почувствуют, оказавшись в нашем плену. Им приказано защищаться до последнего, а если потребуется, даже стреляться! Так и происходит, как, например, под Ковно: русский пленный, через которого немецкие солдаты предлагали русским, находящимся в бункере, сдаться, был застрелен самим комиссаром, который был в том бункере, поскольку он пошел на это посредничество. После личный состав подорвал весь бункер. Таким образом, они считают, что лучше умереть, чем сдаться.

Каждому подразделению придавался комиссар ГПУ, которому подчиняется даже командир. Остается дикая толпа, брошенная руководством. Они первобытные, но воюют упрямо, что также таит в себе опасность и приведет к еще более ожесточенным боям. Французы, бельгийцы и т. д. были умны и прекращали борьбу, когда понимали ее бесперспективность, но русские воюют, трясясь от страха, что что-то случится с их семьями, если они сдадутся в плен, — в любом случае им так безумно продолжали угрожать из Москвы…

28 июня. Твоя К. Ш.» [1]

Фельдфебель Лео Валь считал, что ему и повезло и не повезло одновременно: конечно, мечта детства сбылась, и он — пилот военной авиации. С другой стороны, он не орденоносный герой-истребитель, не сокрушающий врага огнем и сталью пилот бомбардировщика, а просто летчик-наблюдатель, да еще и не командир экипажа. Хотя многие знакомцы Лео по летному училищу, попавшие в истребители или ставшие пилотами грозных «штук», приняв на грудь, частенько говорили ему: «Повезло тебе — собьют не скоро!»

И начальство Лео ценило: не только наградило крестом первого класса, но отправило в этот важный, хоть и безопасный вылет.

А то! Далеко не каждый экипаж достоин сопровождать самого рейхсфюрера Охранных отрядов!

Полет был запланирован как учебно-боевой, только пошедшие в войска новые разведчики-корректировщики следовало как можно быстрее пустить в дело. Новый «Фокке-Вульф» [2] Лео нравился: гораздо комфортнее старого «стодвадцатьшестого» «Хеншеля», [3] и вооружение мощнее — есть чем отбиться от истребителей.

Командование, учитывая, что скорость пусть нового, но все равно тихоходного, по меркам воздушного боя, «стовосемьдесятдевятого» в несколько раз превосходит скорость колонны на земле, решило, что экипаж будет работать в режиме челнока — от Барановичей до Слуцка, обратно, снова к Слуцку, а оттуда уже к Минску. Задачи, поставленные командиром экипажа обер-фельдфебелем Хаусдорфом перед фельдфебелем Валем (обычно, конечно, командовал именно летчик-наблюдатель, но поскольку полет считался учебно-тренировочным, то и расклад здесь был несколько другой), были, конечно же, несколько шире, нежели простое сопровождение колонны, им попутно поручили высматривать остатки войск большевиков, блуждающие по лесам. Правда, сам Лео считал эту часть задания глупой блажью начальства — ну какие остатки большевиков, скажите на милость, если красных выбили отсюда месяц назад? А до рези в глазах всматриваться в зелень леса, надеясь разглядеть пару-другую горемык, прячущихся по кустам? Нет уж, увольте!

Сейчас же «Фокке-Вульф» летел назад, чтобы, встретив колонну, сопроводить ее до Минска. «Еще десяток километров и на разворот!» — подумал Валь, бросив взгляд вниз.

«Все в порядке! Вон — мотопатруль, расположившийся на перекрестке, а вот еще один…»

По правде говоря, Лео уже немного подташнивало от вида медленно проплывающих под крылом лесов и болот, вот корректировка артогня — совсем другое дело! Точный расчет, все внимание сосредоточено на цели, да и осознание того, что ты делаешь нужную и важную работу, бодрило…

— О боже! — внезапно раздался в наушнике голос пилота. — Что это там впереди? Всем внимание! Шульц, готовь пулеметы!

Лео перевел взгляд вперед по курсу движения — километрах в трех от них над лесом вставало плотное облако пыли и дыма! «Метров триста, а то и все четыреста длиной, — отметил про себя Лео, и тут же пришло осознание большой беды: — Там же колонна рейхсфюрера!»

Глава 1

«Генерал-майору Штоку, начальнику отдела III Верховного командования Сухопутных войск

В связи с убылью автомобильного транспорта прошу направить в мое распоряжение 300 повозок Hf-1 и 300 повозок Hf-2. В противном случае вероятна ситуация с ухудшением снабжения войск армии.

11.08.1941. Начальник службы снабжения 531 оберст-лейтенант Хаусхофф».

«Командиру Кавалерийской бригады СС штандартенфюреру СС Фегелейну.

Срочно.

Секретно.

Ускорьте, насколько это возможно, передислокацию бригады в указанные ранее районы.

