Йо-хо-хо, и бутылка рома

Гё Жаклин де

Жанр: Фэнтези  Фантастика    2012 год   Автор: Гё Жаклин де   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Йо-хо-хо, и бутылка рома (Гё Жаклин)

Верёвки стравили, и очередная бочка с ромом брякнулась на дно шлюпки.

— Всё! — крикнули с корабля. — Больше ничего тебе не дадим! Греби к берегу, урод!

Йорик поспешно взмахнул вёслами, и шлюпка двинулась прочь от шхуны к островку с выразительным названием Сундук Мертвеца. Пираты издевательски махали ему с палубы. А потом корабль уплыл, а Йорик остался.

На берегу он разгрузил лодку. Ящики, бочки… Капитан сказал: «Это будет суд милостью Божьей! Не давать ему с собой ни еды, ни воды! Обратно пойдём — глянем, что с ним стало. Помрёт — туда и дорога, выживет — значит, Бог простил…Тогда, так и быть, возьму его обратно. Рому, так уж и быть, дайте ему столько, сколько в лодку войдёт — мы же не звери…»

— Хреново… — задумчиво сообщил Йорик лежавшим на песке черепахам. — Ну чо, надо выпить…

Стемнело. Йорик лежал под пальмой, лениво прихлёбывая из бутылки. Перед ним весело трещал маленький костёр.

— У-ху!!! — громко крикнул кто-то, прыгая с пальмы прямо в пламя. Йорик с вялым интересом смотрел, как корёжится в огне маленькая вёрткая фигурка, испуская крики боли и ужаса.

— Уй, горячо! Ай, как больно! Блииииин, да что же это такое!

— Вылазь оттуда, надоел, — посоветовал Йорик.

Из огня выбрался на песок покрытый копотью ящерок.

— Извините, — пристыженно сказал он. — Я не хотел вас обеспокоить. Просто здесь никто никогда раньше не разводил костёр, и у меня не было случая проверить, могу ли я сгореть заживо… Я увидел огонь и решил попытать счастья.

— Попытал?

— Да, — ящерок безнадёжно махнул лапкой. — В огне я тоже не горю…

— Ты кто, саламандр?

— Нет, я Гильермо, — печально представился незваный гость. — А могу я узнать ваше имя?

— Ну, Йорик меня зовут… А чего это ты со мной всё на «вы»?

— Извините, — развёл лапками Гильермо, — я получил очень старомодное воспитание. Не могу вот так сразу на «ты» с незнакомым… существом. А могу я спросить, что вы тут делаете?

— Бухаю на природе, не видишь, что ли…

— Вам нужна какая-нибудь помощь?

— Да нет, — пожал плечами Йорик. — Я и один всё выпью.

— Нет, вы не понимаете! — заволновался ящерок, подбегая к Йорику. — Мне обязательно надо исполнить хотя бы одно ваше желание!

— Зачем? — не понял тот. — У меня и так полно бухла!

— Но вам же нужно что-то ещё? Вода, еда, одежда?

— Одежда у меня есть.

— Одни штаны, да и те грязные?

— Чего это они грязные? — обиделся пират. — Их, кроме меня, никто не носил! Да кто ты вообще такой, чего привязался?!

— Я Гильермо, — терпеливо повторил ящерок. — Я вас очень прошу, дайте мне сделать для вас хоть что-нибудь! Мне надо снять с себя чары!

— Какие, на фиг, чары?

— Чары, которые на меня наложила эта, извините за выражение, стерва. Понимаете, моя бывшая жена была ведьмой…

— А что, ящерица тоже может быть ведьмой? — с проблеском интереса спросил Йорик.

— Любое существо женского пола может быть ведьмой, — убеждённо сообщил Гильермо. — А моя ещё и готовить не умела. И вот однажды утром я не выдержал и сказал, что её еда — полное оно.

— Так и сказал?

Гильермо убито кивнул.

— И что твоя жена?

— Сказала: «Я исполняла все твои желания, а тебе моя жратва не нравится?! Да чтоб ты больше не мог ни есть, ни пить, ни даже сдохнуть, пока сам не исполнишь чьё-нибудь желание!» И вот я живу уже две тысячи лет, потому что на этом проклятом острове никого нет! Одни черепахи, а у них никаких желаний отродясь не было!

— Ну, ты сам нарвался, — сказал Йорик, теряя интерес к ящерку. — Кто ж бабам с утра пораньше такую фигню говорит…

Гильермо обежал костёр и умильно заглянул в глаза Йорику.

— Послушайте, а может, вы всё-таки чего-нибудь хотите?

— He-а, ничего не хочу… Пить будешь?

