Пламенем испепеленные сердца

Карбелашвили Гиви

Жанр: Историческая проза  Проза    1986 год   Автор: Карбелашвили Гиви   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пламенем испепеленные сердца (Карбелашвили Гиви) Роман

От автора

Кем-то из народных мудрецов сказано: лучше уговор на пахоте, чем распри в страду. Потому-то я хотел бы предпослать моему роману несколько слов, чтобы кое о чем договориться с читателем заранее.

Первое и главное — перед читателем роман, созданный на исторической основе, а не история, преподнесенная в форме романа. Роман не претендует на хронологическую последовательность и научную точность, ибо автор не ставил перед собой такой цели. Историческая наука — это одно, художественное произведение — другое. По моему глубокому убеждению — да и не только по моему, — художественное произведение на историческую тему начинается там, где, собственно, кончается история.

Правда, в последнее время в грузинской литературе возникли новые формы исторической прозы, исторического романа, но у их авторов свои цели и средства, у моего романа — свои.

Несмотря на вышесказанное, описанные в романе события политической и государственной жизни взяты из истории Грузии и охватывают почти полувековой период царствования Теймураза I, хотя это отнюдь не означает, что последовательность изложения событий, их перспектива в точности совпадает с каким-либо сложившимся курсом или учебником или же с теми или иными представлениями о прошлом Грузии, взглядами на того или иного деятеля описанного времени. Кстати сказать, сами исторические источники и существующая научная литература нередко по-разному трактуют одни и те же события и порой весьма спорны в смысле фактической точности. Более того, летописи и хроники нередко обходят молчанием или оставляют без разъяснений множество исторических фактов и событий. Поэтому в романе есть эпизоды, подтверждения которым вы не найдете ни в одном документе, рядом с известными в истории лицами живут и действуют вымышленные персонажи.

Все это, разумеется, не означает, что в романе искажена действительность. Историческое повествование, конечно, не должно вносить диссонанс в дела давно минувших дней, искажать дух политической и социальной Жизни взятого периода, но при этом нельзя не считаться и с правами авторского воображения, диктующего героям те или иные шаги, поступки, мысли, если они соответствуют правде описанного в романе отрезка истории.

И вторая важнейшая оговорка: если в романе не всегда точно соблюдается хронологическая последовательность исторических событий, то каждый узловой момент или реальный исторический факт, связанный с деятельностью главных героев романа, непременно опирается на историю.

Необходимо также пояснить негрузинским читателям следующее: с XIII века в Грузии начались бедствия, началась эра падения, чуть ли не исчезновения грузинской государственности с лица земли. Татаро-монгольские нашествия раздробили, превратили государство в мираж, разрушили экономику, подавили культуру… Не успели грузины оправиться от татаро-монгольских нашествий, как Восточную Грузию прибрала к рукам и обложила тяжелыми пошлинами шахская Персия, а Западную Грузию — султанская Турция.

Негрузинскому читателю романа необходимо знать и то, что территория Грузии разделена Лихским хребтом на две части: Восточную и Западную Грузию. В описанный период в Восточной Грузии было два феодальных царства — Картлийское (со столицей в Тбилиси или Гори) [1] и Кахетинское (со столицей Греми, превращенной шахом Аббасом в руины, а затем — Телави). В Западную Грузию входило одно царство — Имеретинское (со столицей Кутаиси) и три княжества — Гурийское, Мингрельское и Абхазское. Главными героями романа являются Теймураз и его мать Кетеван — правители Кахети.

Лейтмотив романа — начало русско-грузинских отношений, повествование о тех истинно патриотических акциях, которые предпринимали царь Теймураз I и его мать, царица Кетеван, во имя спасения отчизны. Их преданность вере и идее спасения Грузии именно с помощью единоверной России стала тем магистральным путем, в начале которого стоял кахетинский царь Александр и по которому твердо пошел вслед за ним Теймураз, его внук, пожертвовавший во имя этой идеи матерью, тремя сыновьями и собственной жизнью.

