Сага о Великой Степи

Аджи Мурад

Серия: Великие империи [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сага о Великой Степи (Аджи Мурад)

В оформлении обложки использована картина Н. Рериха Голубиная книга (Помин о четырех королях). ОГБУК «Смоленский государственный музей-заповедник».

Мурад Эскендерович Аджиев (род. 1944) – географ, писатель, кандидат экономических наук, доцент, автор концепции Великого переселения народов, зародившегося на Алтае.

Более 20 лет посвятил исследованию предшественницы Руси – степной державы Дешт-и-Кипчак.

От редактора

Этой книги не должно было быть. Ведь волею обстоятельств автор поставил точку в своем творчестве в 2010 году, когда написал «Без Вечного Синего Неба» – труд, завершающий многолетние исследования. Восстановив правду об униженной России, он вернул людям память, а сам тяжело заболел.

От той болезни нет лекарств и нет врачей. Тоска по Родине, ностальгия, или «болезнь несбывшихся надежд». Мир становится чужим, а на чужбине умирают при жизни – сгорая в огне собственной памяти.

Но случилось чудо. Отмечая 70-летие писателя, издательство ACT выпустило юбилейные сборники: «Азиатская Европа», «Полынный мой путь», «Великая Степь. Приношение тюрка», «История тюрков. Такими знали нас», в них вошли книги разных лет.

И к автору вернулась надежда, желание работать. Итогом этого стало издание «Саги о Великой Степи. Очерков нашей истории», которые вы держите в руках. Книга продолжает разговор о парадоксах и тайнах Истории.

Своим неравнодушием писатель увлекает даже самых равнодушных к истории людей, потому что говорит не об истории – о жизни. Забытой жизни целого народа. Потерянного народа. Нашего народа!

Рождение саги, иди моя «фолк-хистори», горькая, как полынь. Разговор с читателем

Тюрки творили историю Европы,

и они же переписывали ее

Мурад Аджи – человек, известный в тюркском мире, ваши книги очень популярны. Скажите, что такое история?

И почему вы, географ, увлеклись ею?

– Буду откровенным, мне интересна не история, а уроки, которые извлекаются из нее, ибо «опыт учит», говорили древние пророки и мыслители.

Чем дольше жил я на белом свете, тем больше убеждался: российские историки, начиная с Итищеваи Карамзина, лакировали прошлое, желая выставить его в лучшем свете. «… Где пятна грязи – выведут, затрут, где крови не отмыть – ее закрасят. И чистое чело обезобразят, и лоб преступный нимбом обведут», – сказал поэт об их удивительном творчестве.

Но надо заметить, «лакировка» Времени – не российское изобретение, отнюдь, во все эпохи, у всех народов историография представляла собой зрелище весьма постыдное, с точки зрения факта, потому что факты отбирались политиками, «летописцы» лишь обслуживали их выбор. Историю, как известно, пишут победители… анализом прошлого они не занимаются. Именно анализом!

Такова традиция. Вот почему многие страницы из жизни человечества забыты или искажены… Проку от «истории», которой потчуют нас со школьной скамьи, мало. Можно обмануть себя, можно обмануть других, но ради чего?.. Когда опыт не учит, слова даже самого высокого патриотизма становятся лукавыми.

Знание прошлого, с моей точки зрения, позволяет реально оценивать настоящее и будущее, потому что Время неразрывно: вчера продолжается сегодня. И будет жить завтра! На этой истине строится мировоззрение буддизма, самой миролюбивой религии на планете. И не только буддизма.

Незнание себя, своих корней (а значит своих возможностей!) привело российский народ к печальному результанту: в самой богатой стране теперь живет самый нищий народ. С XVII века реформируют Россию, людям меняют память. Нормальный человек уже не понимает смысла реформ, тем не менее их проводят. Хотя только слепой не заметит, после каждой реформы становилось хуже… В итоге у нас годы подряд смертность превышает рождаемость, особенно у русских. Какое будущее у страны, где вымирает народ? Надо ли объяснять?

Мало кто знает, что модель, по которой написали свои исторические труды Карамзин, Соловьев, Рыбаков, разработали иезуиты.

У нас из года в год растет преступность, власть коррумпирована, мошенничество царствует в обществе, людей убивают днем, в центре Москвы… Какое будущее у страны, у которой нет достоинства и чести? Нет национальной идеи, нет истории, нет культуры, потому что символом России во всеуслышание назван Александр Невский – «человек-вымысел», его подвиги беззастенчиво придуманы. Он – литературный герой, что-то вроде Дон Кихота, только с отрицательным знаком… Какое будущее у страны, которая не знает даже своего прошлого?

Радостных перспектив не вижу потому, что не вижу сегодня ни одного нового писателя, поэта, композитора, ученого, словом, культурного человека, который чувствовал бы общественное мнение, защищал бы его. Их действительно нет Реформами страна истощает себя, прожигая людские запасы, новых социальных ценностей не создает. Образованность общества падает, культура мельчает…

Сознавать это больно, потому что это – моя родина, я здесь родился, живу, работаю. Такова реальность.

Памятник Карамзину и первым семи томам его «Истории». Усадьба Остафьево. Московская область

Хочется найти светлое слово, а его нет.

Мы не способны даже на оценку своего настоящего, не говоря о будущем, а почему? Потому что у России «лакированное» прошлое, в нем нечему учиться, опыт предков канул в небытие… Мы остались ни с чем, словно в виртуальном мире, где одна пустота.

Мало кто знает, что модель, по которой написали свои исторические труды Карамзин, Соловьев, Рыбаков, разработали иезуиты. Яков Брюс внедрял ее в умы россиян – откуда и как появилась его «Кабинетная летопись», никто не знает, но именно она стала лекалом для остальных. По ней уже три века пишут историю России.

Под руководством Брюса первый русский историк Василий Татищев в XVIII веке создал фундаментальный труд «История Российская с самых древнейших времен», где воплотилась в плоть и кровь точка зрения Рима, а логика и факты пришли в вопиющее противоречие. Иезуиты посеяли на страницах наших книг незнание, оно и не позволяет отделить зерна от плевел. Так в обществе укреплялось беспамятство.

Яков Брюс. Его слову не перечил даже царь

Концепция «Истории…» Татищева вульгарно придумана. Против нее, вернее против иезуитского вторжения в русскую жизнь, восстал Михаил Васильевич Ломоносов, но его труд не напечатали – зачитали. Он бесследно исчез, как исчезло многое из прошлого России.

Были потеряны не века, а патриархальные тысячелетия. Самые выдающиеся. Иезуиты их просто обрубили, придумав IX век, Киев, славян и бессвязную «историю» Киевской Рун. Стараниями врагов, вольных и невольных, ушло из обихода упоминание о державе, предшествовавшей Руси, которую называли Дешт-и-Кипчак.

Эта держава и есть наша Родина! Она простиралась от Байкала до Атлантики, была самой могущественной страной в мире, ей платили дань Западная Римская империя, Византия, Китай… Но кто из российских историков внятно сказал о ней? Никто.

А Лев Николаевич Гумилев? Он же говорил о Великой Степи.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.