— Ну что вы, — укоризненно взглянул Гильермо. — Я же вам сказал — ни есть, ни пить…

— Толку с тебя… — Йорик сделал большой глоток и прикрыл глаза. — Ладно, раз не пьёшь, вали тогда отсюда, не мешай…

* * *

И потянулись приятно-одинаковые дни. Йорик пил ром, иногда заедая его черепашьими яйцами и печёной рыбой. Раз в день появлялся Гильермо, проверял, не появилось ли у пирата каких-нибудь желаний. Желаний не было, и ящерок в отчаянии опять пытался покончить с собой — как всегда, безуспешно. Так что жили они дружно, весело, на скуку не жаловались.

Как-то раз, возвращаясь с берега с уловом, Йорик увидел Гильермо, висевшего в петле из лианы на ветке какого-то куста. Ящерок хрипел, дрыгал лапками и раскачивался из стороны в сторону.

— Висишь, чешуёк? — понимающе спросил Йорик.

Гильермо придушенно кивнул.

Йорик разрезал петлю ножом.

— А если б я другой дорогой пошёл?

— Висел бы, пока лиана не сгниёт, — со знанием дела объяснил вечный мученик. — Так уже было.

— А если было, чего опять полез?

— Ну, вдруг оно уже выветрилось, заклятье-то… всё-таки две тысячи лет…

— Понятно. Слушай, а вы, ящерицы, пьёте только воду?

— Естественно, — вздохнул Гильермо. — Мы же рептилии.

— Так может, твоя баба только на неё запрет наложила?

— Не знаю, — неуверенно сказал Гильермо.

— Ну так пошли, проверим, — предложил Йорик. — А то я заколебался уже один бухать. Как-то стрёмно…

Через полчаса совершенно пьяный Гильермо говорил заплетающимся языком:

— Йо-рррик…ик! Ты знаешь, кто ты? Ты гений!!! Нет, не спорь! Ты — гений!

— А я чего, спорю, что ли? Гений так гений… Ни хрена ты пить не умеешь, чешуёк, — с четырёх яичных скорлупок так ужрался… Ладно, потренируем…

* * *

Так у Йорика появился собутыльник. По вечерам они сидели на самом краю выступавшего в море высокого утёса, а вокруг них в душных тропических сумерках двоились и троились яркие южные звёзды. Беседы их были полны задушевности и понимания.

— А почему женщин нельзя критиковать по утрам? — спрашивал Гильермо.

— Нам этого не понять, чешуёк, — философски цедил сквозь бульканье Йорик. — Мы на бигудях не спали…

После шестой скорлупки ящерком обычно с новой силой овладевало желание проверить, не истёк ли у его проклятья срок годности. Он бросался с утёса вниз на острые камни и не разбивался. А Йорик откидывался на спину и с интересом наблюдал, как в чёрном бархатном небе то встаёт на хвост, то валится на брюхо Большая Медведица.

Но вот однажды на горизонте появилась тёмная точка.

— Йорик, смотри! — потянул пирата за штаны Гильермо. Тот повернулся. Точка росла, медленно принимая знакомые очертания корабля.

— Блин… — помотал головой Йорик. — Они и правда решили зайти сюда на обратном пути…

— Это что, за тобой?!

— Ну да… Давай, что ли, посошок?

— Тамбовский волк тебе посошок! — яростно выкрикнул Гильермо, отпихивая протянутую скорлупку. — Тупой, невежственный, бесчувственный пень!

— Ты чего, чешуёк? — опешил пират. — Перегрелся?

— Нет, блин, замёрз! Ты сидел здесь, на этом острове, не знаю сколько дней, ты мог загадать тысячу, нет, миллион желаний и избавить меня от опостылевшей вечной жизни! Но ты такой примитивный ленивый ублюдок, что у тебя не хватило фантазии даже на одно! А теперь ты уедешь, и я опять останусь здесь один, и это будет ещё хуже, чем раньше!

— Почему хуже-то? — спросил ошарашенный Йорик.

— Потому что я привык к тебе, чёртов алкаш! — выкрикнул Гильермо и бросился с утёса.

Пират свесил голову вниз и крикнул вдогонку:

— А чего это я алкаш-то?! Вместе ж бухали!

* * *

Гильермо не стал смотреть, как уезжает Йорик. Он бродил в кустах до самого заката. Только с наступлением сумерек решился он выйти опять на берег.

На месте костра было чёрное пепелище. На стволе пальмы вкривь и вкось острым пиратским ножом были вырезаны слова:

ЭТА

НИ

ПАТАМУ

ЧТО Я

ТУПОЙ

ПРОСТА

Я

НИ

ХАТЕЛ

ЧТОП

ТЫ

УМИР

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.