11.08.1941. Начальник полиции безопасности Бригаденфюрер СС и генерал-лейтенант полиции Артур Небе».
ДИРЕКТИВА НКГБ СССР № 168 О ЗАДАЧАХ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ В УСЛОВИЯХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

1 июля 1941 года

Нападение фашистской Германии на Советский Союз продолжается. Целью этого нападения является уничтожение советского строя, порабощение народов Советского Союза и восстановление власти помещиков и капиталистов.

Наша Родина оказалась в величайшей опасности.

Органы НКГБ, каждый чекист в отдельности обязаны приложить все силы для беспощадной расправы с ордами напавшего германского фашизма.

Наркомам государственной безопасности республик, начальникам УН КГБ краев и областей, в первую очередь находящихся на военном положении, необходимо всю свою работу подчинить интересам борьбы с наступающим врагом и его агентурой внутри СССР.

Чекистский аппарат, как гласный, так и секретный, должен быть подготовлен для активной борьбы с врагом в любых условиях, в том числе в подпольных.

В этих целях приказываю немедленно приступить к осуществлению следующих мероприятий:

1. Весь негласный штатный аппарат НКГБ, сохранившийся от расшифровки, подготовить для оставления на территории в случае занятия ее врагом для нелегальной работы против захватчиков.

Аппарат должен быть разделен на небольшие резидентуры, которые должны быть связаны как с подпольными организациями ВКП(б), так и с соответствующими органами НКГБ на территории СССР.

Способы связи (радио, шифры, оказии и пр.) должны быть заблаговременно определены. Перед резидентурами поставить задачу организации диверсионно-террористической и разведывательной работы против врага.

2. Из нерасшифрованной агентурно-осведомительной сети также составить отдельные самостоятельные резидентуры, которые должны вести активную борьбу с врагом.

В резидентуры как штатных негласных работников НКГБ, так и агентурно-осведомительной сети нужно выделять проверенных, надежных, смелых, преданных делу партии Ленина — Сталина людей, умеющих владеть оружием, организовать осуществление поставленных перед ними задач и соблюдать строжайшую конспирацию.

3. В целях зашифровки этих работников необходимо заранее снабдить их соответствующими фиктивными документами, средствами борьбы (оружие, взрыввещества, средства связи и т. д.).

4. В отдельных случаях допустим перевод на нелегальное положение и гласных сотрудников органов НКГБ, но при условии обеспечения тщательной зашифровки этого мероприятия в каждом отдельном случае.

Сотрудники НКГБ, как правило, на нелегальное положение должны переводиться в местностях, где они мало известны населению.

5. Также заблаговременно необходимо подготовить для упомянутых выше резидентур и отдельных работников-нелегалов соответствующие конспиративные квартиры и явочные пункты, должным образом зашифрованные.

6. В качестве одного из методов зашифровки агентуры, оставляемой на занятой врагом территории, практиковать фиктивные аресты и заключение в тюрьму якобы за антигосударственные преступления отдельных влиятельных агентов, осведомителей.

Повторяю, при разработке этих мероприятий учтите необходимость соблюдения строгой конспирации, тщательного инструктажа лиц, переводимых на нелегальную работу, и всесторонней разработки форм и методов борьбы с врагом.

7. В качестве основной задачи перед работниками НКГБ, переводимыми на нелегальное положение, необходимо ставить задачу по организации совместно с органами НКВД партизанских отрядов, боевых групп для активной борьбы с врагом на занятой им территории СССР.

8. В процессе повседневной текущей работы органы НКГБ-УНКГБ обязаны оказывать всемерную помощь Красной Армии в ее борьбе с наступающим врагом своей активной неутомимой работой по разведыванию сил противника, оказанию всемерного противодействия его продвижению и успеху, осуществлению связи частей Красной Армии с командованием и истреблению проникающих на нашу территорию диверсантов.

9. Сотрудники органов НКГБ обязаны помнить о необходимости максимального повышения своей революционно-чекистской бдительности, беспощадно бороться со всякими проявлениями контрреволюционных элементов, обеспечивая наблюдение за бдительной охраной важнейших предприятий нашей социалистической промышленности, сельского хозяйства, железных и шоссейных дорог, мостов, электростанций, телефонно-телеграфной связи, материальных складов и т. д.

10. В случае вынужденного отхода частей Красной Армии работники органов НКГБ обязаны до последней минуты оставаться на своих боевых постах в городах и селах, борясь с врагом всеми возможными способами до последней капли крови.

Эвакуироваться можно только с последними частями Красной Армии, приняв предварительно необходимые меры к проверке, насколько тщательно уничтожено на занимаемой противником территории СССР народное достояние (фабрики, заводы, склады, электростанции и все, что может оказаться полезным врагу в его борьбе с советским народом), подготовив и полностью осуществив мероприятия, изложенные выше.

Каждому чекисту надо твердо помнить, что в захваченных врагом районах необходимо создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу и срывать все их мероприятия.

В дополнение данных вам ранее директив № 127 и 136 предлагаю немедленно приступить к организации работы, предусмотренной настоящей директивой, и о принятых мерах доложить НКГБ СССР.

Нарком госбезопасности СССР Меркулов
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.