Традиционный путь, которым шли многие правители Грузии — спасение страны на основе разногласий между шахской Персией и султанской Турцией, — был явно несостоятельным и безнадежным. Без активного сопротивления экспансии двух тираний грузинский народ не смог бы избежать физического уничтожения.

Оценивая личность Теймураза как политического деятеля, и поэта тоже, нельзя согласиться с теми, кто слишком узко, без учета перспективы, рассматривал его деятельность и не смог оценить по достоинству стремления кахетинских деятелей к союзу с Россией как к единственному средству спасения нации. Людей, не понимавших, упрямо не желавших понять эти патриотические устремления, было в те времена больше чем достаточно…

Нельзя без глубокого уважения сейчас относиться к тем далеким нашим предкам, которые, не щадя себя, жертвовали всем ради сближения Грузии с Россией. Ценою этих неисчислимых жертв была спасена Грузия.

Да, путь на север был тяжелым и долгим и вызывал гнев и ярость непримиримого врага, а отнюдь не «доброго соседа», каковым временами прикидывался и каковым считали его иные — в том далеком прошлом у Грузии был один «добрый сосед», преданный соратник в борьбе с персами и османами — многострадальный армянский народ.

Автор далек от идеализации политики царской России. Более того, в романе ясно показываются ее захватнические устремления, но только внутренняя слепота может помешать писателю или критику отличить султанскую или шахскую политику по отношению к Грузии от политики царского самодержавия. Основной целью первых было перерождение грузинского народа, его порабощение и насильственное обращение в свою веру — магометанство. А если это не удавалось, пользовались вторым испытанным способом — выселением грузин и заселением их исконных земель другими народами и племенами. Был еще и третий путь перерождения народа, когда масса людей вместе с землей предков отсекалась от родины и переходила под власть султана. Спасти эту отторгнутую часть Грузии — Аджарию — удалось опять-таки с помощью России, и только России, спустя столетия.

Грузинский народ не мирился ни с одним из способов порабощения и продолжал бороться, хотя борьба эта стоила ему нескончаемого кровопролития и угрожала национальной катастрофой. Экспансионизм же самодержавия не ставил целью уничтожение нации. Более того, хотел царизм этого или не хотел, великая Россия на грузинскую землю принесла прогресс.

Если начиная с XIII века экономика, культура и просвещение в Грузии были на грани упадка (в конце XVII века лишь единицы из княжеских отпрысков получали примитивное домашнее образование), в XIX веке после присоединения к России грузинский народ получил возможность развивать свою древнюю культуру, приобщаться ко всему передовому. Мудрость Александра, дальновидность и твердость Теймураза и самопожертвование Кетеван заложили основу спасения нации от физического истребления, возвращения страны на путь экономического и культурного возрождения.

Да, русская культура, русский язык открыли бескрайние просторы способностям и талантам грузинского народа. Вот что писал родоначальник грузинской педагогической науки, великий сын Грузии Якоб Гогебашвили:

«Знание русского языка — огромное благо для каждого кавказца, ибо он предоставляет им возможность быть равноправными гражданами великого государства, впитать в себя богатую русскую культуру и чувствовать себя в огромной родине так, как в собственном доме».

Именно благодаря титаническим усилиям, сопряженным с муками и страданиями, Теймураза и Кетеван, благодаря мудрости и неустанным стараниям лучших представителей последующих поколений, было достигнуто русско-грузинское единение, которое положило конец бесчисленным бедам Грузии, в результате чего уже в начале XIX века были заложены основы возрождения грузинского театра, начала грузинской прессы, оживления издательского дела. На почве сближения с русской культурой выросла блестящая плеяда мыслителей, во главе которой стояли Илья Чавчавадзе, Акакий Церетели, Важа Пшавела, Григол Орбелиани, Александр Чавчавадзе и другие. Логическим следствием борьбы и мук великих предков было зарождение научной мысли, у колыбели которой стояли Якоб Гогебашвили, Нико Николадзе, Иванэ Джавахишвили, Андро Размадзе, Петрэ Меликишвили, Дмитрий Узнадзе и многие другие, подготовившие впоследствии почву для создания первого грузинского научно-педагогического храма — Тбилисского университета.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.